+14°C
USD 74,60 ₽
Реклама
Архив новостей

"Белый волк ведёт его сквозь лес..."

Журнал "Казань", № 8, 2013

Премьера очередной национальной оперы, без преувеличения, тянет на историческое событие. Так повелось ещё со времён Глинки, представившего на сцене петербургского Большого театра свою «Жизнь за царя», в которой Михаил Иванович сумел помножить условности западного жанра на сугубо отечественный драматизм сюжета. Первые же «ласточки» татарского оперного искусства и вовсе становились событиями едва ли не политическими, знаменовавшими определённый уровень достижения национальной культуры. Поэтому ожидание новой оперы молодого композитора Зульфии Рауповой «Белый волк», естественно, было сопряжено с интересом и пристрастием.

Новое музыкальное детище родилось в дни Универсиады. Свидетелем тому была многотысячная толпа зрителей у здания Дворца земледельцев, ставшего сегодня с лёгкой руки идейного вдохновителя проекта Александра Сладковского естественной декорацией оперных оупен‑эйров. В этом плане маэстро стоит отдать должное - давно с завистью наблюдала по каналу «Культура» открытые концерты Берлинского филармонического оркестра в лесном театре Вальдбюне с участием «нашей» Анны Нетребко, Пласидо Доминго и иже с ними. И постановка нового оперного спектакля на открытом воздухе, безусловно, не просто шаг навстречу пуб­лике, но и верный промоутерский расчёт. Друзья из Бельгии, гостившие во время Игр в Казани, были немало удивлены: оркестр - на сцене, действующие лица все одновременно присутствуют на подмостках, минимум декораций. «Интересная концепция»,- заметил европеец Эрик, не обделённый у себя на родине плодами творческих экспериментов. «Концепция» в действительности объяснялась, как вы понимаете, возможностями концертного исполнения. Композитор поделилась, что изначально постановка замышлялась в духе итальянского площадного театра дель арте, подразумевая под этим прежде всего её мобильность. То есть требовалось совместить не совсем совместимое - эпический размах с компактностью комедии масок. В итоге, как это часто бывает, идея несколько переросла самоё себя, что в данном случае лишний раз свидетельствует о потенциале её развития.

Говоря о достоинствах спектакля, прежде всего стоит заметить, что коли уж премьера предполагает некий новый опыт, то в этом плане он - состоялся. Мы увидели и услышали интересный синтез традиции и эксперимента. С музыкальной точки зрения он заключался в применении метода минимализма, известного во всём мире по сочинениям композитора Дженкинса, автора знаменитого «Адиемуса», бьющего сегодня все рекорды среди классических роликов в Ю-тубе. Постоянный вводящий в транс ритм темы Белого волка завораживает с первых секунд звучания, вводя слушателя в атмосферу языческих заклинаний и обрядовых танцев. Такой приём полностью соответствует сюжету сказки, главный герой которой был культовым тотемным животным далёких предков татар. В то же время основой оперы являются традиционные приёмы классической национальной музыки - пентатоника, ориентальные мотивы, стилизация звучания старинных инструментов. Вполне традиционны и ложатся на слух написанная в ритме вальса картина сказочного леса, колыбельная Хан-бике, гимническая кода всего действа. Временами слушательская фантазия уводит развитие некоторых тем в сторону звучания мюзикла, рок-оперы и даже анимационного саунд-трека. Всё это, опять же, повторюсь, говорит о том, что новое сочинение вполне может стать успешным проектом, способным привлечь в ряды адептов классики и новых слушателей. Этому способствует и сказочный жанр оперы. Ведь сказка, как известно, не только ложь. В каждой из них зашифровано послание простых и вечных истин. Приключения царевича Тегина, отправившегося в дальний путь в поисках похищенной злым Дивом матери, - не метафора ли это вечного поиска человеком самого себя в мире зла и соблазнов?

Удачей можно назвать и творческий тандем Рауповой с поэтом Рузалем Мухаметшиным, автором либретто. Не секрет, что изначально в его создании участвовал поэт

Равиль Бухараев, неожиданный уход которого из жизни оставил работу незавершённой. Выбирая нового либреттиста, композитор ориентировалась на молодых татароязычных авторов, изучала поэтические тексты своих современников. Видение мира Рузалем Мухаметшиным оказалось ей наиболее близким. О созвучном и удачном авторском ансамбле говорит даже курьёзный случай, которым молодые создатели «Белого волка» поделились с журналистами. Важным драматургическим моментом постановки является колыбельная Хан-бике, звучание которой рассеивает чары сестры Дива Юхи-елан и будит, погружённого колдуньей в сон Тегина. Так вот, создавая текст колыбельной, Рузаль писал его для своего сына, появления которого ожидал в скором времени, а Зульфия - для своего младшего - Тимурика, который в силу обстоятельств работы мамы над проектом находился вдалеке от неё.

Создатели оперы обещали, что в будущем она отправится путешествовать по городам Татарстана и России. Оно было бы хорошо. Но мне кажется, что «последствия» эксперимента в своей идее способны обрести воплощение куда более глобальное, с применением всех средств современных театральных постановок, а возможно, даже кинематографа, анимации и высоких технологий. И тогда есть шанс, что в сознании наших детей закончится «ледниковый период» забвения и героями для них станут не шреки, а более доморощенные обитатели Волшебного леса. Впрочем, эта тема - уже из другой оперы.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: