+16°C
USD 73,16 ₽
Реклама
Архив новостей

Дача с секретом. Музейные хроники Равиля Айдарова

По большому счёту, загородный дом известных архитекторов, профессоров КГАСУ Равиля Сайяровича и Галины Николаевны АЙДАРОВЫХ «дачей» не назовёшь. Участок со старым деревянным пятистенком семья Айдаровых купила пятнадцать лет назад — и преобразила всё по собственному проекту. Изюминкой их резиденции стал собственный этнографический музей, первыми экспонатами которого стали предметы быта, найденные при сносе дома, доставшемся от прежних хозяев.

Со временем коллекция разрослась и полностью заняла помещение, изначально предназначавшееся под гараж на две машины. В итоге ни одна из машин не стояла здесь ни дня, а «фонды музея» ежегодно пополняются. Несмотря на то, что здесь есть на что посмотреть, хозяева демонстрируют свои сокровища лишь близким друзьям. Мы рады, что редакция журнала «Казань» оказалась в их числе!

В годы, когда в центре Казани шёл повальный снос старых домов, Равиль Сайярович работал архитектором Вахитовского района. Именно тогда он начал собирать дверные ручки.

— Помню, как однажды на Фёдоровском бугре шёл мимо ­изумительного дома башенкой. Заглянул — там «работали» люди, которые прибирали к рукам всё, что там было. Открутил одну ручку и засмотрелся: ребята снимали щитовой дубовый паркет, шикарный, полтора на полтора! Обратил внимание на огромный слой пробки, проложенной между паркетом и полом. Бывший хозяин дома, известный купец, привёз её в своё время из Африки для звуко- и влагоизоляции…

Мой хороший знакомый в своё время рассказывал, что на чердаках таких домов специально выращивали пыль: когда крыша протекала, капля с железа падала, и пыль её обволакивала, то есть она дальше уже не уходила… Также для утепления домов на чердаках специально стелили осенние листья, в основном — широколистные кленовые…

Дверные ручки из коллекции Айдарова можно рассматривать очень долго. Представлять всех тех, кто держался за них когда-то, фантазировать, что за двери они открывали… Но хозяин продолжает свой рассказ:

— Что-то мне дарят друзья, что‑то я нахожу сам, что-то покупаю на блошиных рынках. Забавный экспонат — один из двух бахил из Тадж-Махала, который я сохранил на память. Приятель, с которым мы путешествовали вместе, свои бахилы выбросил и очень потом об этом сожалел. Уже когда мы вернулись домой, я сделал из ватмана конверт, нашёл индийскую марку, наклеил, дорисовал печать, написал каллиграфическим почерком адрес… Мой друг, несмотря на ответственную должность во главе серьёзной строительной фирмы, был очень доверчивым и добрым. Он легко поверил в то, что этот бахил прислали из Индии специально для него, так как я сумел связаться с той стороной и объяснить им, что памятный бахил моему другу очень-очень нужен... «Путешественником» является не только бахил, но и вот эти тапочки — с ними я объехал полмира, побывав и в Америке, и в Азии, и в Европе.

Равиль Айдаров с внуком у старого дома

 

Когда сносили располагавшийся ранее на участке Айдаровых дом, нашли немало интересных предметов. Это и четырёхгранный штык, и эфес от сабли, и медный циркуль, и серебряная крышка от часов... Все они впоследствии стали экспонатами семейного музея. Выделить любимый непросто: каждый по-своему уникален.

Тем не менее, Равиль Сайярович признаётся: больше других, пожалуй, ему нравятся колёса и швейные машинки.

Последние — за изумительный дизайн, одинаково прекрасный, как у старинных немецких SINGER (одна из них — подлинная машинка бабушки Равиля Айдарова, обшивавшая с её помощью всю семью), так и у более поздних советских.

Предметы, попадающие в музей в неидеальном состоянии, хозяин реставрирует сам. Например, для разбитой прялки лично выточил из липы шишки и спицы, приведя её тем самым в полностью рабочее состояние.

Точное количество экспонатов Айдаров назвать затрудняется — создать подробный каталог пока не доходят руки: во время учебного года у заслуженного архитектора РТ немало дел как в вузе, так и за его пределами, да и летом покой пока только снится…

Тем временем Равиль Сайярович продолжает экскурсию. Показывает домашние мельнички, маслобойки, выдолбленные из цельного дерева, иконы, самовары, старинные кумганы… Предназначение каких-то вещей неизвестно даже ему самому — очень многое из деревенского обихода XIX — начала ХХ веков для наших современников давно уже стало экзотикой…

Есть в музее Айдаровых и предметы городские: массивное зеркало с гипсовой лепниной, тонированной под дерево; весы из «советского» магазина; бутылка из-под виски, памятная тем, что первый в жизни глоток этого напитка Айдаров сделал в семидесятые годы в компании своего друга Ильдара Ханова, который не только угостил Равиля «заграничной» диковинкой, но и отдал бутылку с собой…

«Директор музея» не разделяет свои экспонаты на «русские» и «татарские». Взаимопроникновение культур настолько велико, что выделять что-то, характерное лишь для кого-то одного, не видит смысла.

Равиль Сайярович не ставит целью непрерывно пополнять свою коллекцию. Тем не менее, это происходит само собой. Что-то находит сам, что-то привозят друзья… Один из них даже подарил… огромный поплавок, привезённый из Мурманска, с Баренцева моря.

К формированию экспозиции Айдаров, в отличие от классических музейных работников, подходит с юмором. Помимо бахила или тапочек-«путешественников», здесь можно увидеть и ассортимент мобильных телефонов, которыми владели представители семьи архитекторов с момента появления в стране сотовой связи (казалось бы, это было совсем недавно, и, тем не менее — уже история!), и кепки из разных стран, и магниты…

Эклектичный подход хозяина не смущает: все предметы здесь имеют свою, важную для него историю, а значит — находятся на своём месте.

Фото Юлии Калининой

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: