+13°C
USD 74,86 ₽
  • 28 апреля 2021 - 15:36
    Диляра Залялиева «Отвори потихоньку калитку»
    27 апреля в инклюзивной студии «НеЗаМи» прошёл вечер романса. Диляра Залялиева исполняет романс «Отвори потихоньку калитку»
    997
    0
    1
  • 21 апреля 2021 - 17:43
    Вдохновленный Тукаем
    Герой этого фильма -- наш современник, народный артист Татарстана, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан и Российской Федерации, лауреат Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая, создатель и бессменный руководитель камерного оркестра «Ла примавера» Рустем Абязов. Вдохновленный поэзией Габуллы Тукая, композитор Р. Абязов создал сюиту для скрипки с оркестром «Тукай моннары». Волшебный поэтический мир Тукая нашел свое вдохновленное эмоциональное отражение в звуках музыки.
    268
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Дайте автограф!

Артефакты, связанные с именем великого писателя (как, впрочем, любого выдающегося человека) — это своего рода культурные феномены с «закодированной» информацией об эпохах и их «героях». К числу таких артефактов относятся автографы, в которых, как в зеркале, отражаются и сам автор, и время. В фондах Музея А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина хранится интереснейшая коллекция автографов его «героев».

 

Сегодняшний наш рассказ о горьковской коллекции автографов, насчитывающей девять предметов — девять удивительных историй.

 

Из Италии с любовью

Один из самых интересных и «знаковых» автографов Горького в нашей коллекции — на его фотографии, присланной писателем из Италии кружку краеведов при школе № 3, руководителем которого был преподаватель (а впоследствии известный казанский историк, археолог и краевед) Николай Филиппович Калинин[1]: «Кружку Казанских краеведов. 25 – 2 – 1928 г. Сорренто. М. Горький». Помимо того, что данное фото стало «отправной точкой» в зарождении регионального горьковедения (ответ Алексея Максимовича воодушевил его юных читателей и самого Николая Филипповича и сподвиг их на изучение «казанского периода» Горького), снимок имеет символическое значение для нашего музея. Именно эта чёрно-белая фотография, где А. М. Горький изображён сидящим в резном деревянном кресле, словно вглядывающийся на каждого из нас своими большими глазами с невероятной, проникающей в душу тоской неоднократно появляется в экспозиции музея в различных форматах (увеличенного фото, в электронных станциях).

Верным курсом с товарищем Курским

Книги с автографами Горького — дары очень неординарным людям, лично его знавшим, ценившим и какое-то время лично с ним общавшимся. Подобные предметы могут дать представление об окружении писателя и детальнее проследить этапы его биографии.

Например, в музее сохранился фрагмент титульного листа романа А. М. Горького «Жизнь Клима Самгина» (том 3), вышедшего в Берлине в 1931 году в издательстве Verlag «Kniga» G.M.B.H, с его автографом супругам Курским, представителям дипломатического консульства СССР в Италии, с которыми он имел тесное общение в конце 1920 — начале 1930-х гг.

…Писатель Дмитрий Быков, оценивая роль А. М. Горького в истории ХХ века, сказал, что «девяностые годы XIX столетия и первая половина девятисотых прошли в России под знаком Горького».

Дмитрий Иванович Курский (1874–1932) был видным советским и государственным деятелем, деловые качества которого высоко ценил сам В. И. Ленин. С 1928 по 1932 годы Д. И. Курский был полпредом СССР в Италии. К этому времени относится его знакомство с А. М. Горьким. В ноябре 1930-го А. М. Горький с Д. И. Курским встречали в Неаполе советский теплоход «Абхазия», на котором путешествовали вокруг Европы рабочие-ударники. Теплоход прибыл в солнечный город 26 ноября 1930 года. Горький провёл с рабочими-ударниками три дня. Он читал им свою статью «Гуманистам», знакомил их с Неаполем, рассказывал об исторических памятниках Италии. И всё это время рядом с Алексеем Максимовичем был и Дмитрий Иванович Курский.

Жена Дмитрия Ивановича Курского Анна Сергеевна (1882–1964) также имела с Горьким самые тёп­лые дружеские отношения. Встречи с А. М. Горьким Анна Сергеевна описала в своих воспоминаниях[2], а также рассказывала о них на 1-й Научной горьковской конференции Казанского музея Горького в 1942 году[3], текст этого выступления — «Воспоминания о Горьком жены полпреда СССР в Италии Курской» (машинопись на двенадцати листах) и сегодня хранится в фондах Музея А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина.

Автограф на небольшом фрагменте титульного листа (9х13,5) содержит посвящение следующего содержания:

«Дорогим друзьям Анне Сергеевне,
Дмитрию Ивановичу Курским

С глубокой радостью товарища, который чем больше узнаёт их, тем горячее любит.

М. Горький. 16. II. 31. Sorrento».

В нескольких строчках — весь Горький, всю жизнь «изучавший человека», верящий в него, искренне любящий.

 

Я к вам пишу, чего же боле…

Ещё один автограф А. М. Горького начинающему казанскому писателю и журналисту Семёну Никитичу Аджамову, хранящийся в фондах нашего музея, на издании с повестями М. Горького «Исповедь» и «Мои университеты»[4]:

«Семёну Аджамову

М. Горький

Sorrento

10. IV. 28».

Кем же он был, никому тогда ещё не известный начинающий казанский писатель-прозаик Семён Аджамов? Итак, Аджамов (настоящая фамилия — Аджамян) Семён Никитич работал сотрудником в издательстве газеты «Красная Татария» (позже — «Советская Татария»), оттуда ушёл на фронт, и не вернулся. Его биография похожа на судьбы тысяч советских людей: по социальному происхождению был из рабочих, в 1930 году вступил в комсомол, увлёкся поэзией, начал писать. Как и многие начинающие литераторы, отсылал на рецензию Горькому в Сорренто свои произведения, в частности — свои стихи. В ответ получил письмо, датируемое 15 марта 1928 года, с пожеланиями и критикой, а позднее — свою книгу «Мои университеты» со своим личным ­автографом (эта книга со временем была сброшюрована Аджамовым с повестью «Исповедь» и хранилась в его семье).

О дальнейшей судьбе Семёна Аджамова известно мало.

 

Автограф от председателя Союза

Особая страница в истории формирования горьковской коллекции автографов связана с проведением I Всесоюзного съезда писателей СССР в 1934 году в Москве, где А. М. Горький встаёт во главе образованного на этом съезде Союза писателей СССР. В музее сохранились четыре членских документа с подлинными подписями великого писателя в качестве председателя этой общественной организации. Это членские билеты известного советского татарского писателя, драматурга, поэта и прозаика, публициста, переводчика, театрального деятеля первой половины ХХ века Фатхи Бурнаша (Фатхелислама Закировича Бурнашева) и видного татарского писателя советской эпохи Ахмета Файзи. А также два членских билета кандидатов в члены Союза писателей СССР: всеми любимого советского татарского детского писателя, поэта и драматурга Абдуллы Алиша (Абдуллы Бариевича Алишева), позже в годы Великой Отечественной войны героически погибшего в застенках немецкой военной тюрьмы Плётцензее в Берлине вместе с другим татарским поэтом-героем Мусой Джалилем; и мало известного широкому кругу читателей молодого писателя и журналиста Александра Дубовицкого.

Письма другу

Особо ценными экспонатами музея являются два письма Алексея Максимовича Пешкова, написанные им в его «итальянский» период жизни и творчества. Первое — адресовано другу юности, владельцу нелегальной библиотеки в Казани и одному из основных героев известной повести М. Горького «Мои университеты» Андрею Степановичу Деренкову; второе — сослуживице младшей сестры А. С. Деренкова Машеньки — М. И. Мишениной.

Андрей Степанович Деренков родился (по документам) в 1855 году в семье крепостного крестьянина из Владимирской губернии, позже приехавшего в Казань на заработки и со временем открывшего в городе (на Старо-Горшечной улице, ныне ул. Щапова) небольшую бакалейную лавку. Андрей Деренков с молодости искренне восторгался и сочувствовал революционно настроенной молодёжи. Он содержал бакалейную лавочку и две булочные, доходы с которых почти целиком шли на помощь революционерам и бедным студентам казанских вузов. Для собраний передовой молодёжи Казани А. С. Деренков предоставлял свою квартиру, являлся владельцем и хранителем нелегальной библиотеки, которой активно пользовался и Алексей Пешков, около двух лет проживший в семье своего друга и работавший помощником пекаря в его пекарне и в булочной. Им была прочитана значительная часть книг из библиотеки А. С. Деренкова.

Андрей Степанович Деренков во время получения письма от всемирно известного писателя Максима Горького, датированного 20. 12. 1928 г.[5], уже много лет жил не в Казани, а в сибирской глуши, в посёлке Лебедянка, недалеко от небольшого городка Анжеро‑Судженска, был уже немолодым человеком, обременённым большой семьёй, и поэтому никуда надолго из посёлка не отлучался.

Текст письма практически не сохранился[6], но его содержание свидетельствует об обращении Деренкова к Горькому с просьбами:

«Дорогой Андрей Степанович! По адресу: Саха(лин) (и) т. д. я писал дважды, одно письмо пропало, (другое … …) и пакет книг — возвращены (за) (не)нахождением адресата.

Получив это (письмо), сообщите мне: где я должен хлопотать о (по)ни(же)нии налога, где и у кого, а так(же) сообщите: куда выслать тебе день(ги), (переслать) их отсюда — (операция) сложная, скорее и надежнее — переслать их из Москвы.

Дай точный адрес … … П. П. Крючкову, я напишу ему, чтоб, получив твоё письмо, выслал деньги.

Как живёте? Напиши мне, как ты прожил эти 40 лет?

Будь здоров. А. Пешков. 20. 12. 28 г. Сорренто».

Сомневаться, что Алексей Максимович помог другу своей юности — не приходится. Этот титанический (или «океанический», по выражению Бориса Пастернака) человек успевал всё: помогать друзьям, коллегам, молодым писателям, неизвестным и именитым; писать; быть зачинателем многих культурных инициатив и т. д.

 

Первая любовь

Второе письмо А. М. Горького, вернее, небольшая записочка, адресованная знакомой или сотруднице Марии Степановне Деренковой (младшей сестре Ан-д­рея Степановича Деренкова) — М. И. Мишениной также написано из Италии, из г. Сорренто, на части тетрадного листа в клеточку, чёрными чернилами, чётким, разборчивым почерком, имеет размеры 20,6х13,6:

«М. И. Мишениной.

Если Вы найдёте время, сообщите мне о жизни и судьбе М. С. Деренковой — я буду сердечно благодарен Вам.

Желаю всего доброго. 13. 1. 31. А. Пешков. Sorrento. Italia».

 

Принято считать, что Мария Степановна Деренкова была первой казанской любовью (правда, безответной) Алёши Пешкова. Она родилась 29 мая 1866 года в семье бакалейщика Степана Ивановича Деренкова. Мария Степановна окончила Вторую (Ксеньинскую) Казанскую женскую гимназию. С 1886 по 1888 годы училась на акушерских курсах при Императорском Казанском университете. Помогала отцу и брату в бакалейной лавке и в открытой позже пекарне. Там и познакомилась с новым другом своего брата — нижегородским пареньком Алёшкой Пешковым. Вскоре она стала принимать участие в конспиративных делах своего старшего брата и его товарищей.

После отъезда Алексея Максимовича из Казанской губернии в 1888 году, связь между ним и Машенькой Деренковой, переехавшей в Башкирию в село Макарово, на долгие годы прервалась, и он долго ничего не знал о дальнейшей судьбе Машеньки. Периодически он пытался узнать о ней у общих знакомых, а затем, много лет спустя, став уже известным на весь мир писателем, предпринял попытку целенаправленного поиска.

P.S. Казанская коллекция предметов с автографами А. М. Горького является итогом многолетнего кропо­тливого труда работников музея, коллекционеров и просто людей, неравнодушных к жизни и творчеству А. М. Горького. Через предметы, помнящие тепло руки великого писателя, с его мыслями, эмоциями, чувствами, можно изучить всю глубину эмоциональных переживаний великого писателя по отношению к окружающему его миру, людям, времени, прошедшего «под знаком Горького».

 

Диляра ХАЙРУТДИНОВА — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Музея А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина, доцент КГМУ.

Фото предоставлены Музеем А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина

 

[1] Фотография поступила в музей уже после смерти Н. Ф. Калинина от его приёмного сына С. Русецкого вместе с записями и книгами отца в 1961 году.

 

[2] Курская А. С. Горький в Италии в 1928 г. // В кн. «М. Горький в воспоминаниях современников». — М.: Гос. изд-во «Художественная литература, 1955. — С. 612-623.

 

[3] Тогда же в музей поступил горьковский автограф.

 

[4] «М. Горький. Избранные произведения», Москва-Ленинград: Государственное издательство, 1928 г.

 

[5] В казанский Музей А. М. Горького этот документ поступил в 1977 году от членов клуба «Поиск» при Доме пионеров г. Анжеро‑Судженска, где после отъезда из Казани долгие годы проживал с семьёй Андрей Степанович.

 

[6] Письмо написано чёрными, на сегодняшний день сильно выцветшими, чернилами: возможно, прочитать, с небольшими потерями, 8,5 верхних строк письма. Остальные строки настолько сильно выцвели, что прочитать не представляется возможным. Их по просьбе работников музея специально восстанавливали в криминалистической лаборатории юридического факультета Казанского государственного университета.

 

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: