-2°C
USD 76,44 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    376
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Душевный друг

Журнал "Казань", № 3, 2014
Каждый из нас проживает свою жизнь на виду у других. Но мы не всегда способны оценить душевное богатство и преданность дружбе того, кто рядом. Привыкаешь к доброте, искренности, воспринимаешь как данность.
А когда теряешь друга, начинаешь понимать, что не успел при его жизни ответить той же щедростью души, не ценил всё то, что давала тебе эта дружба.
Вадим Никифоров был таким душевно щедрым человеком. Перебирая в памяти дни нашего общения, сожалеешь, что остался в долгу перед ним.
Нас, коллектив творческой группы «Тасма», свели вместе молодость, любовь к фотографии и время, в котором мы жили. Вадим работал промышленным дизайнером в НИИ «Мединструмент». Ещё не было ­компьютеров с их техническими возможностями, и рабочим инструментом дизайнера был фотоаппарат.
Вадима не удовлетворяла работа в научно-исследовательском институте, хотя он отлично справлялся с проектами. Его неуёмная душа требовала большего: творческих поисков, неожиданных решений и результатов, которые волновали бы окружающих. Он хорошо овладел техническими возможностями камеры, и у него возникла тяга к художественной фотографии, которой занимался его друг фотограф Валера Михайлов. После знакомства с участниками «Тасмы» Вадим стал членом этой группы, выбравшей в качестве своего кумира французского фотографа Картье Брессона и следовавшей традициям социальной жанровой фотографии.
Социальная фотография в те годы была выражением протеста молодых фотографов против бездумного прославления героических подвигов строителей коммунизма и пропаганды советского образа жизни. Тасмовцы искали новые формы фотографического изображения, стремились раскрыть психологическое состояние реального человека, показать обыденную обстановку, а не декорацию. В группе осваивали и принципы, приёмы новых течений западной фотографии. Если кто-то доставал фотоальбомы западных фотомастеров, кому-то из членов «Тасмы» удавалось купить зарубежную камеру - всё изучали вместе. Много фотоальбомов привозил Александр Тамбулов. Тасмовцы наладили контакты с прибалтийскими фотографами, выезжали с выставками в зарубежные страны.
Вот в такой творческой среде оказался Вадим - и втянулся в небезопасное для семейного бюджета дело. До этих событий он успел отслужить три года в армии в Вильнюсе. Тогда он ещё не был заражён вирусом творческой фотографии, иначе среди его фотографий мы увидели бы реальные образы наших солдат.
В 1975 году по инициативе Володи Богданова Вадим устроился фотографом в театр имени Качалова. Экспериментировал со светом, стремился показывать самые выразительные сцены из спектаклей. Там же работали Юрий Федотов, великолепный артист, наделённый фотографическим видением, блистательный Вадим Кешнер и другие яркие личности.
Благодаря своему другу Вадим совершил круиз на лайнере вокруг Европы. Впечатления были незабываемыми! Он впервые оказался в Швеции, фотографировал норвежские фьорды, увидел
Англию, Францию. Из Марселя лайнер дошёл до Одессы, а оттуда добрались до Казани.
Сегодня туристы, вооружённые электронными фотоаппаратами и видеокамерами, обстреливают все исторические достопримечательности, запечатлевают себя, любимых, на фоне оных и привозят сотни гигабайтов всяких фоторазностей. Вадим сделал не так много фотографий, но каждая из них представляла собой художественную работу, показывала жизнь простых людей в капиталистическом раю. Не любил он снимать начальство и известных людей, угождать нужным людям, чем грешат многие фотографы. В событиях до удивления простых Вадим находил изюминку: или настроение, или неожиданный образ, который возникал как бы из инобытия и был незаметен для других.
Фотографировал Вадим не ради денег и славы, а по зову души. И боль чужую воспринимал как свою.
Не всё было гладко в его жизни. Он мог вспылить, резко сказать. До возраста Христа не увлекался выпивкой. В своё время занимался спортом, играл в баскетбол, входил в сборную города.
Жизнь предъявляла свои требования, надо было поднимать детей на ноги, а тут подкралась серьёзная болезнь, пришлось сделать операцию на позвоночнике. Валера рассказывал, что ходить Вадим уже не мог, и на операционный стол пришлось нести друга на руках. Его опорой была жена Людмила.
Отправили на инвалидность. Зарабатывая на жизнь, трудился в городской рекламной кампании, сотрудничал в Татарском книжном издательстве, друзья помогали. На пару с Валерием Михайловым готовили фотоальбомы для издания по заказам - Валера фотографировал, Вадим делал макеты.
Пришла другая беда - у дочери обнаружили порок сердца, пришлось вести её в Новосибирск, в Казани ещё не делали таких операций. В больнице Вадим успел снять серию детских портретов.
Отрадой была дача в Орловке: рядом лес, грибы, красивые пейзажи. Здесь душа Вадима раскрывалась в съёмке природы, детей, любимых домашних животных. У него просыпалась душа живописца, начинал писать картины и сочинять стихи. Сохранились лишь две живописные работы да несколько десятков стихов. Доброта Вадима проявилась в серии фотографий, посвящённых собакам, а строки его стихотворения о собаке поражают философской глубиной:
Смотрит преданно в глаза,
Слова лишнего не скажет -
По рукам меня повяжет
Эта чёрная слеза.
«Ну, пойдём гулять скорей,
Плюнь на человечьи враки,
Мы с тобою - две собаки»,-
Говорят её глаза.
Вирус сегодняшнего дня - стяжательство, погоня за богатством, стремление видеть в окружающих лишь средство для добывания денег - не пожирал Вадима. Если и копил, то для семьи, помогал другим, не рассчитывая на ответную помощь.
Наш общий друг Валера Михайлов, член группы «Тасма», на собственные деньги печатает выставочные фотоработы своих коллег, которых уже нет с нами, и совместно с Домом Аксёнова организует их показы. Мы уже увидели снимки Володи Богданова, Вадима Никифорова, на очереди фотографии Володи Разумейченко.
Друзья возвращаются.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: