+6°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    338
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Эхо кинофестиваля

Журнал "Казань", № 10, 2012

11 сентября на сцене культурно-развлекательного комплекса «Пирамида» получили свои награды участники VIII Казанского международного фестиваля мусульманского кино.

Торжеству предшествовал недельный марафон кинематографистов, в очередной раз собравший участников под девизом «Через диалог культур - к культуре диалога».

Несмотря на «детский возраст», кинофестиваль имеет свои реноме и историю. Среди его персон в разные годы вспыхивали звёзды Катрин Денёв, Эдриана Броуди, Изабель Аджани. Незабываемые встречи дарили поклонникам и отечественные кумиры Никита Михалков, Олег Табаков, Наталья Бондарчук, Эльдар Рязанов и многие, чьи лица сегодня стали частью хроники фестиваля.

Но особенным в истории кинофорума становится каждый его год - здесь постоянно происходят новые открытия, возникают новые вопросы - про кино, да и не только.

Чем же запомнился нынешний кинофестиваль?

Наверно, стоит отметить, что в этом году организаторы уделяли особое внимание отбору картин - это происходило при участии представителей Духовного управления мусульман республики. Памятуя о некоторых казусах и конфликтах прошлых лет, когда та или иная лента вызывала неоднозначную оценку со стороны публики, требования к картинам были ужесточены в соответствии с форматом фестиваля.

Организаторы учли и критику прошлых лет церемониальной части события. К радости его поклонников, среди гостей нынешнего фестиваля практически не было случайных «персонажей». Те же, кто почтил кинофорум своим присутствием, действительно почтили зрителя - открытостью в общении, корректностью и элегантностью манер и поведения на сцене.

В созвездии приветствовавших фес­тиваль метров экрана и сцены Андрея Кончаловского, Валерия Золотухина, Сергея Шакурова, Аллы Будницкой, Марины Зудиной, хорошо знакомых не одному поколению зрителей, мелькнули и новые «светила». Приятным открытием для всех казанцев стал приезд на родину актрисы театра и кино Лилиан Наврозашвили, внучки поэта-героя Мусы Джалиля. Выпускница Казанского театрального училища живёт в Санкт-Петербурге, служит в ТЮЗе имени Брянцева. На кинофестиваль Лилиан приехала в качестве ведущей церемонии закрытия. Её появление на сцене стало, воистину, уроком профессионализма, классического артистического достоинства и настоящего таланта! Хочется надеяться, что «звёздная дорожка» Казанского кинофестиваля откроет для неё путь к интересным творческим проектам на родине в Казани; по крайней мере, город и респуб­лика от этого, несомненно, выиграли бы.

Иран на пьедестале

Но вернёмся к тем, кто уже выиграл свои призы.

Существует в современном кинолексиконе понятие «феномен иранского кино». И явление это в полной мере проявило себя на нынешнем кинофестивале. Сразу три приза, включая главную награду кинофестиваля - «Приз за лучший фильм», получила полнометражная игровая лента «Крупица сахара» режиссёра Ризы Миркарими. Лента была также удостоена приза «За лучшую операторскую работу полнометражного игрового кино» (оператор‑постановщик Хамид Кхозн-Абуанех) и награды «За лучшую женскую роль» - в этой номинации отметили целый актёрский ансамбль за создание коллективного образа иранской женщины. Ленту можно назвать развёрнутой зарисовкой жизни патриархальной иранской семьи, готовящейся к свадьбе младшей дочери. Несколько поколений собираются в родовом гнезде, и в его декорациях зритель наблюдает взаимоотношения связанных родством людей, их чувства, нюансы переживаний. Лирика, бытовой юмор, психологизм создают прозрачную акварель повествования, в которую вторгается внезапная трагедия - смерть главы восточного семейства…

Победа иранской картины не явилась сенсацией. Ленты этой страны становились фаворитами и победителями кинофорума и в прежние годы - стоит вспомнить фильмы «Баба Азиз», «Слеза холода», «Ми для мамы». Тем более не стоит удивляться, зная, что в нынешнем году на участие в фестивале претендовало около вось­мидесяти (!) работ иранских кинематографистов. Это, очевидно, тот самый случай, когда количество неизбежно переходит в качество.

Специального приза президента Рес­публики Татарстан «За гуманизм в кино­искусстве» также был удостоен иранский режиссёр Мохаммад Али Хашемзехи - создатель фильмов «Аску» и «Сечкан».

Сделано в Татарстане

Естественно, что в фокусе особого внимания Казанского международного фес­тиваля мусульманского кино всегда были и остаются работы кинематографистов Татарстана. С самого первого кинофорума в его программе они непременно присутствовали. Триумфом для Татарстана стал фестиваль 2010 года, когда победителем стала картина Юрия Феттинга «Бибинур», а неприятным исключением в этом плане можно назвать фестиваль прошлого года, когда в конкурсе присутствовала лишь одна документальная работа Николая Морозова «Вдохновлённый Тукаем».

Нынешний год дал повод говорить о появлении новой волны местного кинематографа. В конкурсной программе участвовали работы сразу в четырёх основных номинациях: это - полнометражная лента Фарида Давлетшина «Собака», игровая короткометражка Ильдара Ягафарова «Потеря», документальный фильм Сергея Яковлева «Аптека на Проломной»; анимационные ленты Сергея Киатрова и Марата Ганиева «Татарские сказки», «Сабантуй» и «Кырмысказки»; вне конкурса демонстрировалась полнометражная игровая лента Фарида Давлетшина «Небесные врата» и целый ряд новых работ документалистов республики в рамках «Кино Татарстана».

Переполненные залы кинотеатра «Родина» во время конкурсных показов работ местных кинематографистов лишний раз подтверждали: у татарстанского кино есть свой зритель, оно интересно местной киноаудитории, а значит - есть смысл развивать и поддерживать кино в республике. И, наконец, кажется, сдвинулся с мёртвой точки вопрос о создании в Казани своей киностудии. По словам продюсера фильма «Собака» Рифката Фахрутдинова, студия будет создана в медиа-центре на берегу Казанки.

Ни одна из татарстанских лент не оставила зал равнодушным. Другое дело, что реакция на них могла быть самой разной. Скажем, неоднозначную оценку вызвала картина «Собака». На экране разворачивается история о том, как успешного бизнесмена, кандидата в мэры небольшого городка (Рустем Гайнуллин), нечаянно застрелившего во время охоты собаку егеря (Александр Купцов), «пострадавший» в наказание сажает на цепь. Признаюсь, жёсткая драма, разыгрывающаяся перед зрителем, оставляет немало вопросов к создателям фильма. По их же словам, в своей картине они пытались донести до зрителя идею христианского постулата «не суди» - герой в исполнении Купцова в итоге жестоко поплатился за попытку наказать своего антагониста. Но само столкновение представителя власть имущих и маргинала и нелюдима егеря кажется чересчур уж лобовым. Впрочем, фильм стоит посмотреть хотя бы для того, чтобы составить о нём собственное мнение.

Фильм Ильдара Ягафарова «Потеря» являет собой своеобразную интерпретацию расхожего сюжета из серии «было у отца три сына». Три брата после долгих лет неведения друг о друге и полного не­участия в судьбах друг друга встречаются на своей малой родине, в деревне, куда они приехали, чтобы искать отправившегося на охоту и пропавшего там отца (Равиль Шарафиев). Картина во многом продолжает тему потери корней и невозможности противостоять этому явлению в мире глобализации. Тема эта звучала в работах местных кинематографистов и ранее. Однако есть в фильме нота, заставляющая поверить в возможность сохранения себя в стремительно меняющемся мире: всё в конечном итоге зависит от нашего желания не терять друг друга. Роль одного из братьев - уехавшего в Питер выпускника консерватории - в фильме сыграл известный казанский музыкант и композитор Радик Салимов. Лента подкупает какой-то свежестью, неизбитостью своего кино­языка, прекрасными зимними пейзажами Пермского края, где снималась картина. Заставляют вслушиваться лирические закадровые монологи главного героя, в чём‑то перекликающиеся с интонациями героев Евгения Гришковца. Лента получила приз от одного из спонсоров кинофестиваля «За вклад в сохранение национальных традиций и татарского языка».

Фильма «Аптека на Проломной», о котором журнал «Казань» подробно написал в № 6, зрители ждали с особым вниманием. Его заранее успел очень тепло отрекомендовать член отборочной комиссии кинофестиваля Василий Антипов. Он отметил талант режиссёра ленты, способного, по его словам, сделать «шедевр из телефонной книги». С этим, конечно, можно поспорить - история семьи Бренингов тянет скорее на роман. Но об этом, к сожалению, знают лишь казанцы, да и то - достаточно узкий круг. Так что, в чём-то Антипов прав: фильм Сергея Яковлева стал если не энциклопедией известной династии, то, по крайней мере, тем «справочником», благодаря которому менее искушённая в познаниях казанской истории публика может заглянуть за её фасады. Недаром картина была удостоена специального приза-упоминания жюри кинофестиваля «За эстетическое воплощение исторического прошлого». Казанский международный фестиваль мусульманского кино стал для создателей «Аптеки» своеобразным конкурсным стартом. Потом последовало их участие в V открытом всероссийском фестивале документальных фильмов «Соль Земли» в Самаре, где фильм получил диплом жюри и напутствие его председателя, одного из авторитетнейших кинематографистов России Армена Медведева, и приглашение участвовать в кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге.

Ну, а обладателями специального приза Международной организации тюркской культуры «ТЮРКСОЙ» на казанском кинофоруме стал также анимационный сериал по мотивам татарских народных сказок для детей режиссёра Сергея Киатрова.

«Казанский кинофестиваль может стать моделью объединения региональных кинематографистов»

Всякий раз, подытоживая свою работу, фестиваль задаётся вопросом: каким ему быть дальше?

Об этом редакция решила поинтересоваться у эксперта Василия Антипова.

- Василий Иванович, хочу узнать ваше мнение относительно состояния и будущего развития Казанского кинофестиваля, в том числе и в свете его предыдущей критики. В частности, меня интересует: правильно ли, что наш фестиваль не следует некоторым техническим параметрам мировых кинофорумов - фильмы на нём демонстрируются в DVD-формате, а не с плёнки?

- Видите ли, надо учитывать, доставка картины на плёнке подразумевает хлопотный процесс её «растаможки». Не всегда авторы и правообладатели лент готовы на это пойти. Если жёстко поставить условие демонстрировать картины только с плёнки, то фестиваль сам себя сильно ограничит. И потом - сегодня «цифра» достигла достаточно высокого качества. Многие фильмы (в первую очередь документальные) снимаются и тиражируются только в «цифре». Ограничивая себя техническими параметрами, фестиваль рискует слишком сузить творческую составляющую. Но ведь последняя для нас, безусловно,- важнее, как важна и география участников.

- Что касается творческой составляющей: наблюдаете ли вы некую эволюцию концепции кинофорума? Тенденции нынешнего года - каковы они?

- Я, как член отборочной комиссии, очередной раз определил для себя, что фестиваль мусульманского кино это - фестиваль кино-«халяль». Есть определённые этические нормы мусульманина, которые здесь ни в коем случае не должно нарушать. Слово «ислам» переводится как «мир». Значит, и кино у нас должно быть миротворческое, мировоззренческое, мироутверждающее. Вы ведь помните прошлогодний скандал с фильмом «Чужая»? Очевидно, что он не соответствовал по своему содержанию духу фестиваля. И то, что этот скандал возник из-за отсутствия чётких стандартов отбора. В нынешнем году вместе с нами картины просматривали улемы. По большинству позиций мы с ними сошлись во мнениях. На фестивалях часто возникают скандалы, но на фестивале мусульманского кино, я считаю, им не место. Нужно беречь репутацию Казанского кинофорума.

- Как могла бы развиваться программа фестиваля?

- На каждом крупном фестивале сосуществуют несколько программ со своими наградами. Сегодня в силу международного статуса Казанского кинофестиваля и очень большого количества предложений неигровых картин из регионов России можно было бы предусмотреть отдельную программу неигрового отечественного кино. Я предложил Министерству культуры Татарстана создать специальный конкурс для документалистов республик Российской Федерации, титульные народы которых исповедуют ислам. Для этого, разумеется, требуются дополнительные организационные и финансовые ресурсы. В нынешних условиях мы вынуждены делить квоту участников между нашими кинематографистами и представителями зарубежных стран, тем самым невольно ограничивая своих.

Продумав организацию параллельной программы, мы достигнем нескольких целей одновременно: удовлетворим зрителя - а спрос на документальное российское кино для меня очевиден, профессиональному сообществу из регионов будет о чём поговорить на единой площадке; и, наконец, Казань - третья столица, может стать центром региональных кинематографий. Это, кстати, может простимулировать и инвестиции в фестиваль, как со стороны федерального центра, так и со стороны регионов-участников - почему нет? Много лет региональное кино не может вырваться за границы своих республик, краёв, областей и стать всероссийским достоянием. Только инициатива из регионов может изменить эту ситуацию.

Также давно назрела необходимость проводить под эгидой фестиваля конкурс фильмов теологической тематики. Эти фильмы, как правило, ценны своей просветительской направленностью, их крайне трудно оценивать наряду с остальными с точки зрения художественности. Но они очень востребованы среди людей верующих.

- Почему в нынешнем году на показах не присутствовали члены жюри?

- Это - их право. Определённых стандартов в этом вопросе не существует. Для меня, как бывшего «судьи» кинофорума, крайне важно ощущать дыхание зала - то, как зритель воспринимает картину. Однако это сугубо моя личная точка зрения. Могу предположить, что закрытая форма просмотров для них была просто удобнее. Во всяком случае, я видел, что работали мои коллеги много и добросовестно - на ужин приходили позже всех! (Здесь мой собеседник, конечно, посмеялся. Я же, как автор, добавлю ремарку о том, что позже этот вопрос прояснил председатель жюри кинофестиваля Давлатназар Худоназаров: «заочная» форма работы на фестивале была продиктована тем, что каждый из членов жюри отсматривал картины во всех номинациях, в то время как конкурсные показы работ шли параллельно. Жюри не «делилось» по залам и принимало консолидированное решение.)

- Что можете сказать об участниках фестиваля из Татарстана?

- Качественно кинематограф Татарстана, безусловно, растёт. В этом, бесспорно, сыграл свою роль и фестиваль мусульманского кино. Многие картины мне очень понравились, даже из тех, что не попали в конкурс. Но, опять-таки,- не может быть девятнадцать картин из одной республики в конкурсной программе, куда входит всего сорок.

Парадокс, но сегодня большие проблемы у кино «большого стиля» - московского, питерского. Как ни стараются его авторы - всё равно зрители не приходят в залы. Умирает, или тяжело болен, именно столичный кинематограф, но в регионах он, наоборот,- нарождается. Этот тренд существует, и его нельзя не замечать.

- Что делать представителям этого тренда в эпоху наступления «Голливуда»?

- Объединяться. Ведь сколько народов в России, говорящих на тюркских языках! Даже по этому принципу они могли бы консолидироваться. Это один пример объединения. Парадокс, но сегодня Россия для россиян - это терра инкогнито. Региональное кино делает географические открытия, занимается историей, культурой, наукой, социальными проблемами. И делает всё это профессионально и талантливо. Нужно объединяться, договариваться, показывать кино друг другу. Казанский кинофестиваль способен выработать эту модель объединения.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: