+2°C
Сервис недоступен.
Реклама
Архив новостей

Ирада Аюпова: «В обществе должна быть дискуссия»

Рефлексия и риторические вопросы министра о культурных процессах

Нужен ли Казани памятник Сююмбике? Показывать ли суицид в детском театре? Как добраться на симфонический концерт на электричке? Национальное кино — арт-хаус, или коммерческий мейнстрим? Эти и другие вопросы обсуждались на очередной встрече министра культуры Республики Татарстан Ирады Аюповой с представителями СМИ, которая прошла 27 мая на обновлённой площадке Музея истории татарской литературы с мемориальной квартирой Шарифа Камала.

Регулярное общение министра культуры Татарстана с прессой уже стало традицией и приобрело характер свободного неформального диалога и дискуссии. На этот раз в нём был довольно много размышлений и рефлексии. «Сегодня я бы хотела поговорить не о самих мероприятиях, которые прошли за последние месяцы, а о своих ощущениях от участия в них», — начала разговор с журналистами Ирада Аюпова.

Журнал «Казань» приводит наиболее интересные высказывания министра на актуальные для культурной повестки дня темы.

«Зур концерт» или аутентичное пение? — к вопросу о формате этнических праздников

В самом начале беседы Ирада Аюпова поделилась впечатлениями от посещения традиционного праздника «Каравон», прошедшего 25 мая в селе Русское Никольское Лаишевского района. По словам министра культуры, в нынешнем году концепция «Каравона» поменялась. «Мы ушли от громыхающей музыки и постарались вспомнить, что представляет из себя этот традиционный праздник. Пролог содержал аутентичные напевы, характерные для этого места. Я решила прогуляться по территории, где проходили праздничные мероприятия. Вопрос «номер один», который у меня возник, состоит в том, что нам очень трудно менять психологию людей. Большинство пришло на праздник в ожидании привычной формы «зур концерта». По-моему, мы должны сегодня развести понятия о том, что такое традиционная культура, сохранение локальных праздников, и что такое проведение массовых мероприятий».

Ирада Аюпова подчеркнула, что данная тема актуальна не только для «Каравона», ведь совсем скоро в республике начнётся череда «Сабантуев». Также, по мнению министра, многие люди не готовы пока становиться участниками интерактивных форматов. «Большинство предпочитает быть зрителями, но не участниками процесса», — с сожалением констатировала она.

Тема вылилась в целое размышление Ирады Аюповой об актуализации традиционной культуры для её носителей. «Если мы говорим о том, что министерство культуры это — министерство, которое в первую очередь анализирует и исследует нашу идентичность во всех аспектах, то мы с вами должны понимать, что идентичность, это не просто констатация. Это не только прошлое. Идентичность это — возможности нашего будущего. В связи с этим важно, чтобы культурный багаж мотивировал нас к развитию. Как традиционную культуру сделать актуальной для её носителей? Сегодня мы привыкли к тому, что этнофестивали проходят как монологи, когда творцы выступают со сцены. Но они должны быть другими. Традиция должна жить среди людей».

В качестве иллюстрации Ирада Аюпова привела пример этнофестиваля в соседнем Башкортостане, куда зрители сами приходят в национальных костюмах и приводят молодое поколение.

 

Кино в Татарстане — вечный вопрос

В контексте разговора о прошедшем в апреле Казанском международном фестивале мусульманского кино, была затронута и тема местного кинематографа. «Да, безусловно, в Татарстане начали снимать больше фильмов. Но у меня вопрос: снимать мы снимаем, но насколько эти фильмы известны, кто их смотрит, и насколько они востребованы не только на территории республики Татарстан, но и за её пределами?»

Аюпова убеждена, что при создании любого творческого продукта, очень важно ориентироваться не только на местечковость, но стараться транслировать некую ценность, которая позволит этому произведению быть конкурентоспособным в мировом культурном пространстве: «Если этого не происходит, то всё ли мы правильно делаем? Может быть лучше было бы снимать не тридцать восемь фильмов в год, а вкладываться в один, который был бы конкурентоспособным?»

При этом министр подчеркнула необходимость параллельного развития двух векторов отрасли: «Есть «Фонд кино», это — инструмент поддержки коммерческого кинематографа, но есть арт-хаус, интеллектуальное кино, которое поддерживает министерство культуры на грантовой основе. Мы не должны мешать все в одну копилку. Должно быть чёткое разделение. Одним из важных направлений является развитие кино, как бизнеса. Поэтому нынешний кинофестиваль мы провели в рамках экономического форума «KazanSummit». С другой стороны, мы должны понимать, что если не будет экспериментального кино, то киноискусство развиваться не будет»

Афиша по расписанию электричек?

Медийное сообщество интересовали и перспективы развития нового концертного зала на территории выставочного центра «Казань Экспо», которому было присвоено имя Ильгама Шакирова.

Хотя зал не относится к Министерству культуры, тем не менее его руководитель прокомментировала и этот вопрос: «Это многопрофильный зал. Возможности его потрясающие — от 900 до 3200 посадочных мест. Его также можно использовать и в качестве открытой площадки. Если летом акцент будет сделан на мероприятиях «WorldSkills», то в дальнейшем вопрос о его развитии остаётся актуальным. У зала есть возможности проведения симфонических концертов. Это интересная тема. Но я не думаю, что это площадка только для концертов, мне кажется там может развиваться очень интересная фестивальная история».

Говоря о проблемах логистики — а зал расположен рядом с территорией казанского аэропорта — Аюпова подчеркнула, что в Москве крупнейшие концертные площадки давно выведены за пределы центра. При этом именно логистика, по её словам, пока остаётся самым уязвимым местом в вопросе дальнейшего развития зала имени Ильгама Шакирова. Проблема заключается в непонятном расписании электричек, курсирующих между железнодорожным вокзалом и аэропортом. Но, вопрос этот, по словам министра культуры, решаем.

Прокат VS Продакшн

Одной из волнующих тем для журналистов стали перспективы открытия в Казани филиала Русского музея. Напомним, что здание Магистрата на Баумана, где ранее предполагалось его размещение, передали НКЦ «Казань». Ирада Аюпова пообещала, что вопрос с поиском нового помещения для филиала Русского музея будет прорабатываться. Тем не менее, она высказала и собственную точку зрения на расстановку приоритетов в развитии местных выставочных пространств изобразительного искусства: «Вместе с директором Русского музея Зельфирой Трегуловой мы как-то посетили выставку коллекции русского авангарда Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан в галерее «Хазинэ». Там не было практически людей… А ведь у нас есть и Фешин, и Урманче, и Зарипов. Мне кажется, нельзя фокусировать своё внимание на том, чтобы создавать только филиалы. Нужно создавать свои точки конкуренции. Каждая привозная выставка она — не дешёвая. Нам важно, чтобы туристы, которые приезжают в Казань, имели возможность получить представление о локальном искусстве. Поэтому я против проката, я за продакшн! Концепцию филиала Русского музея мы больше рассматриваем, как создание просветительского центра, потому что у них очень мощные образовательные программы. Демонстрация произведений искусства в нём, для меня во всяком случае, вторична. Дешевле за эти деньги свозить несколько групп в Москву».

О самоцензуре художника

Комментируя ситуацию вокруг неоднозначной оценки некоторых театральных постановок для детей, Ирада Аюпова высказала следующее: «Я считаю, что в обществе должна быть дискуссия. Моё мнение — надо правильно маркировать спектакль по возрастному критерию. Должен быть баланс и в выборе произведений, и в выборе форме его трансляции. Общественные ограничители были есть и будут. Но ни в коем случае нельзя ограничивать творчество! Нужно мотивировать творческих деятелей к самоконтролю. На сцене нельзя допускать призыв к суициду. Но говорить о том, что суицида на сцене не должно быть — невозможно. Давайте тогда запретим «Грозу» Островского, или «Анну Каренину». Но должна быть дискуссия, обратная связь, должно быть разъяснение».

У каждого своя Сююмбике

Будет ли в Казани установлен памятник Сююмбике? Вопрос, который заставил оживиться многих участников встречи. Отвечая на него министр культуры констатировала существование несколько точек зрения: «У Камиля Муллашева (казахский скульптор, автор проекта памятника) очень интересная работа. Но есть вопросы по её установке. В любом случае это должно быть гармоничной интеграцией в среду. Кроме того, Казанский Кремль — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Другое дело, что у нас женских памятников нет совсем — это не совсем правильно. По-моему, Сююмбика — это красиво. Хотя есть разные позиции по этому вопросу. Например, и такая: зачем визуализировать легенду? Ведь каждый видит её по-своему. Та же башня Сююмбике — она ведь тоже символ. Есть разные взгляды, в любом случае это дискуссия. Решение будет принято — либо будем ставить, либо нет. Пока есть только работа скульптора», — подытожила Ирада Аюпова.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама