+8°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    338
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Казанская дольче вита

Журнал "Казань", № 10, 2011

По следам VII Казанского международного фестиваля мусульманского кино

Уже седьмой год Казань встречает свой кинофорум. За это время он успел изрядно обрасти внутренней «тусовкой». Так, встречи в пресс-центре фестиваля с коллегами-журналистами - Айратом Бик-Булатовым из ГТРК «Татарстан», Галиной Зайнуллиной из «Идели» и многими другими вызывают реакцию на грани обречённого удивления: ну, вот-де - снова мы-вы здесь! Однако, как бы ни было, и что бы ни происходило за кулисами мероприятия - перемены вывесок, например, - оно по-прежнему продолжает притягивать к себе внимание.

Конечно, что скрывать, - для многих слово «кинофестиваль» ассоциируется в первую очередь с лимузинами и красной ковровой дорожкой.Часто приходится слышать от своих знакомых: ну что, кто на этот раз приезжает? А то, бывает, и вздохнут с завистью: везёт, мол, самого Эдриана Броуди (Катрин Денёв, Изабель Аджани, Эльдара Рязанова и т.д.) видала…


Нынче встречаю на входе в «Пирамиду» перед церемонией открытия двух дам - известных и заслуженных персон культуры города. Спрашиваю, пойдут ли они смотреть само кино? Те честно признаются, что до сих пор ни разу не посещали показов фестиваля, но интересуются, где и что можно будет посмотреть, и даже обещают прийти. Удивительно всё-таки, насколько для людей притягателен фасад, а не сама начинка мероприятия!

Между прочим, если уж охотиться на «звёзд», то и тут надо знать места. Это вовсе не обязательно «красная дорожка». Истинные папарацци начинают караулить их в фойе отеля «Мираж», откуда почётные гости отправляются «на работу». Путь их составляет в лучшем случае метров пятьсот. Совершив круг почёта в лимузине, кумиры предстают во всей красе перед толпой поклонников.

Мы с фотографом Розой Садриевой, подобно героям феллиниевской «Дольче виты», тоже решили ловить кадры в «Мираже». Ловила, конечно, Роза, но и мне нашлась работа. Вместе с директором Музея соцбыта Рустемом Валиахметовым я собирала автографы, да не простые - Рустем принёс две старые кинокамеры из своей коллекции и попросил легенд кино расписаться на них белым маркером. Та камера, которую держала я,- видимо, ещё военных времён, оказалась довольно тяжёлой.

Первой нашей «жертвой» стал Армен Борисович Джигарханян. Он охотно расписался на металлическом корпусе. Рядом с Джигарханяном стоял мужчина, очень смахивающий на пожилого комиссара Каттани. Им оказался Ивар Калныньш. Сердцеед советского экрана, надо сказать, не очень-то был расположен по отношению к окружившим его поклонницам, но свой вклад в дело развития коллекции соцбыта сделал. Так же поступили потом Ольга Кабо, Эльвира Болгова, Кирилл Сафонов и даже Орнелла Мути. Она, между прочим, согласилась на это легко. Что значит - звезда! Интеллигентна, проста, открыта!


***
Кстати, по поводу «звёзд». Давно пытаюсь понять, по какому принципу их зовут на казанский кинофестиваль? Интересно, прописано ли в контракте, что помимо присутствия на сцене должны делать гости?

Задаться этим вопросом очередной раз заставило появление на церемонии закрытия актёра театра и кино Алексея Панина. Панин, талант которого вызывает у меня уважение, вёл здесь себя, как мне показалось, немного странно. «Я в Москве ещё кредита за машину не выплатил, а тут меня на лимузине подвозят. Ну, думаю, классно! Типа - звезда…» - схохмил он и добавил, что внести ему осталось тридцать восемь пятьсот. Непосредственность актёра, конечно, подкупает. Но не выступил ли он здесь в роли той вдовы, что сама себя высекла? Хотя досталось-то, если подумать, не только ему. Ну, да ладно! Зато до сих пор я с удовольствием вспоминаю, как на прошлогоднем кинофестивале бесподобно читал Хафиза и Пушкина Вениамин Смехов.
Кумиром же нынешнего кинофорума, которого все ждали, без сомнений можно назвать Армена Джигарханяна! На следующий день после открытия фестиваля Армен Борисович посетил его пресс-центр. Встреча и разговор получились необыкновенно интересными. Как правило, именно в таких случаях вдруг заканчивается память диктофона. А, впрочем, и это - не беда! Потому, что сразу после общения с журналистами Армен Борисович отправился на встречу с премьер-министром республики Халиковым, чтобы просить поддержки в организации гастролей в Казани театра, которым руководит. Мастер поделился задумкой представить казанской публике свою постановку «Ромео и Джульетты», а значит, есть надежда, что мы ещё увидимся. Говорить же с ним хотелось бесконечно! Спрашивали, как водится, о роли театра и кино в нашей жизни. Но о чём бы ни шла речь - Армен Борисович неизменно говорил О ЛЮБВИ. Умение любить - единственное, чему может научить искусство! Одна журналистка попросила рассказать о том, было ли в жизни артиста то, чем он больше всего гордится? Ответ на этот вопрос оказался ошеломляющим и неожиданным. Армен Борисович вспомнил историю, как однажды летел пятнадцать часов через океан в Америку, чтобы проститься с уходящим из жизни любимцем-котом. Беседа получилась прямо как название пьесы из репертуара нашего ТЮЗа - «Про кота и про любовь».


***
Но отвлечёмся от «звёзд», как ни притягательно их сияние, и обратимся к другому свету - проектора в темноте.
Из года в год организаторы декларируют рост уровня картин. Это уже стало традицией. Но всё-таки кино - это такой жанр, оценить который можно, лишь увидев. Те картины, которые я успела посмотреть на нынешнем фестивале, безусловно, впечатлили. Другой разговор, какие это были впечатления. Здесь можно обозначить целый спектр чувств - от очарования до шока, а где-то - и того и другого одновременно.
Такой стала для меня картина Ахмеда Имамовича «Бельведер» (Босния и Герцеговина) о жизни в лагере беженцев под Сребреницей. В тихой, «пасмурной» по настроению картине без лишних драматических узлов перед нами предстаёт мир героев, переживших страшную трагедию потери близких во время резни. Бесконечность их горя ощущается в пейзаже простирающихся до горизонта столбиках мусульманского кладбища, сценах эксгумации братских могил, в метафорических кадрах, на которых боснийские женщины вышивают имена погибших мужей, детей, родителей. Невероятно экспрессивен в картине актёр Армин Ризванович, сыгравший человека, потерявшего всю семью, кроме младшего сына. Ему жюри присудило статуэтку «За лучшую мужскую роль», также фильм удостоился приза «За лучший сценарий». «Бельведер» - пример того, насколько прекрасной может быть трагедия. Идея фильма воплощена в завораживающей по совершенству чёрно-белой «брессоновской» картинке на экране.

Никого не оставил равнодушным и фильм турецкого режиссёра Бельмы Баш «Зефир», получивший сразу две награды кинофестиваля - Специальный приз организации ТЮРКСОЙ «За вклад в развитие кинематографа тюркского мира» и статуэтку «За лучшую операторскую работу». Действительно, кажется, что фильм можно созерцать бесконечно. Происходящее на экране банально красиво! Неспешный ход картины развивается на фоне великолепной природы. Фокус объектива камеры на тончайшие нити паутины с капельками росы чередуется с панорамой мощных гор, оператор мастерски смакует любую живописную деталь.

Картина рассказывает историю взаимоотношений девочки по имени Зефир и её матери. На первый взгляд может показаться, что в ней звучит пресловутая тема дефицита общения между близкими людьми - в частности, детей и родителей. Но режиссёру удалось заглянуть глубже. Она никого не осуждает, в картине нет дидактики. Герои здесь вольны поступать по своему свободному выбору. Так, мать Зефир оставляет дочь жить со своими родителями, отправляясь работать волонтёром в другую страну. Но девочка не хочет принять её выбор. Развязка картины шокирует: отчаявшаяся девочка сталкивает маму в пропасть. Конечно, финал не мог не вызвать вопросов к режиссёру ленты. Бельма Баш говорит, что на самом деле она сняла ленту о том, куда нас может завести любовь. То есть об оборотной стороне любви. Я же добавлю, что философия режиссёра воплощена с таким мастерством и цельностью, что конечный результат является убедительным и не вызывает вопросов.

Другой лентой, вызвавшей споры между самими оценщиками, стала картина «Чужая» режиссёра Фео Аладаг из Германии. Своё отношение к фильму я уже выразила в отзыве, опубликованном на сайте журнала www.kazan-journal.ru под заголовком «Восток - дело тонкое». Его можно найти в рубрике «Человек в искусстве». Повторюсь, что картина, по моему мнению, является откровенно исламофобской. Того же мнения, кстати, придерживается известный московский кинообозреватель Вита Рамм. Однако фильм всячески активно поддерживали председатель отборочной комиссии кинофестиваля кинокритик Сергей Кудрявцев, а также член Гильдии киноведов и кинокритиков Виктор Матизен. В результате «Чужая» получила на фестивале специальный приз этой гильдии. Оно бы всё ничего, если бы не формулировка, которую Матизен зачитал на церемонии награждения: «За драматический показ конфликта между общинными традициями и современным свободным миром».
Насчёт конфликта между традиционной общиной и современным миром я, может, и соглашусь, но вот только слово «свободный» меня здесь смущает. Какую, интересно, свободу имели в виду господа критики? Может быть, свободу европейцев запрещать носить мусульманам хиджаб, как во Франции, или строить минареты, как в Швейцарии?

Добавим всё же, что Сибель Киккели, сыгравшая в фильме «Чужая», была признана лучшей актрисой.


***
Как правило, фестиваль всегда был интересен в плане открытий работ местных кинематографистов. Вспомним хотя бы прошлогодний триумф «Бибинур». Но нынешний кинофорум в этом плане таковым, увы, не стал. В конкурсную программу прошла лишь одна короткометражная неигровая лента Николая Морозова «Вдохновлённый Тукаем». Конечно, здесь нельзя не порадоваться за маэстро Абязова - главного героя фильма. Но вот судьба татарстанского кино, скорее, тревожит. Эта проблема обсуждается довольно давно. Творцы просят денег, прокатчики - картин «а ля Голливуд», кураторы отрасли сетуют на дефицит идей и кадров, кадры - опять-таки просят денег. А воз, по большому счёту,- и ныне там. В Казани до сих пор нет полноценной студии, а объём средств на кинопроизводство составляет всего-то четыре миллиона рублей в год. Очень хочется надеяться, что нынешний кинофестиваль всё же стал для татарстанских кинематографистов затишьем, а не провалом. В рамках кинофорума демонстрировалась программа «Кино Тататрстана». В кинотеатре «Мир» зрители могли посмотреть документальные фильмы Салавата Юзеева, Дмитрия Тарханова, Дамира Барышева, Николая Морозова, новый приключенческий детектив Рамиля Тухватуллина по сценарию Аделя Хаирова «Золотая суббота». Стартовал нынче и фестиваль Kazanima, на котором специального приза удостоилась студия «Татармультфильм», прошёл фестиваль любительского и молодёжного кино.


***
Завершая свои заметки, хочу привести слова председателя жюри нынешнего мусульманского кинофорума Владимира Хотиненко, что впору теперь думать о том, каким будет его завтрашний день? Нередко нынче приходилось слышать о том, что всё-таки фестивалю стоило бы позиционировать себя прежде всего как светское мероприятие. Такие мнения звучали сколь деликатно, столь и настойчиво. Хоть я и не являюсь ортодоксальной мусульманкой, но меня такая тенденция не может не волновать. Как ни крути, а имидж «халяльного» всё же сделал своё дело не только в плане пиара самого события - на его пространстве действительно звучали актуальные и важные проблемы диалога культур. Терять эту особенность очень бы не хотелось. И хочется надеяться, что всё же «важнейшим из» в жизни казанского кинофестиваля останется, как прежде, КИНО.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: