+15°C
USD 74,60 ₽
Реклама
Архив новостей

Миры Светланы Жеймовой

Журнал "Казань", № 4, 2013

Светлана Жеймова

Художник, участница персональных выставок в галереях «Эбиволь», «Дабл-М», «НАСКО», коллективных вернисажей художниц-женщин.

Работала художником-бутафором в театре оперы и балета имени Мусы Джалиля. Оформляла книги и журналы. Была художником детского журнала «Зонтик». Более десятка лет работает в журнале «Казань».

В нынешнем году в Международный день театра 27 марта отметила «золотой» юбилей.

Грустный клоун Пьеро обнимает соблазнительницу Коломбину, за сценой свидания наблюдает плутоватый ревнивец Арлекин. Картина из жизни персонажей комедии дель арте привлекла внимание сразу же, как я однажды переступила порог редакции нашего журнала. Лаконичная заливка, театральная декоративность жестов и одновременно психологизм «треугольника» кукольных героев завораживали и не отпускали. Оказалось, автор полотна - обитающая в соседней комнате изящная и загадочная Светлана Жеймова.

Один коллега как-то назвал её «кошкой, которая гуляет сама по себе». В том смысле, что Светлана никогда не стремилась куда-либо вступить, примкнуть, объединиться. Творчество остаётся для неё, нынешнего ответственного секретаря журнала «Казань», островком свободы. Способом перенестись в будничной суете в беззаботный мир детства, когда, сидя на лавочке на даче в Обсерватории, девочка Света представляла себя кэрроловской Алисой, вкусившей волшебный гриб и оказавшейся в мире гигантских цветов и трав.

Родом из детства и Светино увлечение театром. Театралкой была мама, водившая её на все спектакли. Уже стёрлись из памяти некоторые сюжеты, но по‑прежнему перед глазами захватывающая дух пестрота декораций, костюмов и бутафории. От мамы же - умелой вышивальщицы - стремление творить руками, одушевлять предмет, лепить его характер и судьбу. По образованию Светлана художник-бутафор. Первую художественную школу она окончила в классе Камы Михайловны Скамровой, затем поступила в театральное училище, где судьба свела её с замечательным педагогом Татьяной Андреевной Зуевой. На фоне лицедейской фантасмагории Зуева выделялась строгостью и сдержанностью - недаром, что родом из Прибалтики. Во время этюдов доставала цветные карандаши и альбомчик и набрасывала свои неповторимые казанские виды. От учеников она требовала безупречного ремесла - без него не признавала никакого «творчества», к студенткам-девушкам всерьёз не относилась, но Свету, бывало, даже хвалила. Дипломы бутафоров принимал сам Эрнст Гельмс. «Приятная работа»,- отозвался он о выполненных Светой турецкой вазе и пальме к спектаклю-сказке про Маленького Мука.

Во время учёбы Светлана работала в театре оперы и балета. Время, когда вся бутафория создавалась исключительно вручную, она вспоминает с ностальгией. Тяжёлую, подчас грязную, но невероятно увлекательную работу по творению сценического «зазеркалья» сегодня практически заменил компьютер. А когда-то мастерицы ночи напролёт перед самыми премьерами проводили на сцене, декорируя задники и занавес.

Мир театра перекочевал в картины художницы, её же творчество всегда подчинялось и подчиняется, прежде всего, женской сути. Было время, она преданно растила детей - двух очаровательных дочерей-погодок Алису и Сашу, рядом с которыми сегодня Свету можно принять за их старшую сестру.

Открытые цвета ранних «театральных» полотен Светланы Жеймовой постепенно сменились наполненными воздухом импрессионистическими мазками, а круг образов пополнили ангелы, паломники, фантастические животные и цветы, море цветов! Талантливый цветовод - папа Светланы, создающий на своём садовом участке целые флористические картины. В детстве, вспоминает художница, он вырастил дома красивый амариллис, зацветавший в марте к маминому дню рождения.

Откуда что берётся в мире? Возможно ли красивое цветение без сильных корешков? Едва ли. А корешки Светланы - это её ­семья, друзья, любимая работа, где она своими хрупкими руками соединяет нити такого сложно-постановочного полотна, как выпуск очередного номера. Её корешки - также и её предки из рода Фатиха Амирхана. Племянницей писателю приходилась Светина бабушка, передавшая немало предметов в мемориальную коллекцию Национального музея, в частности - его кресло-каталку. Дома до сих пор хранится старинный Коран с экслибрисом дома Амирханов. Впрочем, Света не из тех, кто любит об этом говорить, кичась «происхождением».

Во всём она стремится остаться собой. Любит книги Дины Рубиной, живую джазовую музыку. В практикуемой ею вот уже семь лет йоге есть понятие «усилия без усилия». Всё, за что ни берётся, Света делает с любовью, но без выматывающего фанатизма. Она - воплощение баланса. И в этом - мудрость женщины, сила личности и уникальность художника.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: