Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

ЧЕЛОВЕК В ИСКУССТВЕ

Прикасаясь к искусству

Оказавшись на инклюзивной выставке «Чувствовать сквозь» в Национальной галерее «Хазинэ», мы убедились — для того чтобы «увидеть» скульптуру, наряду со зрением можно воспользоваться и другим чувством — осязанием. Надев специальные очки, мы погрузились в полную темноту и, трогая экспонаты, пытались понять и почувствовать то, что хотел сказать скульптор, создавая свою работу. Кончики пальцев ощущают прохладу металла, гладкость материала и каждый изгиб, а воображение рисует в голове свои образы. О создании выставки и о том, как это здорово, когда к экспонатам можно прикоснуться, даже если у тебя и отсутствуют проблемы со зрением, нам рассказали казанские скульпторы Зульфия МУХА­МЕДЬЯНОВА и Тимофей ТЮРИН.

— Как родилась идея создания этой инклюзивной выставки?

Зульфия Мухамедьянова: — Мы создали эту выставку из работ шести скульпторов — Зульфии Мухамедьяновой, Тимофея Тюрина, Артура Давыдова, Ксении Зубковой, Дамира Закирова и Динара Салимова, окончивших филиал МГАХИ им. Н. И. Сурикова в Казани и оставшихся работать в нашем городе. Мы вместе творим и создаём интересные проекты, такие, например, как «Арх-пикник» в Атабаево. В феврале 2021 года подготовили отчётную выставку скульптуры «Точка прикосновения» в галерее «Окно». В самой выставке, равно как и в её названии, было заложено много идей. Это и то, что мы все оставляем какой-то след на земле, и то, что шесть скульпторов во время её создания нашли общую точку соприкосновения. Даже то, что мы разрешили прикасаться к работам, тоже в какой-то степени было отражено в названии. Концепция нашей выставки выражена в совместном панно «Точка прикосновения». 

Тимофей Тюрин: — В этом году нам предложили сделать выставку в Кремле, и мы часть работ выставили здесь.

З. М.: — Да, кураторам «Хазинэ» понравилась наша идея, они её подхватили, и в итоге получилась такая инклюзивная выставка скульптур. Благодаря тому, что наши работы выполнены в основном из твёрдого материала, мы разрешаем их трогать.

— Какие работы и из каких материалов были отобраны для выставки?

З. М.: — На выставке представлены сюжетные композиции, портреты, анималистика, медальерное искусство. Работы выполнены из бронзы, керамики, дерева, пластика — современный материал, лёгкий, удобный. Они отличаются по размеру, по фактуре, по содержанию — ведь их создавали разные авторы. Но в целом все они выполнены в академическом стиле. 

 

  Зульфия Мухамедьянова и Тимофей Тюрин.    

— На открытии выставки присутствовали слабовидящие. Как они знакомились с вашими работами?

З. М.: — Для нас это был интересный опыт, настоящее открытие, когда пришли именно слабовидящие. Сотрудники специальной библиотеки для слепых и слабовидящих помогли нам создать этикетки для экспонатов, на которые были нанесены подписи шрифтом Брайля. Они же собрали группу и организовали её поход на открытие нашей выставки. Всё это было удивительно! Мы рассказывали про свои работы, давали интерпретацию. Когда слабовидящие трогают фигуры, они не видят какие-то детали, зато ощущают общее движение формы. Получается, они видят и чувствуют именно то, что нам и хотелось сказать. Не отвлекаясь на детали, «видят» внутренний конструктив через ощущения.

Т. Т.: —  Не отвлекаются на свет и цвет, чувствуют именно форму. 

«Крепко задумался»


— Была ли обратная связь во время выставки?

З. М.: — Да, мы получили обратную связь, и это было просто потрясающе! Я и не ожидала этого. Думала, как же это всё будет происходить? На выставке представлены большие по объёму работы, чтобы их потрогать, ощутить, нужно время, всё надо делать постепенно, не торопясь. Но у нас получилось. К примеру, один незрячий мужчина рассказывал, что он видит и ощущает, когда трогает одну из скульптур под названием «Берег». Сперва он понял, что перед ним перевёрнутая лодка, затем, что на ней сидит человек, закинув ногу на ногу. «Ой, что-то он задумался», — решил мужчина по его позе. Потом он почувствовал его сутулую спину и сказал: «Да, крепко он задумался!» Вот это я и хотела передать своей работой: человек сидит на берегу и крепко задумался о жизни. И в таком ключе они давали свою интерпретацию многим работам. После открытия мы ещё несколько раз организовывали подобные группы, состоящие из незрячих и слабовидящих, проводили экскурсии, рассказывали, комментировали.

Т. Т.: — Об успехе выставки говорит тот факт, что она должна была работать только летом, но её продлили до 20 октября. Выставка понравилась зрителям, было очень много положительных отзывов.

Фото Эльвиры Муратовой

 

— Как вы можете охарактеризовать цель создания выставки?

З. М.: — Задача была в том, чтобы показать форму как она есть. С какими-то своими идеями, концепциями, философскими нагрузками. 

Т. Т.: — Изначально выставка задумывалась с целью представить нас, молодых скульпторов, как некое объединение. Говорят, у нас в Казани нет скульпторов, а мы хотели себя показать, что мы есть, мы все вместе — и сделали такую выставку.

«Искусство на ладони»


— Тимофей, расскажите, как вы стали заниматься медальерным искусством и как в целом оно представлено в Казани?

Т. Т.: — Медальерное искусство в Татарстане не развито. Если художники прошлых поколений, к примеру, Игорь Николаевич Башмаков, работали в этом направлении, то сейчас никто этим практически не занимается, подобных мастеров можно пересчитать по пальцам одной руки, и хочется это направление развивать тоже. Причём все предпосылки для этого у нас есть. После института меня заинтересовала мелкая пластика, и я стал делать медальки. Вообще, это отдельное направление в скульптуре. Есть монументальные станковые вещи, а медали — это отдельный мир в скульптурном искусстве. Искусство на ладони.

З. М.: — На самом деле, это очень интересно зафиксировать лица наших современников или, наоборот, великих людей из прошлых эпох, которые уже стали частью истории. К тому же эти работы легко переносить на выставки, не то что тяжёлые бронзовые скульптуры. (Улыбается.)

«Затылок в портрете не менее интересен»


— Так здорово, что теперь можно прийти в музей и потрогать экспонаты. Почему для своих выставок вы выбираете именно такой формат?

З. М.: — Это классно! На самом деле, мы всегда сами ходим и трогаем, когда никто не видит, не можем удержаться, потому что рука сама тянется. Тем более что мы скульпторы, нам интересно ощутить фактуру.

Т. Т.: — Материал почувствовать.

З. М.: — Ещё была такая идея — чтобы работы не стояли впритык к стенкам, чтобы можно было вокруг них ходить и осматривать. На выставке в галерее «Окно» все наши работы были отодвинуты от стен. Крупную скульптуру стоит демонстрировать именно таким образом, чтобы восприятие зрителя было не фронтальным, а «круг­лым». Ведь затылок в портрете не менее интересен. 

— Какие ещё выставки в будущем вы планируете?

З. М.: — Мы хотим сделать ещё одну выставку, в которой объединим графику и скульптуру. Я отвечаю за молодёжную секцию, поэтому хотим представить молодых хороших графиков и скульпторов, которых в Казани очень много. Мы вновь хотим сделать инклюзивный проект, многое можно будет трогать. Выставка будет называться «...Иди ходи...» Она про то, что надо быть открытым окружающему миру, так что: ходи, рисуй, смотри… Мы хотим показать свой творческий путь, посмотреть, как он пересекается с восприятием зрителя.

— Где в Казани учат на скульп­торов?

З. М.: — В нашем художественном училище на отделение скульп­туры мы набираем студентов раз в 4 года. В этом году как раз был выпуск и новый набор. На потоке 11 человек со всех уголков России: Альметьевска, Уфы, Краснодара, Сургута. А также у нас теперь очень хорошее, вновь отреставрированное здание.

— Окончив училище, все ли остаются в Казани?

З. М.: — В Казани нет возможности получить высшее образование по специальности «скульп­тура». Поэтому после окончания училища многие уезжают в Москву и Санкт-Петербург, чтобы получать высшее образование. К сожалению, назад редко кто возвращается. Но мы надеемся, кто-то вернётся, вот Тимофей, например, вернулся. Если бы филиал МГАХИ им. Н. И. Сурикова остался, ситуация, возможно, была бы иная. 
Новую выставку «...Иди ходи...» мы делаем именно с выпускниками филиала, то есть это те, кто остался в Казани и кому интересно этим заниматься, готовить выставки. Бесспорно, училище — это хорошо. Но это такая база, освоив которую, надо учиться дальше. И замечательно, что был этот филиал, что у нас существует молодёжная секция. Это — будущие кандидаты на вступ­ление в Союз художников России. 

— Чем занимаетесь вы и ваши коллеги сейчас?

З. М.: — Мы активно работаем в городе, создаём памятники, мемориальные доски: Фёдору Шаляпину, Максиму Горькому, Роберту Миннуллину, Нинель Юлтыевой, Зифе Басыровой...
Было бы хорошо постоянно выставлять скульптуру. Приглашать из других регионов скульпторов, делать обменные выставки. Также наша мечта — это активное сотрудничество с архитекторами из разных городов Татарстана. Мы хотим создавать не только памятники, но и интересные арт-объекты, которые были бы установлены в парках и скверах.
В Казани, например, можно сделать парк скульптур, по аналогии с Музеоном в Москве, который находится на территории ЦДХ.

 

Выражаем благодарность 
сотрудникам галереи «Хазинэ» 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев