0°C
USD 73,74 ₽
Реклама
Архив новостей

Сервиз «Тантана»

…Этот уже более двух веков покоренный и ныне рассеянный между Русскими народ так удивительно умел сохранить свои обычаи, свои нравы и народную гордость, точно как бы они жили отдельно.

Самая лучшая черта Татар есть гостеприимство. Главное угощение Татар чай, которого надобно выпить не менее четырех чашек (у небогатых Татар с медом). Потом ставят на стол каймак (самые густые, вареные сливки), малиновую пастилу и жареные тоненькие лепешки. От всего этого надобно непременно отведать, но этим не кончится. Два или три Татарина, вам даже незнакомые, дожидаются, чтобы позвать вас к себе. Отговориться невозможно. Отказом чрезвычайно их обидишь, равным образом, ежели в гостях не выпьешь три чашки чаю и не поешь их десерта.

…бывает у них множество хорошего фарфору; особенно они любят чайный прибор, расписанный яркими пестрыми красками; также находится разная Китайская фарфоровая посуда.

Карл Фукс (1776–1846)

о Казани и татарах (Казань, 1844)

 

Почти ничего не изменилось в традициях и привычках татар за без малого двести лет. Гостеприимство, добросердечие, а главное, любовь к чаепитию с разнообразными сладостями, выпечкой и каймаком, щедро приготовленными к приходу гостей, или просто для чая в семейном кругу. Эта традиция, несомненно, имеет более важный смысл, чем просто выпить чай и вкусить лакомства. Атмосфера доброго и радостного единения, которое охватывает всех сидящих за столом, течение неспешной беседы, байки и прибаутки, счастливые воспоминания старших, горящие глаза детей, притихших в опасении пропустить важное — вот настоящее чаепитие! Его не может быть мало, чашкадве. Нет, не менее пяти, шести, чайник доливается, заваривается снова, благо чая в доме всегда запас. Целая жизнь в рассказах родителей, бабушек и дедушек о бытье-житье прошлых лет — и нет более удачного повода для этих откровений, как за вкусным чаем! Душа распахивается в любви и счастье быть соучастником этого действа, которое каждый раз неповторимо. Вся мудрость поколений, искренность в понимании добра и зла, торжество побед и горечь разочарований, все воспоминания легко и ненавязчиво передаются молодым, юным вместе с ароматом душистого напитка и становятся их собственной историей, собственными воспоминаниями. И это так важно, так ценно, чтобы, когда придёт время, они тоже смогли бы передать это душевное богатство дальше, заварив чай и приготовив сласти для своих детей и внуков.

Не успевает неожиданно пришедший гость перешагнуть порог, а чайник уже закипает, выставляются все припасы для такого случая, и если вдруг, ах!, нет особенного угощения, самый бойкий бежит за тортиком в ближайший магазин. Бабушки из известных только им тайников достают припрятанные к празднику конфеты и самое вкусное и душистое варенье из прозрачных как янтарь яблочек с хвостиком, повязывают белые нарядные платки. Предвкушение счастья общения, радость встречи делают приготовление чая почти волшебством, которое охватывает всех, не смолкают радостные возгласы, улыбки освещают лица, да и весь дом преображается. Достают самые красивые чашки, блюдца, тарелки. Тонкий фарфор, такой любимый несколькими поколениями, светится сам по себе вдруг особенно таинственно, кажется живым и тёплым, родным. Хрупкие звенящие чашки, в которых всегда видно, сколько осталось чая, чтобы долить их вовремя, хороводом демонстрируют свою красоту и изящество, придавая белой парадной скатерти торжественное звучание. Золото декора мерцает и переливается, вспыхивает бликами, все разглядывают узоры и переворачивают чашки, показывая, где они изготовлены. В этот момент обязательно кто-нибудь спросит: «Откуда такой красивый сервиз?» — но это лукавство, все давно знают эту историю, а послушать её снова так приятно и радостно! Потому, что это ещё один повод вспомнить подарившего или купившего его по случаю, помянуть его добрым словом. И вот он уже как бы среди собравшихся и радуется, что помнят его… Все искренне хвалят и фарфор, и того, благодаря которому он есть в доме, и это тоже один из заведённых давно порядков. Доброта чувств обволакивает всех. На столе появляются разные яства, обязательно большое блюдо с пирогом или тортом, неизменные изюм, курага, чернослив, пастила, лимон, варенье. Чай с сухофруктами — это самый-самый татарский чай, впрочем, как и чай с молоком. Выставляются гостинцы пришедших, с пустыми руками никто в гости не приходит, и это тоже старинная традиция, всё обязательно с похвалой. Самым последним на особый поднос ставится большой заварочный чайник, горячий, пылкий, гордый своей значимостью главы стола. Чаепитие начинается!

Сказать, что чаепитие сближает, ничего не сказать! Такое согласие царит за столом, такой добротой проникнуты все разговоры, таким взаимопониманием, что из-за стола все встают самыми лучшими родными и близкими людьми. Такое не передать словами! Может быть, поэтому есть издавна строго заведённое правило — решать все вопросы только после чаепития. Сначала чай, потом дела и проблемы. Эх! Умели наши родители, бабушки и прабабушки поступать мудро! Не это ли стремление к добрососедству и взаимопониманию, желание иметь хорошего друга было причиной настойчивого угощения Карла Фукса чаем?!

Я несколько раз испытал эту чайную пытку, имея до двадцати пяти чашек чаю в желудке, возвращался домой в водяной болезни и должен был на другой день принимать лекарство. Я также несколько раз был в гостях с моим семейством у Татар, наших деревенских соседей. Тогда их гостеприимство показывается во всем блеске; ожидая нас, все в деревне наряжаются в праздничные платья: женщины, покрытые большими платками, дожидаются толпою у полевых ворот; мужчины, которые намерены звать к себе в гости, встречают за четверть версты от деревни, и вот тут начинается чайная попойка. Надобно непременно побывать в пятнадцати домах. Все избы, куда нас ожидали, были вымыты; на широких скамьях постланы перины, разбросаны подушки; по стенам развешаны лучшие женские платья, мужские нанковые камзолы и халаты и множество разноцветных полотенцев; на столах постланы их изделья, скатерти с красивыми узорами. Всякой зажиточный Татарин имеет свой самовар, но в той деревне, где мы были в гостях, Татары не были достаточны; там самовар муллы путешествовал с нами из дому в дом. Эти наши посещения домов в Татарской деревне всегда оканчивались последним визитом к мулле, где сходствовало несколько с угощением Казанских Татар. К малиновой пастиле были прибавлены изюм, урюк, чернослив и фисташки.

Карл Фукс о Казани и татарах (Казань, 1844)

 

Вот такие факты, рассуждения, воспоминания и чувства стали для меня главными в работе над чайным сервизом, с идеей создания которого обратился ко мне Эдуард Хайруллин. Это оказалось невероятно интересно, и то, что он будет изготовлен из тонкого костяного фарфора на лучшем Императорском заводе СанктПетербурга, с которым я имела счастье работать ранее над чайными сервизами «Золотой и Серебряный Булгар» (заказ Фонда Марджани), «Золотые купола» (к открытию Московской Соборной мечети), ставило новые задачи. Создание сервиза приурочено к столетию ТАССР, но история нашего края имеет тысячелетнюю историю, и мне было важно выразить его богатое наследие в декоре сервиза. Когда основной узор был готов, а узор на всех предметах сервиза получился разным, я вдруг увидела, что он очень напоминает орнамент знаменитой «Казанской шапки», выполненной мастерами-ювелирами Казани в XVI веке! Это сходство, невольно выраженное в облике сервиза, ещё раз уверило меня в том, что память поколений не исчезает, а живёт в наших чувствах и образах. Сервиз мы назвали «Тантана» — Торжество.

P. S. Хочу выразить огромную благодарность Д. Федотову, который обеспечил компьютерную поддержку проекта.

Кумысникова Наиля Халитовна — народный художник Республики Татарстан.

Фото Эдуарда Хайруллина

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: