+2°C
USD 73,74 ₽
Реклама
Архив новостей

Слово, музыка, сцена

«Абязов-фестиваль» с элементами театра

Примерно год назад мне позвонил художественный руководитель Казанского камерного оркестра La Primavera Рустем Абязов и поинтересовался, могу ли я написать несколько поэтических текстов для одного из его новых проектов. Не сильно задумываясь, я ответила согласием — и уже после выяснила, что речь идёт ни много ни мало, а о создании… либретто к «Щелкунчику» Петра Ильича Чайковского, которого маэстро задумал превратить в монооперу для сопрано и представить на традиционном фестивале имени себя.

Василий Иванов

Так начался наш многосерийный «театральный роман», сюжетных поворотов в котором было немало. Взять хотя бы случившийся внезапно апрельский «карантин», отрезавший нам с Рустемом Юнусовичем возможности для очных встреч. Я сидела дома и честно слушала отобранные им для оперы фрагменты «Щелкунчика» и пыталась самостоятельно придумать не только сюжет (должно же что-то происходить на сцене с солисткой — героиней певицы Алины Шарипжановой!), но и понять, где должны быть ударные и безударные слоги, длинные ноты и короткие, паузы и ускорения. Признаюсь честно, это было мучительно сложно. Но и озвучить собственную музыкальную профнепригодность было как-то неловко, так что я продолжала мучиться и даже что-то сочинила. К счастью, ограничения ослабли, и наша встреча состоялась. Чудо! Кое-что из четырнадцати текстов даже не пришлось переделывать! Это казалось мне чем-то невероятным.

«Щелкунчик». Фото Юлии Калининой

Дальше дело пошло быстрее — что-то Рустем Юнусович напел, расставив акценты, что-то наиграл, а где-то и сам написал весёлую рыбу, вроде такого: «ну и дела, ну и дела/ летит утюг, летит утюг/ куда не знает никто/ может быть в Астрахань/ может быть летит на солнце/ всё-таки в Астрахань» или «Очень вкУсно, бОже, как вкУсно, нЕ напьЮсь я никАк. ВЫ попрОбуйте очень вкусный кОфе слАдостный, аромАтный кОфе гляссЕ». Большими буквами выделены ударения — специально для таких непродвинутых в части понимания опер и балетов, как я.

«Шурале». Василий Иванов

Все эти «утюги» и «кофе гляссе» трансформировались во вполне лирические песни, связанные единой сюжетной линией — и 14 декабря на сцене БКЗ им. Сайдашева состоялась, не побоюсь этого слова, мировая премьера монооперы «Щелкунчик». Солистка Алина Шарипжанова не просто пела, но и разыгрывала мизансцены, которые Рустем Юнусович придумал лично, выступив тем самым не только дирижёром, но и режиссёром! Я же сидела в зале и, как всякий автор текста, страдала, если мои — гениальные, конечно! — строчки солистка вдруг заменяла на какие-то пришедшие ей самой в этот момент в голову и радовалась всему остальному. Вспомнила, как в минувшем году сидела в жюри одного конкурса, организованного Министерством культуры и Домом Актёра. Организаторы представили меня как «поэта, драматурга», а журналисты написали «поэт-драматург», и все смеялись, что это, мол, за должность такая? Стараниями Рустема Юнусовича я как раз и стала поэтом-драматургом — и мне это до сих пор кажется невообразимым (и уже вдохновляет на новые свершения!)

«Шурале». Василий Иванов

Сам же Рустем Юнусович вдохновился на них ещё раньше и, помимо инновационной оперы, «Абязов-фестиваль» обогатил культурную жизнь Казани «Фантазией на тему Шурале» Фарида Яруллина, созданной Абязовым совместно с Театром кукол «Экият», и постановкой балета Игоря Стравинского «Аполлон Мусагет» (вспомним, что мировая премьера балета состоялась в рамках «Русских сезонов» Дягилева в 1928 году в Париже), выполненной камерным балетом «Пантера» под управлением Наиля Ибрагимова.

«Шурале». Василий Иванов

Подробности таковы: маэстро не скрывает, что из всей музыки татарских композиторов «Шурале» пользуется его давней и особой любовью (и просто как слушателя, и как дирижёра, и как автора оркестровок), и идея творчески переработать его в коллаборации с театром возникала давно. И вот всё сошлось: главный режиссёр Театра кукол «Экият» Ильгиз Зай­ниев с энтузиазмом поддержал проект, главный художник Сергей Рябинин изготовил потрясающие куклы, актёры Камаловского — Ильдус Габдрахманов и Ляйсан Миннахметова нашли пластическое решение. После премьеры в рамках «Абязов-фестиваля» в БКЗ спектакль переехал на сцену Кукольного и занял своё постоянное место в репертуаре театра.

«Аполлон Мусагет». Фото Василия Иванова

Премьера балета «Аполлон Мусагет» состоялась на сцене ДК «Сайдаш». Это первая постановка балета Стравинского в Татарстане, причём не в классической версии Баланчина, а в собственной трактовке Наиля Ибрагимова. Сам Рустем Юнусович вышел на сцену в белом костюме в образе Громовержца Зевса и стоял за дирижёрским пультом лицом к публике (чрезвычайно редкое явление!), как бы управляя всем происходящим с высот Олимпа. История о покровителе муз оказалась востребованной и тоже шагнула за рамки «Абязов-фестиваля»: на днях состоялся гастрольный выезд в Иннополис, и это само по себе стало целым перформансом, коих впереди ещё великое множество.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: