+11°C
Сервис недоступен.
  • 18 июня 2019 - 11:41
    "Двенадцать поющих апостолов" сошли на Суконную слободу
    Вчера в храме Сошествия Святого Духа прошел концерт камерного мужского хора Московской патриархии "Древнерусский распев". Музыканты, которых ещё называют "Двенадцать поющих апостолов", выступили по приглашению организаторов фестиваля "Духов день в Суконной слободе", проходящего в эти дни в Казани.
    457
    0
    0
  • 17 июня 2019 - 12:01
    "Расцветут хризантемы опять..."
    На сцене Качаловского продолжаются гастроли Студии театрального искусства под руководством  Сергея Женовача. В выходные дни казанцы смогли посетить спектакль "Записные книжки" Антона Чехова. По законам жанра "мерихлюндии", как значилось в программке, персонажи великого доктора и писателя развлекали публику не только на сцене, но и в антракте.
    233
    0
    0
Реклама

Триумф Шаляпина в Южной Америке

О выступлениях Шаляпина в Аргентине, Чили и Уругвае и Бразилии Марина Подольская беседует с давним другом и автором нашего журнала, биографом зарубежных лет жизни певца, автором восьми книг о нём Николаем Горбуновым. Ко дню рождения Шаляпина он преподнёс в подарок читателям очередную книгу о своём кумире «Фёдор Шаляпин в Южной Америке».

- Николай Иванович! Как всегда, рады встрече с вами на страницах «Казани», журнала с именем первородного шаляпинского города. Вслед за певцом тропа следопыта и публициста привела вас на очередной далёкий континент. Век назад он не стал исключением, следом за Европой, Азией, Австралией, Северной Америкой бурно, экспансивно, как принято в тех краях, восхитился творчеством Шаляпина и отблагодарил его.

- И что великолепно, почитает Фёдора Ивановича до сих пор. Моя работа над последней книгой о Шаляпине это подтвердила.

- Впервые в Аргентину Шаляпина пригласили в 1908 году на открытие заново отстроенного старейшего оперного театра страны «Колон», то есть «Театра Колумба». Шаляпин в это время в Париже пел Бориса в Дягилевских «Русских сезонах», семь спектаклей. И вдруг оказался в другом полушарии…

- Это не случайность. Оперная Европа узнала и приняла Шаляпина в 1901 году после его успеха в «Ла Скала» в роли Мефистофеля в опере Арриго Бойто. В 1908 году, как раз перед поездкой за океан, кульминацией дягилевского сезона стала опера Мусоргского «Борис Годунов» с Шаляпиным в главной роли. «Артист произвёл фурор, заставив публику содрогнуться». За эту роль президент Французской респуб­лики Фальер пожаловал Шаляпину орден Почётного легиона в степени кавалера. К слову, в 1912 году артист был удостоен звания офицера этого ордена, а в 1916 году высшей степени - командора! Более полувека ни один русский не имел такой чести.

- Тоже к слову, в СССР в эти годы Шаляпина с большим шумом и народным гневом лишили звания народного артиста. Но вернёмся в театр «Колон» в 1908 году.

- Как раз в дни шаляпинского успеха в Париже в Буэнос-Айресе готовились торжественно открыть новое здание театра, выбирали оперных знаменитостей для такого случая. В их числе оказался и Фёдор Иванович. Не возвращаясь в Россию после закрытия «Сезона», он 30 мая на пароходе «Cap-Arcona» отправился из Булони за океан.

- Не с корабля на бал, а, наоборот, с бала на корабль!

- В Атлантике на бланке «Гамбургско-южноамериканского пароходного общества» Шаляпин написал письмо другу Алексею Горькому:

«Дорогой мой Алексей! Сейчас, уже на пароходе, хочу тебе похвастаться огромнейшим успехом, вернее триумфом в Париже. Этот триумф тем более мне дорог, что он относится не ко мне только, а к моему несравненному, великому Мусоргскому, которого я обожаю, чту и которому поклоняюсь. Как обидно и жалко, что ни он, ни его верные друзья не дожили до этих дней, великих в истории движения русской души. Вот тебе и «Sauvage» - ловко мы тряхнули дряхлые души современных французов. Многие - я думаю - поразмыслят теперь, пораскинут гнильём своим в головушках насчёт русских людей. <…> Милый мой Алёша, я счастлив, как ребёнок,- я ещё не знаю хорошо, точно, что случилось, но чувствую, что случилось с представлением Мусоргского в Париже что-то крупное, большое, кажется, что огромный корабль - мягко, но тяжело - наехал на лодку и, конечно, раздавит её. Они увидят, где сила, и поймут, может быть, в чём она. Сейчас я еду в Южную Америку и вернусь в середине сентября в Европу».

- Шаляпин в «Колоне» тоже пел Бориса?

- Нет! Его ждали «Мефистофель» Бойто, «Севильский цирюльник» Россини, «Дон-Жуан» Моцарта.

- Ну, конечно! Кто же тогда в такой дали от России был готов ставить Мусоргского! Понятия о нём не имели. Спасибо, наш блистательный Дягилев просветил честной мир. С тех пор Борис Годунов - высшая планка для баса. Да и для оперной сцены.

- А для Шаляпина - его главная оперная партия. Он исполнит её в Аргентине и Чили только в 1930 году. Но пока что 1908 год, 30 июня. В Аргентине зима. Холодное мглистое утро. Пронизывающая сырость. Сеет мельчайший дождь. Фёдора Ивановича встречают представители театра, почитатели и соотечественники. Известный скульптор и писатель Яков Давыдович Бродский был на причале, и написал, как… в широкополой шляпе, с поднятым воротником пальто, Шаляпин смотрит на «южную Америку». Двена­дцатого июля он пел Мефистофеля Бойто. На следующий день музыкальный критик газеты «Ла Пренса» писал: «Атлетическая фигура Шаляпина выделяется на сцене не только тем, что она возвышается над всеми остальными актёрами. Глядя на фантастический персонаж в его интерпретации, невольно задаёшься вопросом: что же происходит на сцене - оперная драма или фантасмагория настоящего шабаша ведьм, возглавляемая лично Вельзевулом? Как нетрудно догадаться, вчера вечером представление кончилось тем, что на фоне исполнительского мастерства сеньора Шаляпина всё остальное отошло на второй план. И сегодня мы не будем говорить ни о ком, кроме русского баса, несмотря на то, что в опере были заняты актёры, о которых можно поговорить».

Фото, подаренное в 1935 году Фёдором Шаляпиным Савве младшему,
правнуку Саввы Ивановича Мамонтова.

В конце июля о Шаляпине - доне Базилио в «Севильском цирюльнике» рассказывала газета «Ла Насьон»: «Сеньор Шаляпин, вне всякого сомнения, великий актёр, и чтобы удостовериться в этом, достаточно увидеть его на сцене всего в одной роли - в созданном им образе дона Базилио. Он оживил этот тип, используя для этого каждую мелочь, начиная с одежды и кончая самыми незначительными жестами, которые, тем не менее, артист скрупулёзно отрабатывал на репетициях. Бедный монах, мошенник, грустный и смешной в одно и то же время - таким он показался нам, если бы встретился в реальной жизни. И требуется огромный талант, чтобы эта жалкая фигура в исполнении Шаляпина превратилась в гротескный типаж».

В августе та же газета сообщала: «Вчера вечером вторично в театре «Колон» давали оперу «Дон-Жуан». Обладатели абонемента встретили её так же прохладно и равнодушно, как и в первый раз. Большинство солистов не смогли заинтересовать публику, так как они исполняли свои партии не должным образом. Что же касается персонально Фёдора Шаляпина, то он добился большого успеха. Выступая легко и непринуждённо, артист создал образ смешливого и симпатичного Лепорелло, усилив комичность его характера. Талантливое исполнение Шаляпиным знаменитой арии «Madamina, il catalogo e questo…», которое подчёркивало комичность и ироничность героя, было встречено публикой бурными аплодисментами».

Последний спектакль сезона 30 августа был дневной и по сниженным ценам, на него, наконец, прорвалась демократичная небогатая публика. «Ла Насьон» резюмировала: «Потрясающим было прощание с Фёдором Шаляпиным, устроенное вчера знаменитому русскому басу зрителями, пришедшими на дневной спектакль. Продолжительными овациями в честь великого актёра, который по требованию публики более пяти раз выходил на сцену, завершилось последнее представление «Севильского цирюльника». А на служебном выходе театра артиста поджидала большая группа его восторженных поклонников. При появлении Шаляпина они громкими возгласами вновь выразили своё восхищение его талантом».

За полтора месяца гастролей Шаляпин спел в шестнадцати спектаклях. Очень полюбился в Буэнос-Айресе русский бас. Прощаясь, в начале сентября Муниципальное интендантство города в приветственном адресе поблагодарило мсьё Теодора Шаляпина за исключительный успех представлений в театре «Колон». А мсьё Теодор говорил на прощание Бродскому: «На будущий год вернусь сюда с тремя русскими операми: «Борис Годунов», «Юдифь» и «Русалка»… Петь будем по-итальянски, но зато музыку услышат русскую…».

- Сбылось, но через двадцать два года. За это время пронеслась по миру долгая Первая мировая война, в России революции и Гражданская. К тридцатому году Фёдор Иванович уже восемь лет жил в эмиграции, неустанно выступал в разных странах, наряду с мировой классикой пел русские оперы, романсы, народные песни, и ощущал себя изгнанником.

- 21 июня 1930 года европейские газеты сообщили, что «…бас Фёдор Шаляпин отплыл со своей семьёй в Буэнос-Айрес на пароходе "Конте Верде"». Предстоял двухнедельный путь через Атлантику. Журналисты поджидали артиста на всех промежуточных стоянках корабля и нагнетали напряжение ожидаемой встречи с ним.

- Предстояло первое знакомство аргентинцев с «Борисом Годуновым»?

- Нет! В 1909 году эта опера шла в театре «Колон».

- Тем интереснее зрителям. Есть с чем сравнить.

- Контрактом в «Колон» было предусмотрено пять представлений «Бориса Годунова» и пять спектаклей «Севильского цирюльника». Но по ходу дела пятого «Севильского…» заменили сольным концертом Шаляпина.

- Народ требовал?

- Конечно! И вот одна из множества газетных рецензий этих дней, газета «Ла Критика»: «Вчерашнее появление Фёдора Шаляпина на сцене вызвало оживление в зале. Перед зрителями предстала не энергичная, величественная и выразительная фигура Бориса со своей ужасной драмой. То, что увидела публика, было почти привидение, мефистофелевский образ с вытянутым лицом и остроконечной седой бородкой, редкими и растрёпанными волосами на голове, хитрыми, плутовскими глазами, выражающими сладострастного эгоиста, ставшего учителем пения в особняке самодовольного дона Бартоло. Описать то, что сотворил Шаляпин на сцене, практически невозможно. Это надо видеть и слышать, чтобы в полной мере понять и оценить удивительные дар и талант артиста.

Шаляпин, выступивший в роли дона Базилио, гротескного учителя пения, продемонстрировал свой талант комического актёра, создав персонаж, абсолютно противоположный Борису Годунову и ничего общего не имеющий с ним, но на таком же высочайшем уровне и такой же мощи, как в вокальном, так и сценическом плане.

Кажется невероятным, что актёр, поразивший нас в минувшую пятницу в сценах, изображавших помрачение рассудка и смерть, со своим исключительно мощным талантом, спустя всего несколько дней на чистейшем итальянском языке создаёт тип, заставляющий смеяться даже своих коллег по сцене».

А Шаляпин сообщал в письме дочери Ирине: «Я пока что здоров и хорош в голосе. Пою, и самому приятно слушать самого себя. Успех имею здесь исключительный, что, конечно, приятно. Со мной здесь Даська, Маринка и Эрметте, Мария, конечно, тоже. И, несмотря на фамильный образ жизни,- всё же скучаем здорово».

- Следом ждал знаменитый Муниципальный театр в Сантьяго-де-Чили?

- Нет! Сначала в Монтевидео в Уругвае в театре «Urquiza» 25 августа был «Севильский цирюльник».

- На один спектакль в соседней стране,- узнаваем шаляпинский темп.

- Оттуда сразу назад в Аргентину по железной дороге к пограничному с Чили городу Мендоса. Там начинается тоннель под Кордильерами для железной дороги. Но Шаляпин сел на самолёт! Чилийская «Ультимас нотисиас» 6 сентября 1930 года под заголовком «Между тёмными тучами, подгоняемыми ветром, прибыл Шаляпин» писала: «Вчера мы узнали, что самолёт вылетел в Мендосу, чтобы принять на борт находившихся там артистов Шаляпина, Скипа, Клару Хакобо и Марию Кастанью и доставить их в Сантьяго-де-Чили. Внезапно испортившаяся в Кордильерах погода помешала вылету в Чили. Вскоре пришло сообщение о том, что погода установилась, самолёт вылетел и через несколько часов прибудет в Сантьяго. Для встречи знаменитостей в столичном аэропорту «Серрильос» собралась большая группа чилийских артистов и журналистов. Когда самолёт покинул великий певец Шаляпин, мы подошли к нему и поприветствовали. Он вежливо поблагодарил:

- Мы совершили приятное путешествие. Правда, нас немного укачивало, да и уши закладывало, так что я не всегда хорошо слышал. Зато я имел возможность восхищаться пейзажем заснеженных гор. Что же касается Сантьяго, то сверху он мне показался симпатичным. Надеюсь провести в этом городе приятные дни.

А через несколько дней газеты сообщили: «Как было объявлено, выступление Шаляпина состоится завтра в спектакле «Борис», в котором мы увидим великолепную интерпретацию роли блистательным русским артистом. Шаляпин лично руководил отдельными репетициями «Бориса». Он также руководит генеральным прогоном оперы сегодня вечером. Он пройдёт строго приватно, и посему вход в зрительный зал строго запрещён всем посторонним». Газета «Эль Меркурио» подогревала публику: «Сегодня Шаляпин предстанет в муниципальном театре в образе Бориса Годунова. Премьера станет артистическим событием».

- И опять, конечно, триумф!

- Да! Газеты с большими статьями о Шаляпине. Восторги. Благодарность. «Мы услышали Бориса в исполнении Шаляпина, выдающегося артиста, чей драматический талант не имеет себе равных. Никогда ранее трагик такого масштаба не ступал на нашу сцену ни в драматических спектаклях, ни, тем более, оперных». Десятки статей, заметок, рецензий о русской опере, Шаляпине. «Эль Меркурио» порою публиковала по две-три статьи о Шаляпине в одном номере.

- Как всегда, Фёдор Иванович возбудил в далёкой от России стране истинный интерес к её искусству и культуре. Нёс по миру благую весть о своей недоступной уже ему и страстно любимой Родине.

- Да! И зачастую в те страны, с которыми у СССР не было дипломатических отношений! Чили дипломатические отношения с Советским Союзом установила лишь в декабре 1944 года.

Из Сантьяго путь певца опять лежал в Уругвай. Месяц назад 25 августа в Монтевидео в честь национального праздника столетия Независимости Уругвая в театре «Уркиса» Шаляпин пел в «Севильском цирюльнике». Тогда в газете «Эль Идеал» читатели увидели автошарж певца в роли дона Базилио. После этого спектакля Фёдор Иванович отправился выступать в Чили, но через месяц опять вернулся в Уругвай петь сольный концерт в театре «Солис».

- Как бы ни был могуч наш великий земляк, такие нагрузки не прибавляют здоровья.

- Зато как громко и хором газеты пели гимны Шаляпину! «Эль Диа» 26 сентября 1930 года сообщала: «Незабываемый вечер организовал вчера «Солис». Восторженная публика заполнила до отказа зал нашего главного театра в предвкушении насладиться исполнительским мастерством оперной знаменитости нашего времени. И, разумеется, не обманулась в своих ожиданиях, встретившись с русским басом. Никогда раньше мы не слышали и, наверное, в течение ещё многих лет не услышим на нашей сцене столь удивительный феномен, певца с таким утончённым вкусом. Вчера вечером Шаляпин ещё раз продемонстрировал, что обладает великолепными вокальными данными, что его фонетический орган не имеет себе равных, а его несравненный вкус всегда на высоте».

Обложка книги Николая Горбунова «Фёдор Шаляпин
в Южной Америке», 2018

Уругвайская публика требовала ещё хотя бы одного концерта. Но 5 октября предстоял концерт в Рио-де-Жанейро. Туда Фёдор Иванович с семьёй отбыл из Монтевидео на пароходе «Avelona Star». Немного покоя в море. Но в порту Рио-де-Жанейро уже гонки журналистов за первое интервью с Шаляпиным. Опередили репортёры «Коррею да Манья». На катере примчались они на входящий в акваторию порта пароход, и газета рапортовала: «Мы встретили Шаляпина в вестибюле английского трансатлантического лайнера-красавца в окружении его друзей, поклонников и импресарио Виджиани. Шаляпин имел беззаботный вид и постоянно улыбался. После представления мы поднялись на палубу, где знаменитый певец нам попозировал, отпуская острые шутки, свидетельствовавшие о его радостном и добром расположении духа. Известность и богатство не превратили выдающегося артиста в заурядного «сноба». Напротив, этот человек ростом свыше 190 сантиметров, увенчанный славой на всех самых культовых сценах вселенной как самый совершенный мастер бельканто, оказался обезоруживающе простым. Он выражает свои мысли ясно, чётко и бегло, легко говорит по-итальянски и по-французски». Бразильцы ликовали. Импресарио Николину Виджиани устроил приём для Шаляпина, на котором побывала вся культурная элита Рио-де-Жанейро. О концерте 5 октября в театре «Лирику» Пьер Михайловски написал в газете «Критика»: «Необычайный концерт Шаляпина привлёк в театре «Лирику» всю элиту просвещённого общества жителей Рио-де-Жанейро, полностью заполнив обширный зал этого театра со славными традициями. Все знаменитости оперного сценического искусства прошли через этот театр, и, наконец, почтила его крупнейшая фигура мировой оперной сцены Фёдор Шаляпин, Шаляпин - Единственный!» «Концерт был великолепен от начала до конца, сопровождаясь громом аплодисментов, переходящих в безумные овации…»

Между тем в стране назревала революция, народ бурлил. Но все политические страсти угасали в общем радостном гимне русскому басу, почти весь концерт певшему русские народные песни.

- Николай Иванович! Мы сегодня с удовольствием публикуем знаковый автограф Шаляпина. Душа радуется от возвращения в Россию этого фото, подписанного правнуку Саввы Ивановича Мамонтова. Савва Иванович не только один из главных создателей промышленной России конца XIX века, российской культуры, театральный меценат, но и человек, давший Шаляпину певческую и личную судьбу и пример высочайшего интеллектуального творческого труда. Именно он, «непрофессионал», стал реформатором старой российской оперной традиции. Мамонтов в своём частном театре, Станиславский, Шаляпин вдохнули в оперные постановки живую душу, и русская опера соединила вокал и драматургию. Но расстались Савва Иванович и Шаляпин в 1899 году не лучшим образом. Шаляпин нёс этот крест непрощения. И вдруг в вашей книге такой фотопортрет.

- В 1935 году в Югославии Шаляпин на гастролях встречался с внуком Саввы Ивановича Мамонтова Андреем Всеволодовичем и подписал фотографию для его пятилетнего сына, тоже Саввы. Андрей в 1920 году эмигрировал в Югославию, затем в Австрию и Аргентину. Сейчас в Аргентине и России уже десятое колено Мамонтовых. В 2013 году племянница Андрея Всеволодовича Наталья Валентиновна побывала в Российском центре науки и культуры в Буэнос-Айресе на празднике 140-летия со дня рождения Шаляпина. Мы с ней завязали переписку. Следом я обратился к Савве Андреевичу, и он любезно разрешил публиковать это фото.

- У меня ощущение, что возвращение этого фото в Россию несколько охладило столетние обиды. Хотя так ли был Шаляпин виноват, покинув опустевшую оперу своего кумира после ареста Саввы Мамонтова за не разрешённые законом коммерческие операции? Тогда это было Савве Ивановичу обидно, но сейчас хорошо издалека видно, насколько Шаляпин перерос к тому времени частную оперу. Тесно ему было бы, останься он в ней. Не удержать за колесо взлетающий самолёт.

Скажите, жив ли интерес к Шаляпину в Южной Америке? Знаю, как там любят русскую оперу, «Бориса Годунова» и наших молодых вокалистов.

- И не только! Мне довелось познакомиться с директором Института культуры Бразилия - Россия имени Лермонтова профессором Александром Адамовичем Жебитом. Рассказал ему о давних выступ­лениях Шаляпина в Южной Америке и обрёл вдохновенного поклонника нашего великого певца. Это стало началом воплощения мечты о шаляпинских вечерах в Рио-де-Жанейро. Александр Адамович, генеральный консул России в Рио-де‑Жанейро Владимир Георгиевич Токмаков, преподаватель консерватории Рио, известная пианистка, президент Института культуры Бразилия - Россия, академик Бразильской академии искусств Силвиу Лагу Жуниор, солист Педро Оливеро, другие артисты 30 сентября прошлого года провели интереснейший вечер в честь Фёдора Ивановича, его незабываемого выступления в Рио-де-Жанейро. Доклады о творчестве Шаляпина, его фотографии, аудиозаписи, отрывки из фильма «Дон Кихот», басовый вокал и, что приятнее всего, искренние благодарности, до сих пор, за посещение много десятилетий назад Бразилии русским гением оперной сцены,- впечатление незабываемое.

- Таков был тот посев! До сих пор плодоносит!

Николай Иванович! Слушаю вас с благодарностью и радостью, и пытаюсь представить, как десятилетиями в нашей стране росли поколения, НИЧЕГО не знавшие о творчестве Шаляпина. Или знали, что он эмигрант и предатель своего народа. А он сделал для славы своей Родины куда больше, чем большинство советских политиков. Благодаря вам мы узнали о шаляпинских выступлениях и в Южной Америке, и вновь возгордились великим казанцем. В канун дня рождения Фёдора Ивановича самое время наполнить шампанским бокалы и воскликнуть ему и вам: «Браво! Бис!»

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама