-11°C
Сервис недоступен.
Реклама
Архив новостей

Тюзовские истории

Журнал "Казань" №1, 2014

 

Народный артист Республики Татарстан Александр Купцов пришёл в Казанский ТЮЗ сразу после окончания театрального училища в 1979 году. За тридцать четыре года на сцене чего только не приключалось с ним — и забавного, уморительного, и не очень. Он собрал вместе некоторые рассказы — получилась весёлая история сцены и закулисья. А поскольку театр продолжается, есть надежда, что появятся и новые истории от Александра Купцова.

 

Как наша лошадь окотилась

Главный режиссёр Борис Ильич Цейтлин любил использовать в спектаклях животных. Так, у нас был кот Рыжик, превосходно сыгравший в «Драконе». С козой не повезло — она обкакалась на сцене. И, наконец, Цейтлин решил вывести на сцену лошадь в спектакле «Погром». Но это не получилось из-за габаритов сцены. Тогда сделали чучело, и оно постоянно лежало в кармане сцены. У чучела был вырез в брюхе. А в театре было много кошек. И вот однажды, придя на репетицию, мы услышали писк, и из брюха лошади стали вылезать котята... Так наша лошадь окотилась!..

 

Мальчик мальчику рознь

Одной из первых моих ролей была роль циркового силача по прозвищу Индийский петух в спектакле «Пеппи Длинный чулок», где Пеппи гениально играла Зоя Петрова. В конце спектакля она выходила со мной бороться, побеждала и получала приз. Но до её выхода из зала приглашался мальчик, который, конечно, мне проигрывал.

И вот однажды на сцену вышел «мальчик»... выше меня ростом и раза в два шире в плечах! Я чуть не упал в обморок... Ведь я не имел права ему проиграть — спектакль бы сорвался. Я боролся с ним, наверное, полчаса. Актёры на сцене смотрели на это зрелище кто со страхом, кто со злорадством. Наконец, почти выбившись из сил, я всё-таки уложил его на лопатки. И все облегчённо вздохнули...

После того случая я с опаской выходил играть этот спектакль...

 

Не очень весёлая история

С Вадиком Синицыным сыграли спектакль «Убить человека». На поклоне пошли вперёд на авансцену. И вдруг за нами раздался страшный грохот, и весь зал ахнул!!! Это упал сверху штанкет с софитами. Два шага разделяли нас с Вадиком от почётной смерти на сцене...

 

Зрители не заметили

Играя роль Шарлеманя в спектакле «Дракон», я оговорился. Вместо слов: «Дракон уничтожил 809 рыцарей...» произнёс: «Дракон уничтожил 809 зрителей...» Находившиеся на сцене актёры были в отпаде. Фейгин закрылся платочком и затрясся, Лена Крайняя отвернулась, смеясь. Царьков же не имел права отворачиваться — он покраснел, и из его глаз потекли слёзы... Сцену кое-как доиграли... А зрители даже ничего не заметили.

 

Звери помогли

Шла «Очень простая история». Я играл Соседа. Провёл сцену на ящике, поднялся и пошёл. Но хлястик фуфайки застрял между досок ящика, и ящик потащился за мной, болтаясь сзади. Сам я не смог отцепить и обратился к партнёрам, игравшим животных: «Эй вы, звери, давайте помогайте, что вытаращили глаза». Те бросились на помощь и кое-как отцепили. Всем было весело, а я вспотел!..

 

Сорванный финал

Я играл директора школы в спектакле «Гуманоид в небе мчится». В финале выходил грустный ученик Лопотухин (Олег Эллинский), которого заставляли признаться, что никаких гуманоидов не бывает. На сцену влетал его друг Шафиров (которого играл Михаил Меркушин) и с надеждой спрашивал: «Ну что, Вася, всё-таки она вертится?..» «Не знаю...» — печально отвечал Лопотухин. Затем на штанкетах поднималась Мигающая летающая тарелка, и все с удивлением поднимали голову.

Но в зале находилась очень жизнерадостная дамочка, которая бурно реагировала на происходящее в течение всего спектакля. И в финале она вдруг заразительно захохотала, её хохот подхватили зрители, затем и мы на сцене. В результате вместо грустного финала получилось всеобщее веселье... Финал был сорван.

Вот на что способна заразительность! В актрисы бы такую!..

 

Артистам часто не хочется играть...

У нас была замечательная помреж Александра Романовна Тимкина. Она обожала актёров и театр, была очень эмоциональная. Как-то перед спектаклем мы сидели с Сашей Яшкиным в гримёрке, и не хотелось играть. Раздался по трансляции взволнованный голос Тимкиной после второго звонка: «Ох... Ой... Артисты... Дала два раза, дала два раза...» Яшкин хмуро произнёс: «Повтори...» Из динамика прозвучал голос Тимкиной: «Повторяю...»

Сразу захотелось играть...

 

Трагикомическое

Гениальная актриса Наталья Воронина играла Хвеську в спектакле «Панночка». Я играл казака Спирида. Во время поклона она из озорства ткнула меня пальцем в живот. Истерически засмеялась, и в её глазах сверкнул садистский блеск. Наутро она пришла в гипсе с выпяченным вперёд пальцем.

— Что с рукой? — спросил я.

— Подлец! — ответила Наташа.

Фото из спектакля не сохранилось.

 

Ну и французы!

Когда репетировали «Дон Жуан» ­Мольера, Фарит Бикчантаев заставил меня разучить французскую песню. Я выучил её с большим трудом и пел в начале спектакля. Как-то на спектакль пришли французы, и я очень волновался. А после мне передали разговор двух французов: «Как ты думаешь, на каком языке он поёт?» — «По-моему, на голландском». Я очень расстроился. А когда гулял во дворе с внуком, встретил учительницу французского и пропел ей эту песню. Она была в восторге: «Настоящий француз!» Я был горд и подумал: «Что же это за французы сидели в зале?!»

 

Расстрел по требованию

Подходил к финалу спектакль «Рядовые», где я играл Дервоеда. На сцене были я, Фейгин и Царьков.Из люка должен был выскочить фашист, которого играл Саша Яшкин, и всех нас перестрелять. Но он не вылезал. Мы, не зная, что делать, стали отпускать реплики: «Какое-то странное затишье»; «Что-то фашисты обленились»; «Хоть бы пальнул кто-нибудь»... А за кулисами стоял мой шестилетний сын Миша, игравший сына моего героя. Он быстро сообразил, в чём дело, побежал под сцену и разбудил уснувшего Яшкина, тот выскочил из люка и наконец-то нас расстрелял...

Так Миша Купцов спас спектакль!..

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама