-1°C
USD 75,45 ₽
Реклама
Архив новостей

В поисках чуда

Журнал "Казань", № 12, 2013

26 ноября в Доме­-музее Василия Аксёнова прошёл авторский концерт композитора Екатерины Шатровой, посвящённый 20-­летию её творческой деятельности. Слушателям были представлены произведения разных лет и стилей, а также премьера вокального цикла для мужского голоса «Песни о любви и безумии» на стихи Григория Аросева.

Екатерина Шатрова - композитор, пианистка, преподаватель композиции в детской школе искусств № 4. Музыку пишет с 1993 года. Её первые песни для детей очень быстро стали популярными и зазвучали в репертуаре детских коллективов. В 1997 году состоялся первый творческий вечер композитора, а в 1999-м вышел сборник хоровых произведений для детей «Не улетай, детство!..». Тогда же Екатерина стала лауреатом республиканского конкурса песен о Казани в номинации «Лучшая песня для детей».

Сегодня творчество Екатерины Шатровой включает в себя вокальную и хоровую музыку, инструментальные сочинения, фортепианные обработки татарских народных песен.

Яркой гранью её дарования являются авторские интерпретации джазовых стандартов. Живущий в Финляндии пианист Евгений Гимер назвал их «джазом с восточными красками». Екатерина сделала много записей на студии радио «Новый век», большая часть которых вошла в художественный фонд радио, записала компакт-диск «В поисках чуда».

В нашем городе живёт талантливый человек. И не один. Талантливые люди живут в нашем городе. Мы хорошо это знаем, соглашаемся, а вот о существовании каждого из них порой и не догадываемся. Вместе с нами они ездят в метро, стоят в очередях и пробках, потому что талант - это не регалия и не пропуск, которым можно помахать перед носом стража порядка или толпы зевак, чтобы проскочить туда, куда тебе надо. Талант - это даже не аргумент для самой судьбы, если угодно, и грустить по поводу этого сегодня считается моветоном. У писательницы Виктории Токаревой есть повесть «Почём килограмм славы», в котором она живописует самоё себя в бытность начинающей учительницей музыки, для которой отбывание на уроке наедине с учеником - подобно галерам, откуда она таки сбегает в залитый софитами мир творчества… В случае с нашей героиней всё не так. Вернее - не совсем так. На её пути попадались разные двери, и все они в итоге привели ни к чему иному, как к самой себе. А главным в жизни была и остаётся музыка. Вот так просто. Не дано ни второго, ни третьего.

Композитор Екатерина Шатрова преподаёт в детской школе искусств, и её общение с учениками напоминает всё что угодно, но только не тоскливое времяпровождение. «Вот пианино. Посмотри: дека, педали, восемьдесят восемь клавиш. Попробуй-ка изобразить с помощью всего этого, как падает и разбивается телевизор!» - даёт она своё тестовое задание учащемуся. Скованный ученик недоумевает, а потом робко берёт до-мажорный аккорд. Мало кто поначалу способен на нечто большее, и уж тем более не подозревает о том, что однажды станет автором собственных музыкальных зарисовок, сказок, сценариев к коллективным мюзиклам. Наблюдая, как Екатерина работает с учениками, понимаешь, насколько им, попавшим в чуткие и добрые руки талантливого человека, повезло.

Невозможно описать музыку словами. Никакие из них не донесут ощущения почти осязаемой мороси морского бриза, запахов вечернего городского кафе, рассеянного через облака осеннего солнца и бликов отражающегося в мокром асфальте неба. Музыку Екатерины Шатровой скорее можно нарисовать. Карандашом, пастелью, а ещё лучше - акварелью. Мир в её композициях возникает словно сквозь пелену дождя, иногда слёз - грустных и радостных; реальность отражается ощущением лёгкого дежавю, словно в амальгаме старинного зеркала, а иногда мелькает картинкой беззвучно вещающего старый чёрно-белый фильм телевизора.

Среди выложенных «В контакте» композиций Екатерины сразу же привлекает название «Здравствуй, грусть». Ещё бы - все мы легко поддаёмся обаянию реминисценций! Но ничего общего с романом известной француженки пьеса на самом деле не имеет, а писалась изначально как песня, начинающаяся со слов «Здравствуй, грусть, что легла на сердце проседью…». Автор строк - сама Екатерина Шатрова. К своим поэтическим способностям она ­серьёзно не относится, в отличие от поэзии, занятие которой считает делом отдельным и ответственным. Рифмовать, говорит она, способен любой музыкант, наделённый чувством ритма. Ритм и рифма вообще одно и то же в переводе с греческого.

Поэзия в музыке Шатровой пульсирует и живёт постоянно. Независимо от жанра. Наверное, это не случайно. Родители Екатерины в своё время собрали хорошую коллекцию винила с записями Высоцкого и Окуджавы, которые девочка слушала запоем и знала наизусть все песни. В доме звучало много джазовой музыки - папа был в молодости джазовым контрабасистом, сохранилась его толстая тетрадь с упражнениями. Джазовым кумиром Екатерины с тех пор был и остаётся азербайджанский композитор и пианист Вагиф Мустафа-Заде. В семейном альбоме Шатровых есть фотография деда по линии мамы - молодого человека, причёсанного по моде времён НЭПа на прямой пробор. Сбежавший из интерната казанского музыкального техникума воспитанник чистопольского детдома, какое-то время он работал тапёром в кинотеатре (не оттуда ли удивительная «киногеничность» её мелодий?). На другом снимке дед со стороны отца, оперный певец. Семья жила в доме на углу улиц Чехова и Ершова, выделенном для артистов оперного театра. Бабушка, окончившая музыкальный техникум по классу флейты, преподавала в Первой музыкальной школе. В этот же дом позже поселили и эвакуированную во время вой­ны из Нижнего Новгорода семью мамы. Будущие родители Кати оказались почти соседями, только разминулись во времени, и встретились, когда отец обходил дом в поисках старых знакомых.

Часть детства самой Кати прошла в Нефте­юганске, где она поступила в музыкальную школу. Родители купили ей фисгармонию, на которой сами часто музицировали в четыре руки (мама в своё время окончила школу по классу скрипки). А потом уже в доме появилось пианино «Ласточка» - любимый инструмент, пианино-друг, с которым Екатерина не расстаётся до сих пор. Фортепианные миниатюры Екатерины Шатровой - авторские, а также созданные на основе известных джазовых стандартов, завораживают виртуозным кружевом лирических интонаций, рождающихся под её чувствительными, нервными, но одновременно точными пальцами. Окончив Первую музыкальную школу уже в Казани, она мечтала стать пианисткой, но поступила на теоретическое отделение музыкального училища, которое в итоге всё равно окончила по классу фортепиано. Там же впервые она стала посещать семинары композитора Бориса Николаевича Трубина, любимого на долгие годы наставника. Первые композиторские опыты случались ещё в школе - это были небольшие пьесы, а в седьмом классе появилось сильное желание написать нечто значительное. Одно - но главное. И в воображении звучал Первый концерт Чайковского…

Так почему же наличие таланта - не аргумент? И что гарантирует успех? Один известный современный прозаик, отвечая на этот вопрос (касался он, правда, литераторов), обозначил, на мой взгляд, очень точную его компоненту - постоянство сильного желания.

Желание творить и экспериментировать часто вело нашу героиню окольными путями. После училища, освоив за месяц курс математики, она легко сдала экзамены в один их технических вузов, где всерьёз полюбила «вышку» с завораживающими слух названиями теоремы Тейлора, формулы Лагранжа и знаком интеграла, напоминающим скрипичный ключ. Математика - в конце концов, такой же язык, система, как и музыка. И не зря сочинение фуги очень напоминает решение задачи. А что касается языков и систем, то увлечением Екатерины одно время было изучение эсперанто. Но даже во время учёбы на инженера, которую наша героиня всё же вовремя (!) не завершила, она стала работать концертмейстером у талантливого музыканта, хорового дирижёра и известного сего­дня гитариста Александра Лаврентьева. Не задерживаясь на подробностях, добавим, что диплом о высшем музыкальном образовании Екатерина получила на музыкаль­но‑педагогическом факультете Казанского педагогического института.

Окончательный поворот к творчеству произошёл, когда Екатерина готовилась стать мамой. Эта главная женская роль переродила в первую очередь её саму. Началось всё с предложения дочери поэта Гульшат Зайнашевой Асии Зайнашевой написать цикл детских песен, которые в исполнении детского вокального ансамбля «Айсылу» вошли в худфонд Гостелерадио. Позже вместе с дочкой Екатерина заново открывала для себя мир детской поэзии, стала много сочинять для солистов, хоров и вокальных ансамблей. Песни Екатерины Шатровой стремительно приобрели популярность и ещё до выхода сборников зазвучали в репертуаре детских коллективов. Композиция «Не улетай, детство!..», написанная на собственный текст, стала её визитной карточкой.

О музыке Шатровой стали высоко отзываться коллеги - профессиональные композиторы. Хотя в данном случае разделение на профессионалов и непрофессионалов - выглядит по крайней мере нелепо. Сами же мэтры - Алмаз Монасыпов, Борис Трубин, Шамиль Шарифуллин, отмечая дарование Екатерины, советы давали порой противоречивые. Кто‑то рекомендовал непременно поступать в консерваторию, кто-то, напротив, советовал «не губить свой родник», видя в авторе вполне сформировавшегося творца. Да и может ли путь художника ограничиваться часами отведённых по программе нагрузки дисциплин? Понятно, что каждый ищущий будет совершенствоваться постоянно. Существуя сегодня как бы «параллельно» с профессиональным сообществом - не будучи ни членом союзов, ни приглашённым участником всевозможных фестивалей, сама Екатерина очень высоко отзывается об уровне казанской композиторской школы.

Находить аудиторию помогают Интернет, социальные сети, где Екатерина является участником джазовых форумов, много переписывается с известным музыкантом. «Виртуальную» предысторию имеет и её сотрудничество с современным поэтом и прозаиком Григорием Аросевым, на стихи которого написаны вокальные циклы «Амбидекстр» и «Песни о любви и безумии». Помощниками и единомышленниками Екатерины Шатровой являются её коллеги по детской школе искусств № 4 - виолончелистка Ильсия Садриева, пианист и вокалист Руслан Хамидов, скрипачка Елена Шакирова, преподаватель хора и вокала Альбина Маликова. Вместе с ними композитор провела несколько своих авторских вечеров в Доме Аксёнова. Дух этой камерной площадки очень отзывчив на идею слияния слова и звука, которой преисполнено всё творчество Шатровой. Автор множества песен и инструментальных миниатюр, сегодня она мечтает о создании мюзикла, ищет подходящий сюжет. Зная её удивительную способность извлекать чудо из повседневности, слышать гармонию даже в атональности рутины, верится - сюжет непременно будет!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: