+12°C
USD 74,60 ₽
Реклама
Архив новостей

Варежки "от Шаляпина"

Журнал "Казань", № 4, 2012

27 марта на сцене Государственного большого концертного зала имени Сайдашева случилось воистину историческое событие - программу «Парижский салон Россини» публике представила живая легенда бельканто, обладательница самого «дорогого» в мире колоратурного меццо‑сопрано итальянская оперная дива Чечилия Бартоли.

Казанский сувенир Чечилии Бартоли

Казань, которую звезда посетила впервые, стала заключительным пунктом её российского мини-тура, организованного Фондом Виктора Черномырдина и Центром оперного пения Галины Вишневской. Перед этим с триумфом прошли её выступления перед публикой Санкт-Петербурга и Москвы, где примадонна исполнила программу «Жертвоприношение» - музыку из репертуара итальянских певцов-кастратов, за которую в своё время получила «Грэмми» (всего в копилке певицы их пять).

По признанию Чечилии Бартоли, уже заочно наш город был связан для неё с именем великого Шаляпина, одарившего талантом весь мир. Она же в свою очередь ехала сюда с надеждой открыть для публики частичку её родной Италии.

Каждое выступление Чечилии Бартоли действительно можно назвать открытием. Недаром в историю исполнительства она вошла не только как певица, но и настоящий музыкальный просветитель.

Артистка проводит немало времени в архивах старинных библиотек, изучая партитуры многих забытых ныне композиторов. Вот что, в частности, она говорит о неизвестной музыке эпохи барокко: «Мой интерес к этому пласту - это интерес итальянки и жительницы Вечного города Рима. Я начинала свою карьеру с исполнения Россини и Моцарта, они вдохновили меня. И я задалась вопросом: а кто же вдохновил в своё время их? Ведь говорят, что Россини - «продукт» музыки XVIII века. А какой она была - эта музыка?... Её перестали исполнять в основном по причине того, что она была написана для певцов-кастратов - людей с драматической судьбой, как вы знаете. Они обладали уникальной техникой. Повторить их исполнение очень сложно».

Итогом исследовательской деятельности певицы стали серии тематических концертов, посвящённых той или иной музыкальной эпохе. Существует уникальный проект Чечилии Бартоли - передвижной (на грузовике!) музей знаменитой певицы позапрошлого века Марии Малибран, с которым сегодняшняя звезда оперной сцены проехала одиннадцать тысяч километров!

Казанский же концерт синьорины Чечилии перенёс слушателя в начало XIX века - предромантическую эпоху, атмосферу музыкального салона, в каких собирались артистические и интеллектуальные сливки своего времени.

Вместе с пианистом Серджио Чиомеи певица исполнила камерные произведения Россини, Беллини, Доницетти, Бизе, а также сочинения знаменитого тенора Мануэля Гарсиа и его дочерей Марии Малибран и Полины Виардо. Каждый номер предвосхищало небольшое поэтическое вступление ведущего концерта неподражаемого Эдуарда Трескина. Элегия, эклога, пастораль или остроумная эпиграмма настраивали слушателя на определённый лад. Прелестно склонив голову, внимала русской речи конферансье и сама примадонна.

С чем же можно сравнить её исполнение? Даже затрудняюсь! Слышала немало голосов, в том числе и «первого эшелона» певцов, но то, что представляет собой пение Бартоли - явление совершенно особенное. Наверно, это и есть бельканто «в подлиннике», его сегодняшняя реинкарнация; то самое бельканто, что покоряло сердца поклонников жанра задолго до изобретения звукозаписи. В умении донести его до нас и заключается феномен Чечилии Бартоли.

Любой музыкант скажет, что камерную миниатюру исполнить куда сложнее, нежели большой бравурный концерт. Точно так же истинное величие литератора часто поверяется коротким рассказом, а не романом или повестью. В программе «Парижских вечеров Россини» не было больших оперных арий, но каждый романс или песня в исполнении Бартоли стали шедевральным мини-спектаклем, а каждое слово и интонация в них были на вес золота. Обаятельная дива перевоплощалась из томной влюблённой в ветреную кокетку, мастерски подражала альпийским йодлям, пела «мультипликационным» голосом божьей коровки и даже танцевала фламенко. После каждого номера зал взрывался овациями, а когда певица спела романс Полины Виардо, музы Тургенева, «Ай-люли», зал аплодировал стоя. Щедрая на бисы артистка трижды выходила на поклон, принимая букеты, горячо благодарила своих почитателей, охотно прямо на сцене раздавала автографы. Кто-то из поклонников преподнёс певице в подарок пару вязаных «бабушкиных» варежек. Тут же надев, дива продемонстрировала их залу.

Талант, искренность и обаяние итальянки надолго запомнятся российскому слушателю. И, кто знает, может, когда-то станет реальностью посетившая её во время этого путешествия по загадочной России идея о поезде «Транс‑Сиби­риана», в котором примадонна могла бы объездить с концертами страну до самого Владивостока. Певица не любит самолётов.

А ещё, будучи в Казани, звезда много удивлялась: «Скажите мне, в чём загадка вашего города, подарившего миру столько голосов?.. Да и Горький, оказывается здесь жил!..» (на Капри существует премия имени писателя, которой была удостоена примадонна). «Как? - И Чулпан Хаматова здесь родилась?..». Известная актриса будет участвовать в Зальцбургском фестивале 2012 года, директором оперной части которого назначена Чечилия Бартоли. Так что Казань и примадонна не забудут друг друга.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: