+11°C
USD 74,60 ₽
Реклама
Архив новостей

Владимир Зотов в своей стихии

Журнал "Казань", № 11, 2011

Владимир Николаевич Зотов - один из основателей легендарного фотоклуба «Тасма». Родился в 1939 году в селе Аксубаево Татарской АССР. Увлёкся фотографией ещё в детстве. С 1960 года фотокорреспондент областных пермских, а затем татарстанских газет.
В 1970 году окончил факультет журналистики Казанского университета. Член Союза журналистов и Союза фотографов России. С шестидесятых годов участвует в выставках в нашей стране и за рубежом. Работы включены в престижные издания «Другая Россия» (Лондон, 1986), «Современная фотография» (Дюссельдорф, 1998), «Меняющаяся реальность» (Вашингтон, 1991) и многие другие.


Володе Зотову было двенадцать лет, когда любящая тётка, заметив жгучий интерес мальчишки к фотоделу, подарила ему фотокамеру «Любитель». Некоторые из снимков, сделанных им в тот же год незатейливым аппаратом, и сегодня интересны не только как документы, но и как художественные работы. С тех пор вот уже шестьдесят лет Зотов фотографирует жизнь во всех её проявлениях. Несмотря на возраст, Владимир Николаевич по-прежнему лёгок на подъём в любое время, при любой погоде, готов ехать хоть на край света, чтобы без устали снимать происходящие там интересные события и одновременно запечатлевать жизнь обычных людей. Не зря же в Европе и Америке его называют «выдающимся социальным художником, честным зеркалом общества».

Он обладает редкой способностью дружить со многими людьми более полувека, прощать им слабости и восхищаться их достоинствами. Умеет вселять в друзей веру в собственные силы, когда уже, кажется, сил вовсе не осталось. Его любовь к ближним не знает предела.
Мне запомнились слова, сказанные лет двадцать назад пианисткой консерватории красавицей Любой, женой Зотова, причём сказанные не публично, а в доверительном дружеском разговоре: «С моим характером было бы невозможно ужиться с кем бы то ни было. Только удивительный Володя Зотов не раздражает меня по пустякам, но нередко приводит в восторг».

О Зотове высказывались многие знатоки фотографии, известные журналисты и знаменитые деятели культуры. И я писала о верном рыцаре журнала «Казань» в давней статье «Третий глаз Владимира». А сегодня, не претендуя на то, чтобы объять необъятное, предпочитаю привести слова его друзей и коллег.

Елена ЧЕРНОБРОВКИНА
Журналист

Кто в Казани не знает Владимира Зотова? Разве что зелёная молодёжь… Он хорошо известен от редакций до кремля! Ну, в элитном сообществе фотомастеров он на одной из высших ступенек пьедестала… Фотографии Зотова - это нечто! Даже самые обыденные, даже «просто для газеты» - можно смотреть долго и находить всё новые неожиданные детали. Работа мастера. И дело не только в их техническом совершенстве, главное в том, что Владимир умеет смотреть и видеть. Улавливать моментально неожиданный ракурс, выражение лица, сюжет. Володя и раньше, с прежней фототехникой, творил чудеса, а теперь возможностей для этого ещё больше.

Он всегда умел удивлять - причём не только своими блестящими фотографиями. Например, однажды на свой юбилей в гавриловской «Вечёрке» притащил в редакцию вместо традиционных тортов и конфет (кажется, они тоже были, но разве это запомнишь) ведро варёной картошки… В конце рабочего дня какое же это было объеденье! Ещё он всегда снимал гостей редакции в начале их визита (кто только не побывал у нас в «Вечёрке»!), и пока мы пытали их вопросами, незаметно исчезал из кабинета главного, а потом вручал изумлённым гостям репортажные снимки! Это сегодня легко - нажал кнопку принтера, и готов снимок. А тогда надо было проявить и закрепить плёнку, высушить, спечатать карточки, высушить… такой дли-и-и-инный процесс - и вот!.. Сегодня Владимир Зотов по-прежнему имеет отточенное мастерство, острый взгляд и неизменную доброжелательность к людям и миру. И это здорово!

Евгений УХОВ
Журналист, редактор газеты
«Комсомолец Татарии» в 1970-1975 годах

Среди многих замечательных работ Владимира Зотова на его последней выставке самой ценной мне кажется портрет Юрия Гагарина на крыльце домика в международном лагере «Волга». Кадр, где первый космонавт впервые, наверное, предстал земным, утомлённым вселенской славой человеком,- дорогого стоит. Его с полным правом можно назвать историческим, тем более что именно тот год был назван Годом Юрия Гагарина. И это отнюдь не случайная удача фотографа, оказавшегося в нужный момент в нужном месте. Так неформально «подсмотреть» Гагарина мог только Зотов.

Феликс ФЕЛИКСОН
Репортёр, заслуженный работник культуры
Республики Татарстан

С Владимиром Зотовым я знаком почти полвека, мы вместе работали ещё в той, настоящей «Вечерней Казани», и удивительно, что всё это долгое время меж нами сохраняются доверительность и теплота отношений. Его уникальные снимки часто ставили на первую полосу газеты, и они всегда привлекали внимание читателей, как хорошее искусство привлекает небанальным, влюблённым в жизнь весёлым взглядом. Он никогда не наступает на ногу коллегам, спешащим к успеху, пропускает их вперед, но всегда протянет руку помощи застрявшему в неудаче. Настоящая человечность, наверное, и делает его фотографии уникальными.

Эдвард ХАКИМОВ
Фотограф, профессор Казанского (Приволжского) федерального университета

С Зотовым у нас много общего: жажда жизни, неуёмный характер, любовь к музыке и женской красоте. Он - генератор множества идей, подчас неожиданных, и всю жизнь горит фотографией. Снимая как репортёр, мгновенно, остро, выдаёт не просто сюжет, а социальный срез жизни так, как мало кому удаётся. Он умеет не только увидеть многое в малом, но и донести до людей своё обнажённое сердце. Как настоящий художник, не запасает других ценностей, кроме мудрости и фотографий. Поэтому и стал признанным авторитетом в мировом фотоискусстве.

Рубин АБДУЛЛИН
Ректор Казанской государственной консерватории

Человек, влюблённый в свой город и край, Зотов очень достоверно и выразительно запечатлел целую эпоху культурной жизни. Он всегда откликается на все значимые события. Его архив - непреходящая ценность, честно отражающая реальную жизнь республики за несколько десятилетий, весьма непростых в истории нашей страны. Большая часть фототеки Зотова - это мир искусства, искусства нашей республики и нашей страны.

Татьяна ЛЕСКОВА
Журналист

В архиве Зотова более миллиона негативов! Те, кто работал с ним, всегда поражались его умению в считанные минуты найти то, что нужно. Выглядело это так: заходишь к нему в лабораторию, интересуешься: Володя, ты помнишь,
в начале семидесятых годов в Казань приезжал такой-то; любопытно, как он тогда выглядел? В чём проблема, говорит Зотов,- раскрывает один из своих «гроссбухов», сверяется с одному ему понятными значками-кодами, потом тянется к папкам на стеллажах (а этих папок - сотни!), и через пару минут искомое в руках. Это потрясало всех вроде фокусов Кио.

Кого только не увидишь на уникальных снимках Зотова! Политические деятели и олимпийские чемпионы, космонавты и музыканты, танцовщики и певцы… Естественно, поражает не одно лишь количество, но и качество, содержание фотографий. И здесь важно понять, почему он снимает именно это и так, а не иначе.

Однажды, столкнувшись в коридоре издательства с Владимиром Зотовым, я услышала от него брошенную мимоходом фразу: «Ты чего такая хмурая? Неприятности? А попробуй улыбаться. Вроде бы никакой разницы для твоих проблем - улыбаешься ты или хмуришься, так уж лучше улыбайся». Сказал - и пошёл дальше. Сначала я даже разозлилась на него - мол, чужую беду руками разведу. Но попробовала. И поняла его правоту. Тем более что это были слова, не вычитанные из умных книжек, а часть его жизненной философии. Вообще, за Владимиром Зотовым закрепилась репутация эдакого балагура-весельчака. Отчасти так оно и есть. Зотов - человек открытый, улыбчивый, лёгкий в общении. И некоторые, даже коллеги, ошибочно переносят особенности характера на его фотографии, стараясь увидеть в любых сюжетах прежде всего юмористическую подоплёку, лирику или лёгкое подтрунивание над попавшими в кадр персонажами. Это, безусловно, ему присуще. Но лишь как малая часть из того, что он снял за пятьдесят лет творческого служения фотографии.

Евгений МИХАЙЛОВ
Журналист

За двадцать лет работы с Зотовым в «Вечерней Казани» я не переставал удивляться репортёрскому таланту этого «мультифотохудожника». Он всегда сразу, мигом ловит кадр-событие, в котором ни убавить, ни добавить нечего.

Николай МОРОЗОВ
Режиссёр и оператор кино и телевидения

Десятки лет я встречался с Володей на съёмочных площадках и много раз убеждался, что новейшая история Татарстана немыслима без его фотографий. Если взять архив любого известного политика или деятеля культуры, то среди лучших фото непременно окажутся несколько зотовских. Вот, например, недавно мы начали снимать фильм о Баки Урманче и нашли, что лучшие портреты сняты Зотовым. В его кадрах, будь то портрет, событие, многоликая толпа, городской или сельский пейзаж - всё выразительно, с классной композицией, и нет ни одного пустого лица, даже в большой толпе. Как будто некий постановщик постарался специально для него. Это поразительно, как и то, как много он «наследил» в истории нашей республики.

Юрий ФИЛИМОНОВ
Фотограф

Володя очень близкий человек в моей семье, хотя мы и не родственники. Он надёжный, мудрый, неунывающий человек - настоящий мужик! Сейчас это редкость. В его фотографиях, даже юморных, всегда можно увидеть и другие неожиданные, важные вещи. После успехов нашего фотоклуба «Тасма» на европейских и американских выставках стали говорить о Казанской школе фотографического искусства. Направление в фотоискусстве мы взяли у Картье-Брессона, но в жанре - «схваченное на лету» - немалому учились у Володи. Он - Зотов! Знает о самом себе главное, и потому не может мелочиться.

Николай БЕЛЯЕВ
Поэт

Я бывал на заседаниях фотоклуба «Волга», когда на фотографию мало кто обращал внимание, а о грядущем её значении никто и не мечтал. Хорошо помню, как начинали творить такие мастера как Володя Богданов, Эдик Хакимов, Володя Разумейченко и другие знаменитости. Именно в этой среде впервые прозвучало имя Владимира Зотова, чьи работы сразу запомнились своим неповторимым взглядом, постепенно складываясь в своеобразную летопись жизни Казани и казанцев второй половины XX века. Владимир Зотов - давно состоявшийся мастер в фотоделе, которому он служит всей своей душой и талантом.

Вахит ШАРИПОВ
Журналист

«Маэстро прошедшей эпохи» - многие годы он безропотно и стойко, как волжский бурлак, тянул лямку газетного репортёра. Будучи жёстко привязаным к газетной периодике и её требованиям, трудно не «замылить» глаз и не видеть трагических нелепостей и противоречий той жизни. Собственно, что стараться-пыжиться, если ты сам был частью коллективного бессилия что-либо изменить. А он упрямо «пел» о том, что было хорошо ему известно: «Я не согласен… Потому что так не должно быть - это ниже человеческого достоинства!» Наверняка это чувство протеста двигало кнопкой затвора зотовского фотоаппарата без малейших шансов на публикацию «нетипичных» снимков. Именно это чувство позволяло ему увидеть в жалком человеческом обломке или «тихом» и банальном эпизоде - великое и непреходящее, а в том, что считалось великим - жалкое, ничтожное и смешное.

Гунар БИНДЕ
Фотограф Международной федерации фотоискусства

Когда в Казани состоялась моя выставка, в казанской прессе были напечатаны самые толковые мнения о фотографиях. И я навсегда сохранил впечатление о Казани как городе интеллекта и глубокого понимания фотоискусства. А организатором этой выставки и последующих обсуждений был Владимир Зотов. Рижане чуть раньше, чем казанцы, познакомились с творчеством казанского фотоклуба «Тасма» и работами Владимира. Философское видение и отношение к жизни, свойственное моему другу, хорошо запомнилось в моём городе.

Юрий ФРОЛОВ
Фотограф

С 1965 года я работал с Володей в одной упряжке. Но и сегодня могу сказать, что он как был, так и остался самым оперативным репортёром. Первый снег выпал только сегодня, а он уже вчера его снял и отпечатал. Его дом по сути всегда был и есть Домом фотографии. Истинный Зотов - певец чёрно-белого фотоискусства, рисуя цветом, думает светом и тенью. Он всегда чувствует современный нерв мировой фотографии.

Надежда САЛЬТИНА
Журналист

Знаю Володю почти полвека, со времени его прихода в «Комсомолец Татарии». Молодой, энергичный фотокор мог быстро выехать, вылететь в любую точку республики и сделать репортаж со строительства КамАЗа или с фестиваля советско-японской дружбы в лагере «Волга», или с премьеры любого театра. Но сегодня я вспоминаю другое. Лет десять назад проходила большая выставка его работ в музее изобразительных искусств. Рядом с яркими цветными пейзажами демонстрировались прекрасные чёрно-белые снимки: портреты и жанровые сценки. Меня поразила фотография «В загсе». Среди юных улыбающихся лиц внимание приковывала пожилая женщина - в её взгляде таилась такая глубокая печаль, что просто сердце замирало… Вероятно, женщина была в этот миг далеко в прошлом… думала о своей юности, когда невозможен был такой звонкий праздник, а, может быть, вспоминала расставание с мужем, уходившим на фронт. Или просто молилась, чтобы у этой пары не было трагедий, пережитых старшим поколением. Правда, при желании можно толковать этот снимок и по-житейски буднично. Но всё равно, это было интервью без слов - маленький шедевр! Я поняла: наш юный фотокор вырос в зрелого мастера!»

Александр СЕМЁНОВ
Фотограф, заслуженный деятель искусств
Республики Татарстан

Дорожу дружбой с Володей с 1967 года. Для меня он - лучший фотограф Казани. Поражаюсь многим его качествам. Ни у кого в республике нет такого полного событийного архива за пятьдесят лет - всё по датам, событиям, по фамилиям. И ориентируется он в этом образцово-показательном космосе элементарно. Как теперь говорят - в один клик.

Он рукодельщик - каких поискать… Многому я от него научился. В 2007 году на моей выставке в галерее «Хазинэ» он подарил мне ксерокопию страниц журнала «Казань», где была обо мне публикация, а спустя некоторое время вручил книгу своей ручной работы с открытия той выставки. А сколько таких книг, альбомов он сделал и на заказ, и по велению души!

Володя, как никто, горазд на выдумки. Однажды я отмечал свой юбилей в деревенском доме в Курочкино. Был тридцатиградусный мороз. Когда застолье было в самом разгаре, в открывшейся двери моей избы в клубах пара вдруг появился Володя с аккордеоном. И меха растянул залихватски, как умеют ещё в народе… А в другой раз утром у меня в гостях в Зеленодольске он наполнил пустые бутылки водой, настроил этот музыкальный инструмент и сыграл что-то из классики.

Я помогал Володе делать две его выставки - у нас в галерее «Зелёный Дол» и в Казани. И увидел столько поразительных фотографий среди тех, что перебрал! Но всё снятое им перебрать невозможно.

Действительно, всё снятое Зотовым не видел никто, кроме автора. Двести восемьдесят съёмок в его картотеке только по фестивалю Шаляпина! Ещё больше по каждому театру. Вот она - история театра в лицах! Причём многих лиц уж нет на этом свете. Но купить этот видеоряд театры не могут. Культура-то у нас совсем бедная. Конечно, Володя многое дарит своим героям. Но героически трудиться для организаций, не способных оплатить труд многих дней и ночей - надо уж совсем себя не уважать. И как-то он сказал в сердцах: - Сжечь, что ли, весь архив, раз уж он не нужен нашей культуре? - Я от такой перспективы в ужасе онемела. А потом уговорила оставить весь архив своим наследникам. Не навсегда же наш Минкульт приговорён к нищенству. Настанут же времена, когда это наследие окажется бесценным. Особенно если учесть, что летописцы такого уровня, как Зотов - уникальны! Из множества виденных мною фотографий, пожалуй, самые незабываемые впечатления оставляют снятые им толпы, в которых каждое лицо неповторимо. Вот «Афганцы» - молодые парни уже на гражданке собрались вместе по известному только им поводу. Все очень разные, но у каждого во взгляде что-то словно из-за края жизни, куда им пришлось заглянуть поневоле. Или снимок с конкурса красоты: сцена из спектакля, созданного самой жизнью. Каждый персонаж звучит по-своему, но все вместе как хороший оркестр. Сам Рембрандт позавидовал бы таким многофигурным композициям. А вот - группа колхозников, снятых в начале шестидесятых годов… Как будто ничего не изменилось в их жизни после гражданской войны, однако улыбаются, верят в лучшие времена.

Фотографии Зотова заставляют улыбнуться и удивиться, но чаще задуматься. В краткий миг, в долю секунды он умудряется вместить движение двух миров: внутренней сокровенной жизни отдельного человека и внешней, общей для всех жизни, а в результате - привычная трагикомедия нашего существования. Его фотокамера за долгое совместное с ним бытие стала неотъемлемой частью его самого, как третий глаз Шивы. И Владимир, как в шапке-невидимке, не привлекая к себе внимания, снимает и снимает живое течение времени.
Зотов благодарен судьбе за везенье, за счастливые случайности, которых в его жизни ничуть не больше, чем у других. Но, в отличие от других, Владимир не помнит зла, хотя его-то уж незаурядному человеку достаётся больше, чем другим.

Неистребимый оптимизм достался ему от отца - фронтовика с первого до последнего дня войны, дважды горевшего в своём танке, но убеждённого в том, что родился счастливчиком, хотя бы потому, что видит мир после страшной войны. А многие ли счастливы лишь оттого, что не утратили способность видеть?

Другие важные грани зотовской натуры - мужество и великодушие. Он сумел отстоять творческие позиции «Тасмы» в глухом безвременье и смуте. А как он выбирался из последствий автокатастрофы… Переломанный, едва придя в сознание, сказал жене: «Я выкарабкаюсь. Не сомневайся!» Только врачи разрешили ему вставать, а он уже пошёл на съёмку, и клюшку отбросил при первой возможности. Через год даже друзья забыли о серии перенесённых им операций, ведь он, не жалуясь на боль, работает так, что попробуй-ка за ним угнаться. Подчас молодой здоровяк упустит миг удачи оттого, что не присел, не взлетел, не наклонился, поленился, и как же не любить удачу Владимиру Зотову, у которого для лени нет ни секунды свободного времени!

Я не знаю другого человека, так влюблённого в жизнь и так бесстрашно смеющегося над всеми её глупостями. А ведь и смех, и слёзы, и глубокое раздумье заставляют нас меняться по-настоящему.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: