-6°C
USD 75,85 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    1972
    0
    1
Реклама
Архив новостей

«Выставка шести молодых художников». Версия 1970

Нынешней осенью в Казани представили проект «Выставка 6 молодых художников.

Взгляд через 50 лет. 1970–2020», посвящённый ведущим художникам Татарстана последней трети ХХ — начала XXI веков. Надир Альмеев, Игорь Башмаков, Евгений Голубцов, Георгий Иванов, Владимир Нестеренко, Рустем Фаттахов — каждый из них сыграл значимую роль в искусстве. Экспозиция реконструировала историческую выставку 1970 года и отразила творческую судьбу каждого из её участников. Кураторы выставки предлагают читателю совершить экскурс в те времена, когда проходило ставшее культовым событие художественной жизни нашего города.

1960-е — удивительное время: эпоха «оттепели» с её политическими и историческими откровениями, ослаблением цензуры, «колоссальным общественным возбуждением», творческой свободой (пусть и относительной) заканчивалась, но импульс ею порождённый продолжал будоражить общество, особенно молодую его часть, не желающую возврата в прошлое. На исходе этого бурного десятилетия, в мае 1970 года, случилось событие в художественной жизни Казани, ставшее знаковым для его участников, — открылась выставка, в афише названная следующим образом: «Выставка 6 молодых художников. Альмеев Н. Башмаков И. Голубцов Е. Иванов Г. Нестеренко В. Фаттахов Р.».

В это время художественная ситуация в Казани была такова, что художники не могли устраивать выставки произвольно — где и когда хочется, без санкции «старших товарищей». Вся выставочная деятельность была прерогативой Союза художников, и попасть на выставки можно было только через Выставочный комитет или Художественный совет, которые оценивали профессионализм и заслуги участников, художественный уровень произведений, их соответствие идеологическим нормам. А пробиться на них недавним выпускникам или ещё студентам художественных заведений, к тому же замеченным в художественных вольностях и увлечениях разнообразными «измами», было непросто или даже практически невозможно. А выставляться хотелось! Ведь художник творит не только для себя, но и для других, и диалог со зрителем ему нужен и важен.

Актовый зал Казанской консерватории. 1970
 

Инициатором «Выставки 6» стал молодой художник Надир Альмеев, enfant terrible казанского искусства, в 1966 году исключённый с последнего курса Казанского художественного училища, и, соответственно, практически не имевший шансов выставляться в официальных залах. Он пригласил к участию в выставке недавних выпускников Казанского художественного училища Георгия Иванова, Рустема Фаттахова, Евгения Голубцова и ставших уже студентами Строгановки Владимира Нестеренко и Игоря Башмакова. Заручившись поддержкой ректора Казанской государственной консерватории, известного композитора, народного артиста СССР Назиба Гаязовича Жиганова (с ним Надир был знаком лично благодаря своему отцу — известному татарскому певцу Усману Альмееву) и секретаря Обкома комсомола Татарии Ильгиза Хайруллина, «молодые и дерзкие» художники устроили выставку в фойе нового Актового зала Казанской консерватории, построенного в 1969 году. На его месте сейчас стоит Большой концертный зал имени Салиха Сайдашева.

За короткое время художники решили множество задач: Игорь Башмаков разработал афишу и нагрудный значок с символом выставки — цифрой «6»; Надир Альмеев подготовил пригласительные билеты и напечатал их на оборудовании Комбината печати имени Камиля Якуба, договорившись с ним как сотрудник Татарского книжного издательства, в котором работал в то время (он скомпоновал разнообразные инструменты художника — кисть, перо, резец, мастихин, — в форму то ли устремлённой вперёд птицы, то ли нацеленных на врага орудий). Оформили и развесили работы: двенадцать гравюр Надира Альмеева были смонтированы на стене, а живописные работы других участников (по три у каждого) размещены на мольбертах (стены фойе — из стекла, и места для развески картин было очень мало).

Назиб Жиганов и Баки Урманче в Актовом зале Казанской консерватории
Середина 1980-х
Фото Владимира Зотова. 
Из фондов Национального музея 
Республики Татарстан — коллекция 
Музея композитора Назиба Жиганова

Но «Выставка 6» оказалась под угрозой с прибытием в Актовый зал за несколько часов до открытия официальной делегации Союза художников ТАССР в лице ­Хариса Абдрахмановича Якупова и Б. С. Яхлиеля, настаивавших на запрете выставки. Пришлось подключать «тяжёлую артиллерию» — срочно звонить аксакалу татарского изобразительного искусства Баки Урманче и вызывать его на подмогу. Очевидно, авторитет Баки Идрисовича, неформального духовного лидера татарской творческой интеллигенции 1960–1980-х годов, его доводы в пользу молодых художников спасли ситуацию. Хотя экспозицию «порядком отредактировали», но главное — она открылась. Первая самостоятельная выставка шести начинающих художников, без пафоса официальных вернисажей, без привычной для нашего времени рекламы по телевидению, лишь с афишей, самостоятельно расклеивавшейся участниками по городу, смогла привлечь внимание казанской интеллигенции. О молодых художниках заговорили, более того — их признали. Их творческие амбиции, свежесть взгляда, художественные эксперименты, поиски новых тем, стремление рассказать миру о том, что их волнует, оказались близки зрителю.

А Баки Урманче, сам ниспровергатель авторитетов, как никто иной осознававший необходимость смены художественной парадигмы, закрепил успех выставки, положительно отозвавшись о ней в интервью, напечатанном на страницах газеты «Комсомолец Татарии», отметив «творческую активность, поиск новых и смелых форм графического и живописного решения тем, остроту композиции» молодых художников, призывая «беречь ростки их чистых дарований».

В партийной верхушке Татарской АССР, да и всего Советского Союза, очевидно, тоже осознавали неизбежность изменений в обществе. И желая то ли поддержать молодые творческие силы, которые в будущем будут определять культуру и искусство страны, то ли стремясь взять под контроль эту пульсацию нового поколения, они стали и сами инициировать разно­образные культурные проекты, нацеленные на объединение молодых художников, писателей, музыкантов, актёров… Так или иначе, Татарский обком комсомола, поддержавший изначально шестёрку наших молодых художников, привлёк их к работе первого семинара творческой молодёжи, проходившего в международном лагере «Волга» в июне 1970 года, на который участники съехались со всего Советского Союза. «Выставка 6» в несколько усечённом виде плавно переместилась из здания консерватории «под купол» лагеря. Нападки со стороны именитых коллег по цеху предпринимались и там, но «молодые и дерзкие» выстояли. Быстротечная «Выставка 6» — две недели в консерватории, четыре дня в лагере «Волга», — стала весьма показательной для молодых художников, она продемонстрировала актуальность их исканий, востребованность их творчества, вселила уверенность в своих силах.

Реконструкция этой выставки предлагается вниманию зрителей в первой части экспозиции, разместившейся во входной части галереи. У Надира Альмеева сохранились все двенадцать гравюр с выставки, выполненные им на пластике — остросовременном материале того времени, обладающем и достаточной твёрдостью, необходимой для печати, и в то же время пластичностью, не сковывающей резец гравёра. В этих ранних работах проявились многие индивидуальные особенности художника, которые будут свойственны ему на протяжении всего творческого пути — выбор тем, выразительных средств, любовь к печатной графике. Побудительными импульсами к творчеству для него часто выступают поэзия, насыщенная философской глубиной и драматизмом, мифы и архетипы мировой культуры, цирк как особый тип искусства… Надир Альмеев не занимается прямым иллюстрированием текстов, а создаёт образы, передающие экспрессию и внутренний динамизм через прихотливую линию, гипертрофированную пластику, разнообразную графическую фактуру и сложные ритмические построения, сближающие изображения с орнаментальными композициями.

Игорь Башмаков в мастерской. 1970-е

Большинство живописных работ «Выставки 6», к сожалению, не сохранилось. Поиски в мастерских художников, у наследников тех, кто уже ушёл из жизни, в частных коллекциях позволили выявить ­несколько произведений, экспонировавшихся в 1970 году и подобрать аналогичные им, чтобы воссоздать атмосферу выставки. Эти работы свидетельствуют об активном ­освоении молодыми живописцами наследия русского и европейского авангарда, в эпоху «оттепели» вернувшегося к советскому зрителю, и в то же время о его глубокой переработке в стремлении обрести собственный ­художественный язык. Так, в картине Владимира Нестеренко «Танец», балансирующей на грани абстракции, сплелись красные вихри русских празднеств Филиппа Малявина, иконописные лики, футуристическая динамика неудержимого движения. Свой «Городской вид» Евгений Голубцов словно расчленяет на геометрические составляющие и мозаичные фрагменты, вычисляя в конкретном архитектурном пейзаже универсальную формулу города. В печали умирания природы в «Осени» ­Георгия Иванова — примитивистская эстетика, вдохно­влявшая не одно поколение авангардистов, соединяется с метафизи­ческим восприятием жизни. В казанских ­пейзажах Рустема Фаттахова и Игоря Башмакова фиксируется тема, которая для обоих станет определяющей в творчестве: Фаттахов превратится в одного из самых преданных теме старой Казани живописцев, Башмаков будет так или иначе экстраполировать её в свои монументально-декоративные композиции из металла, а в последний период творчества полностью погрузится в неё, вернувшись к живописи.

«Выставка 6» стала одним из ярких событий Казани конца шестидесятых, ознаменовав наступление нового периода — семидесятых, — отмеченного в искусстве снижением пафоса «сурового стиля», постепенным замещением «героики будней» предыдущего десятилетия лиричностью, камерностью, стремлением осмыслить окружающий мир сквозь призму собственных чувств и переживаний.

На первомайской демонстрации. Рустем Фаттахов, Олег Бойко, Надир Альмеев, Владимир Нестеренко, ГеоргийИванов. 1963
Фото из архива Н. У. Альмеева

Примечательно, что уже через год, в апреле 1971-го, молодые художники практически в том же составе (лишь Евгения Голубцова заменил Рашид Сафиуллин) вновь собрались на «Выставке театральных эскизов», развернувшейся в Доме актёра на улице Щапова. Это было вполне естественно, так как большинство из участников получали образование на театрально-декорационном отделении. Впоследствии эту выставку они называли «выставкой несостоявшихся спектаклей», поскольку ни один из экспонировавшихся проектов не был реализован на сцене, возможно потому, что для театра того времени они были ещё слишком смелыми.

«Выставка 6» сыграла заметную роль в судьбах всех её участников, став в определённом смысле отправной точкой их самостоятельной творческой деятельности. В следующие десятилетия все они станут яркими фигурами в художественной и общественной жизни Татарстана, а известность некоторых выйдет за пределы и республики, и страны. Каждый из участников «Выставки 6» внесёт большой вклад в развитие выбранной сферы искусства. Надир Альмеев — книжной и станковой графики, светомузыки и кинематографии, работая в казанских издательствах, сотрудничая с СКБ «Прометей» и Казанской студией кинохроники; Игорь Башмаков — монументально-декоративной скульптуры из металла, создав целый ряд композиций, ставших признанными символами нашего города; Евгений Голубцов и Владимир Нестеренко — художественного проектирования интерьеров общественных зданий, оформляя самые модные в 1970–80-е годы кафе, рестораны и другие объекты; в 1990-е Евгений Голубцов станет лидером целого направления в живописи Татарстана, увлекая за собой новое молодое поколение художников; Рустем Фаттахов будет работать на Казанской телестудии; Георгий Иванов станет ведущим художником-проектировщиком Прикамского региона, участвуя в создании городской среды Набережных Челнов и дизайнерских разработках КамАЗа.

Творчество участников «Выставки 6» в последующие десятилетия представлено на выставке живописными, графическими, скульп­турными произведениями, проектными работами, демонстрирующими яркую индивидуальность каждого из художников и в то же время общность, определяемую образованием, культурой, пристрастиями, духом времени, сформировавшего их как личности.

Спустя три десятилетия, в 2000 году, по инициативе Рустема Фаттахова в Выставочном зале Союза художников Татарстана (того самого, руководители которого когда-то хотели закрыть «Выставку 6») состоялась выставка, ознаменовавшая «ХХХ лет со дня проведения I выставки молодых художников г. Казани», собравшая всех шестерых художников и представившая их творчество 1980–90-х годов. Она выявила очевидную культурологическую и художественную ценность этого феномена. Сегодня, спустя полвека, по инициативе Надира Альмеева организован новый проект, включающий реконструкцию «Выставки 6» и небольшие ретроспекции каждого её участника, представляющие как хорошо знакомые казанскому зрителю работы, так и раскрывающие малоизвестные стороны их творческой деятельности.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: