+2°C
USD 76,44 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    378
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Белеет парус одинокий, или Почему алые паруса обходят Казань

Журнал "Казань", № 11, 2013

Давным-давно чудесный Александр Грин поселил в сердцах людей мечту: на заре подует с моря весёлый ветер, на горизонте покажется алая точка, быстро приближаясь, привяжет к себе взгляд. И вот уже в лучах восходящего солнца к берегу, горя парусами, подходит белоснежная яхта с отважным капитаном на палубе… Девичья мечта? Да не только! Ветер в паруса, бескрайняя водная гладь, радостный полёт над волнами,- кто не мечтает об этом! Мужское дело! Гордое! Красивое!

Насмотревшись в городах на берегах морей и рек на череду пирсов вдоль набережных с тысячами яхт, на весёлый лес их мачт, я размечталась, решила поискать яхтсменов в Казани, всё-таки широкой водой наш город не обделён.

И вот… наша беседа с казанским яхтсменом, капитаном одной из лучших казанских спортивных яхт Павлом Панфутовым.

Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далёкой?
Что кинул он в краю родном?..


М. Ю. Лермонтов.
«Белеет парус одинокий»

- Павел, я искала-искала в Интернете и в Казани наш знаменитый Яхт-клуб, пирсы и мачты по берегам,- нет их! А ровно сто лет назад появился «Казанский речной яхт-клуб» с командором во главе, форменная одежда его членов одобрялась аж Морским министерством Российской империи! Командором в 1915 году был полковник, камергер Двора Его Величества маркиз Виктор Александрович Па­улуччи. Летняя резиденция клуба находилась в собственном доме в селе Верхний Услон,- там были русло Волги и немалые земли маркиза. Устраивали гонки не только парусных, но и моторных, паровых судов, обучали судовождению, следили за волжским фарватером, мелями и перекатами.

- Да, членами яхт-клуба в Казани в старину были достойнейшие люди. Увы, от этого остались жалкие крохи и ветхий причал на пляже «Локомотив». Ещё теплится секция детского парусного спорта человек на шесть-восемь. Постройки давно обветшали. Прошлый век…

- Куда же всё делось?

- До появления понтонного моста через Казанку в городе было три сильных яхт-клуба - «КАИ» у самого моста, на Ленинской дамбе «Рубин» и на Волге у вокзала «Локомотив». Понтонный мост яхты на Казанке запер, там дело зачахло.

- А «Локомотив»?

- Еле дышит. Клуб оформлен как общественная некоммерческая организация, но финансирование от республики и города практически отсутствует.

- А что же в других поволжских городах?

- Там уже давно созданы яхт-клубы по мировым стандартам, с сервисом для стоянок, удобствами для экипажей и пассажиров. Мы нынче прошли под парусами по всей Волге, и такого нищенского причала как наш нигде не встретили! В Саратове несколько хороших клубов, слабые не считаем. В Ульяновске сильных два. В Чебоксарах чудесный клуб. Тольятти - это же сегодня Мекка парусного спорта на Волге: семь великолепных яхт-клубов! Там российская Школа олимпийского резерва по парусному спорту. Город выделил на берегу большие территории, всё устроил прекрасно. Вот где бы вы нашли весёлые леса мачт вдоль набережной! Да это есть теперь в любом маленьком волжском городке,- яхт-клубы процветают, расширяются, горожане массово осваивают парусный спорт.

- Странно… Казань полна любителей и покровителей большого спорта, всё у нас для него есть,- гигантские спортсооружения, некоторые даже самые большие в Европе, очень дорогие спортсмены, лошади, машины. А красавицы яхты почему‑то напрочь забыты. Может быть, средств у города и республики на это не осталось?

- Яхт-клубы сами себя с лихвой кормят. Да ещё обеспечивают присутствие региона на крупных соревнованиях.

- Кого сегодня представляете вы?

- Инициативную группу членов Казанского яхт-клуба. Это три десятка дипломированных яхтсменов - мастера спорта СССР, чемпионы международного уровня, призёры Кубка Волги, российских регат, участники первой татарстанской круго­светки под парусами. Готовим и молодых спортсменов,- в этом году несколько человек стали кандидатами в мастера спорта России.

- Так это же настоящая республиканская команда! Команда есть, а спорта этого в республике нет…
Летом на Волге у Казани изредка белеют паруса, одинокие. Это наши? Есть в Казани спортивные парусные яхты?


- Есть! Около десяти быстрых лодок разного размера. Но все казанские яхты сейчас частные.

- Какие бывают яхты?

- Гоночные и крейсерские, вторые делятся на регатные и туристические. В Казани есть все, но больше крейсерских регатников. Их приобретают сами спорт­смены для участия в гонках.

- Где на них можно состязаться?

- В основном по Волге. Размер гоночных яхт ограничивает высота волжских мостов. Максимально это тридцать два фута - около десяти метров длины, и мачта четырнадцать с половиной метров.

- На таких яхтах возможны серьёзные соревнования?

- Для волжских регат как раз, для морских такая яхта маловата.

- В Казани бывают парусные гонки?

- Конечно! Наша группа помогает в организации как минимум трёх казанских регат в год по маршруту от Ульяновска до Чебоксар. Участвуем в регатах соседей - Кубке Волги, Кубке Нижней Волги, других,- туда до сотни яхт приходит со всей реки. Спортсменам с морей на Волгу идти очень далеко.

- Много на Волге яхт?

- Очень! И яхт, и яхт-клубов!

- Частные яхты в Казани для развлечений?

- Не только. Первые частные гоночные суда привезли в Казань в начале девяностых. До этого были только спортивные яхты. Туристы на яхте - дело второе.

- Есть сейчас в Казани достойные парусные яхты для регат?

- Есть. А весной этого года мы привели в Казань ещё одну чудесную яхту «Виконт» - призёра кубка Rolex Middle Sea Race,- это соревнования мирового уровня на Средиземном море.

- Что же, теперь вы можете от Татарстана ходить на новой лодке на большие регаты?

- Под флаг Татарстана мы пока не встали, ходим под своим. Финансирования на содержание яхт такого класса в Татарстане пока нет.

- Где же стоит эта яхта?

- Мы недавно увели из Казани несколько яхт, потому что единственный яхт-клуб «Локомотив» выставил неимоверные цены за стоянку. В Тольятти это комфортнее и дешевле в два раза, европейский уровень, полностью развитая инфраструктура содержания и обслуживания яхты. Увидев нашу лодку, нам сразу предложили остаться в этом клубе и выступать за них.

- На фото на вашей новой красавице написано «Рыбинск»!

- На каждой яхте написан город её приписки. У нас раньше на яхтах писали «Казань». «Виконт» родом из Рыбинска, где её бывший владелец Артём Брум, фанат российского парусного спорта, создал свою детскую спортивную парусную школу. Два года назад эта лодка покинула Россию для участия в международных регатах под российским флагом, очень хорошо себя показала, заняла призовое место. Но для гонок в открытом море она оказалась маловата и была выставлена на продажу. Накануне мы заказали в Нижнем Новгороде две аналогичные лодки. И вдруг в декабре объявление в Интернете: в Черногории продаётся хорошая яхта! Решили за день, что берём её и срочно перегоняем в Казань!

- Почему? Имидж? Имя?

- Да! Но главное, уже известны ходовые качества судна. Можно сравнить с дорогой скрипкой, на которой уже играл маэстро.

- Это же была зима! Как на маленькой яхте пройти из Черногории в Казань зимой?

- Не было выбора,- иначе мы не успевали к открытию следующего сезона на Волге. Ко всему, Артём Брум хотел сам привести её в Россию, это важно, особенно в экстремальных условиях. Времени весной у него уже не было, расписан каждый день.

- И вы помчались на зимнее Средиземное море?

- Да. Команда из пятерых яхтсменов встретилась в городе Бар в Черногории. Через шесть морей нам предстоял путь в Россию.

- Расскажи о вашей команде.

- Капитан - Артём Брум, известный яхтсмен, неоднократный призёр российских регат, участник и призёр мировых. Благодаря ему наша яхта зимой дошла до России без одной царапины. Роман Медведев - опытный яхтсмен из Казани. Этот переход замкнул его путь по морям вокруг Европы. Я был рулевым. Я профессиональный водолаз, инструктор Международной школы SSI. Ходил по Балтике, по северным морям, Ладоге. Но зимний морской переход был впервые. Кормил нас кок, бывалый яхтсмен, рулевой Андрей Косовец, на крошечном камбузе готовил деликатесы,- блинчики с творогом, плов, кус-кус, рыбу. Был в команде начинающий яхтсмен Александр Подрезов, человек с железной волей.

- Все вы с железной волей, иначе зимой по бушующим морям на маленькой яхте не пройти, да ещё так быстро.

- Этим маршрутом по штормам казанская команда Ирека Исмагилова уже проходила, правда, не зимой, но зато на меньшей яхте, без оборудования. Через Чёрное море шли неделю.

- А вы?

- Мы путь из Синопа до Керченского пролива одолели за сутки.

- Это много или мало?

- Очень быстро. Лучшая скорость нашей яхты на соревнованиях была девятнадцать с половиной узлов. На зимнем Чёрном море она показала восемнадцать с половиной узлов - тридцать километров в час.
В Чёрном море ночью штормило, но мы шли быстро. И лучше бы не рассветало,- рано утром увидели размеры волн... Тут же поделили их на три квалификации: домики и гаражики, сельсоветы и Дома культуры! В Коринфском заливе шторм был меньше, но встречная волна лодку била так сильно, что спящий капитан сломал койку. Это была моя вахта. Рулю и думаю, как же потом высплюсь в такой качке. Но вот приходит моя смена, и вдруг шторм сразу утих, как по команде!

- Четыре часа стоять у штурвала на ветру, на морозе, в брызгах…

- Уходящих с вахты в каюте встречали чаем, бутербродами, отогревали. И - спать!

- Как в шторм спать?

- Сложно, с койки сбрасывает! Но ещё сложнее сходить в туалет…

- Чем обогревается каюта вашей новой яхты?

- Эта яхта гоночная и летняя, не рассчитана на зимние путешествия. Тепло было от камбуза и двигателя.

- Не густо?

- В каюте было теплее, чем на палубе.

- Какие впечатления от берегов и людей по вашему пути?

- Попадая в некурортные места, в странах видишь настоящую жизнь. В Греции, Турции в маленьких приморских городках люди удивительно приветливы, открыты,- махали руками с берегов, помогали нам швартоваться, спешили на помощь по первым нашим жестам,- на английском и французском там не все говорят. Но мы понимали друг друга.

- А наши?

- Лучше не вспоминать… Для себя я решил, что через юг в Россию на яхте лучше не входить.

- Почему?

- Мы вошли в воды России, вызвали по рации пограничников, сообщили, кто мы, куда идём. Они дали разрешение на вход. По пути докладываем, где идём, и они пускают дальше. Перед входом в порт Азов нас на берегу уже ждал таможенный агент с пограничниками. Но «Азовпортконтроль» нас не впустил в Россию, оставил на неопределённое время ожидать решения на рейде рядом с большими сухогрузами. Все знали, что приближается штормовая погода, это объявлялось по рации. Мы попытались объяснить чиновникам, что для маленькой яхты в шторм стоять на якоре среди гигантских судов - гибель. Яхта на якоре в шторм - игрушка, щепка для волн и ветра. Но это не помогло. Было ощущение, что нас просто не слышат на берегу. Иначе должно быть хоть чуть-чуть здравого смысла в действиях властей. У нас заканчивались горючее, запасы воды и продуктов и, главное, газ для отопления,- мы ведь готовились уже высадиться на берег. Налетел шторм. Всю ночь мы боролись за судно, и на рассвете начали терпеть бедствие. Рация дальнего действия не работала после шторма на Чёрном море. По мобильной мы многократно запрашивали вход в порт, но нас не пускали. Команда замерзала. Яхта была на грани гибели. Спас капитан: объявил по рации чиновникам ультиматум, по которому мы готовы были войти в порт без разрешения «Азовпортнадзора».

- И что? Вас могли арестовать за незаконное пересечение границы Российской Федерации.

- Несмотря на то, что наш вход пограничниками был официально оформлен и разрешён, именно этот арест и был бы спасением! Нас бы впустили сначала в узкую речку за портом, где нет шторма, потом бы арестовали. Яхта была бы цела, и мы бы согрелись…

- Чем кончилось дело?

- После ультиматума нас впустили в порт, причалили к угольному причалу. Там ждал погранконтроль.

- Так почему вас не пускали в свою страну?

- Любое судно, пересекающее вод­ную границу России, априори считается потенциальным преступником, пока не докажет обратное. Такой практики нет ни в одной стране мира! Везде есть международный туризм на яхтах, и любая страна приветствует путешественников, это же бизнес и реклама. Но мы-то были свои! Яхта не была куплена у иностранцев. Она была российской, со своим владельцем и капитаном на борту, гражданином нашей страны. И мы все такие же!

- Наш «Азовпортнадзор» сделал рекламу… Что было бы, если бы вы начали тонуть, перевернулись в шторм на виду у всех?

- Яхта по безопасности - мирового стандарта, оборудована всем для спасения экипажа. Мы бы в зимнем ночном море всё равно выжили, но судно могли потерять.

- И за это чиновники не несли бы ответственности?

- Когда им указали на то, что они будут виноваты в гибели яхты, а возможно, и экипажа, они нас со скрипом впустили.

- А если бы вы подали сигнал SOS?

- Так и было! Мы подали сигнал бедствия, и его слышали все суда рядом. И все уже знали, что у нас закончился газ, команда замерзает, яхта на грани гибели.

- Были вам сигналы с соседних судов? Никто не пришёл на помощь?

- Все на воде вокруг очень серьёзно следили за нашей бедой, но не могли к нам подойти, потому что гиганты в шторм нас бы раздавили. И всё из-за того, что мы по приказу властей вынуждены были стоять на якоре. В открытом море под парусами любая погода для яхты не беда.

- Как вы вошли в порт?

- Белоснежную спортивную красавицу пришвартовали к угольному причалу… Полтора часа промокшая, окоченевшая команда по распоряжению пограничников стояла на палубе на ветру, а они досматривали яхту и допрашивали нас. Вопросы были на засыпку. Например, почему яхта два года назад ушла из России с одним экипажем, а возвращается с другим…

- Сколько дней отогревались?

- Два дня. А потом оставили яхту до весны в Азовском яхт-клубе,- вот уж где нас встречали от души, понимая, какой переход у нас за спиной...

- Такая ситуация возможна в другой стране?

- Нет! Ночью зимой мы пришли с моря на маленькой яхте в пограничный греческий город Лефкас. Увидев нашу яхту, сторож развёл мост, чтобы пропустить нас по каналу, остановил по нему автомобильное движение. Это без нашего предупреж­дения, просьб. Просто увидел и впустил. А когда мы пришвартовались, к нам подошли чиновники береговой охраны, дали тепло, электричество, воду, горячий душ в яхт‑клубе, а потом уж начали оформлять наши документы.
В первый порт Турции мы входили ночью в шторм. Сначала пограничники сами помогли нам пришвартоваться, дали воду, электричество, узнали, все ли здоровы в экипаже и чем они нам могут помочь. После этого занялись оформлением документов. Потом нам принесли флаг Турции, чтобы он развевался на нашей мачте ниже флага России на всё время перехода по турецким водам. Вот наши впечатления одного плавания.

- Получается, что за рубежом путешественников встречают как друзей, у нас как врагов.

- Наш переход по европейским морям это показал на живых примерах.

- Рассказывают, что в Греции очень чистые моря.

- Мраморное море так загрязнено бытовым мусором, что пройти его без проблем - большая удача. Нам на винт там намотались полиэтиленовые пакеты. Пришлось капитану погружаться в ледяную воду, чистить винт.

- Нештатные ситуации были в пути?

- Мелкие. Парус чуток порвало, зашивали. Койка, сломанная в шторм. Пакет на винте. Да ещё в направляющей закрутки стакселя у топа отвернулись стопорные болтики… Всё мелочи!

- И как хорошо, что все вы и яхта «Виконт» в безопасности. Странно только, что она зимует не дома, не в Казани. Так что же за проблемы у нас в городе с парусным спортом?

- Отсутствие интереса и, значит, финансирования со стороны города и республики. Полная неразбериха со стояночными местами для яхт в единственном клубе «Локомотив». Этот яхт-клуб как бы государственный, некоммерческий. Со старых времён остались в нём слип - приспособление для спуска яхты, причальная стенка, земля. Было ещё здание клуба с классами для обучения детей, спортзалом. Видимо, произошла какая-то реорганизация, и всё уже давно существует непонятно как. С нас, как с членов клуба, пять лет назад взяли по триста тысяч рублей за место для яхты. Потом брали и дороже. И ещё, оказывается, мы должны платить ежемесячно европейскую цену стоимости стоянки яхты! При этом гнилые деревянные пирсы, никудышная дорога, отсутствие водопровода, электрических счётчиков для каждой лодки. Здание давно у других владельцев.

- По Волге всё больше спортсменов и туристов ходят на яхтах. Где в Казани они находят приют?

- На этой стоянке, если договорятся по цене. Либо проходят мимо Казани…

- Что, об этом на Волге уже знают, что у нас негде с яхтой притулиться?

- Естественно! Перед путешествием капитан прокладывает маршрут, выясняет, где остановиться, заправить топливом и питьевой водой, починить яхту, сходить на экскурсию. Увы, многие давно обходят по этой причине Казань, швартуются в Ульяновске и Чебоксарах.

- Как и на чём вы выступаете, если в Казани нет условий?

- На свои денежки. Редко есть спонсоры.

- Это же недёшево!

- Те, кто регатами живут всю жизнь, на это денег не жалеют. Продают квартиры, чтобы купить хорошую яхту.

- Каким вы видите решение вашей проблемы?

- Этим вопросом должны заинтересоваться и республика, и город, как и везде в мире в городах, стоящих на воде! Яхты - часть инфраструктуры таких городов. Это большая отрасль культуры, спорта, туризма, развлечений, воспитания детей. Сегодня для спасения парусного спорта в Казани и Татарстане надо не так уж много, лишь на старт,- это поддержка республики и города, финансирование взрослого спорта, детских секций. Ну и, конечно, место на берегу Волги, постройка для нормального современного яхт-клуба подъездных путей, пирса, ангара, водопровода. Хорошие яхты с опытными командами давно есть. Услугами это место само быстро обрастёт - кафе, ресторанчик, баня. А потом клуб уже сам разрастается и приносит немалую прибыль, как везде.

- Чем зарабатывают яхт-клубы?

- Во-первых, это туризм,- наши туристы, желающие пройтись на яхте, и путешественники из других мест. Вторым обязательно нужны цивилизованная стоянка, сервис.
Во-вторых, проведение соревнований. Это тоже прибыльный бизнес. К нему привлекаются крупные инвесторы, пресса, ведь спорт очень красивый, зрелищный.

- И элитарный.

- Да! Лидеры государств цивилизованного мира - яхтсмены. На яхтах у них неформальное общение, без галстуков.

- Существует ли детский международный парусный спорт?

- Да! Он поставлен на высочайший уровень. Я видел, как во Франции толпа маленьких деток как утята выходит на набережную в невыносимый ветер, сдувающий всё с пирса. А они в гидрокостюмах спешат за тренером на яхты, и - в бушующее море, на тренировку! И вытворяют такие чудеса, дети по шесть-восемь лет! Из них и вырастают чемпионы.

- А кто ещё из них вырастает?

- Люди с высокой культурой, развитым кругозором, умелые, отважные, увлечённые, с красивой целью в жизни! Наш отважный капитан Артём Брум уехал в Черногорию представлять Россию на мировом уровне, стал лучшей командой яхт России. Теперь у него там своя гоночная яхт-школа. Его сыну девять лет, и он в свободное от учёбы время всегда с отцом. Меня мальчик потряс культурой, интеллектом, знанием тех мест, где с отцом побывал, языков - это необходимо яхтсмену.

- Подготовка молодёжи в парусном деле даёт ей выход в мир не только на соревнования, но и для бизнеса, делового общения.

- И не только делового! Просто человеческого! Яхтсмены высоко ценят общение и умеют его поддерживать! После зимнего перехода нынешнего года у нас появилась нужная яхта, и с ней сразу же выход на международный яхтинг, друзья в этом спорте. Они приглашают на большие регаты в Средиземно­морье, го­товы приходить к нам. Только что стартовала в Испании гонка Rolex Middle Sea Race 2013. Там есть российские экипажи. Брум под российским флагом выступает на белоснежной яхте «Князь», расписанной под гжель,- он верен себе. На будущий год зовут и нас.

- Хорошо бы, наши попробовали силы на этой гонке 2014 года под татарстанским флагом! Тем более что и лодка, и команда уже есть.
Что у вас в планах?


- Заказали две новые гоночные яхты. Их строят. Надеемся, что к весне уже встанут под паруса.

- Имена придумали?

- Нет пока. Ещё - зимой поедем учиться на Средиземное море, повышать гоночное мастерство у Невена Барена - судьи Кубка Америки и Олимпиады-2012 в Лондоне. Очень ждём этих занятий! Это высший уровень учёбы.

- После этого что будет для вас открыто?

- Выход на международные гонки с хорошим уровнем знаний и новым опытом.
Затем планируем создать Федерацию крейсерских гоночных яхт Татарстана. И, главное, хотелось бы, наконец, принять участие в создании настоящего яхт-клуба в Казани.

- Павел, я очень рада нашей беседе! Слово должно быть сказано! Не может Казань, окружённая водой, остаться без яхт, регат, путешествий под парусами, от этого ей никуда не деться. Да и стыдно, мы же спортивная столица… Вот, подожди, пройдёт совсем немного времени, и паруса крупных регат украсят водное зеркало у берегов Казани. Речных путешественников на берегах будут встречать лучшие на Волге яхт-клубы. Казанские дети вырастут яхтсменами. И алые паруса уже никогда не минуют Казань.

Вы познакомились с мнением одного из яхтсменов о проблемах развития парусного спорта в Татарстане и «порте пяти морей». Редакция предлагает высказаться по этому поводу и другим неравнодушным людям, которые не могут жить без ветра, надувающего паруса.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: