0°C
USD 75,58 ₽
Реклама
Архив новостей

Флагман казанской торговли

Здание Казанского ЦУМа на улице Кирова, 2 (ныне ул. Московская, 2). 1980. Фото С. К. Токарева. Предоставлено НМ РТ

 

Казанский универмаг, корифей казанской торговли, может гордиться почти 80-летней историей своего бытия. Он был создан приказом Наркома внутренних дел СССР от 18 октября 1940 года. Магазин открыл свои двери 11 ноября того же года и в то время находился на улице Бау­мана, дом 13. Это было двухэтажное здание с торговой площадью в 954 м2 и складами на 450 м2.

 

Вадим ПЕЧНИКОВ,

профессор Института

социально-гуманитарных знаний, почётный работник

высшего профессионального образования РФ

 

В годы войны и по её завершению магазин претерпел смену форм торговли, денежную реформу (1947), изменение структуры товарооборота и розничных цен, однако продолжал стабильно функционировать.

В 1963 году торговый центр «Казанский центральный универмаг» переехал, торжественно открывшись 22 апреля на «Кольце», в новом здании на улице Куйбышева, 2 (сейчас это улица Пушкина). Позднее в этом здании долгое время находился магазин «Детский мир».

 

Товаровед по претензиям

Я, можно сказать, соучастник процесса становления торгового гиганта, окончил юридический факультет Казанского госуниверситета в 1960 году и начал работу в ЦУМе в октябре 1964 года. До этого «отбывал» четырёхлетний срок обязательного в те годы распределения молодых специа­листов (был направлен на работу на инспекторскую должность в Советский райисполком г. Казани).

В те времена моё новое место сулило немалые привилегии. В поступлении на должность «товаровед по претензиям» (фактически — юрисконсульт) мне поспособствовал близкий друг — Валерий Гнусен, он числился в ЦУМе именно на должности юрисконсульта. Почему же руководство ЦУМа приняло во внимание доводы молодого ещё Валерия в отношении моей кандидатуры? Да потому, что его отец А. М. Гнусен, начальник крупной строительной организации «Казтрансстрой», поддерживал тесные связи с Москвой, даже с некоторыми членами ЦК КПСС. Поговаривали, что то­гдашний Первый секретарь Татарского обкома КПСС Ф. А. Табеев неоднократно лично обращался к этому влиятельному папаше. (И как не прислушаться к ходатайству сына такого высокого человека?!)

Сотрудники юридического и организационного отделов ЦУМа. 1984

 

Объективно же можно констатировать, что я трудился в ЦУМе свыше двадцати лет, до января 1985 года, когда уже, будучи в должности начальника юридического отдела ЦУМа, перешёл на научно-педагогическую работу в Казанском госуниверситете и Казанском филиале Московского коммерческого института.

Итак, я — работник юридического отдела ЦУМа!

Расскажу о некоторых деталях внутренней структуры нового «лидера торговли» Казани.

 

«Флагман» изнутри

Само расположение магазина было выбрано весьма удачно: и тогда, и сейчас пересечение улиц Куйбышева и Островского — очень оживлённое место во всех отношениях. Флагман торговли Казани в новом обличье включал пять этажей, систему торговых лифтов, вместительное подвальное помещение, обладал запасом 3637 м2 торговых залов.

Четвёртый этаж был «комбинированным»: с левой стороны, считая от грузового лифта, находились торговые склады — культтоваров, галантерейных товаров, склад меховых изделий. На правой стороне коридора располагались офисные помещения: бухгалтерия, юридический отдел, кабинет директора с приёмной, торговые отделы, бюро цен, отдел кадров, комната коммерческого директора.

 

Из многочисленных афоризмов, посвящённых торговле, приведу один, по-моему, образно отражающий суть её в нашей стране в условиях тогдашней «распределительной» экономики: «Продавать — это помогать покупателю совместить с товаром положительную идею».

 

В целях безопасности на ночь запирались не только входные двери, но и два лестничных перехода на второй этаж (на ночь они блокировались раздвижными металлическими решётками, верхняя часть которых где-то на метр не доставала до потолка). С этими-то решётками и связана одна трагикомическая криминальная история. Как‑то утром работники, открывавшие магазин, буквально оцепенели: на одной из решёток вниз головой висела в полуобморочном состоянии молодая девушка. Как выяснилось при дальнейшем расследовании, это была жительница Марийской республики, которая при закрытии магазина схоронилась в укромном местечке с намерением ночью хорошо поживиться. Но, перелезая через решётку, зацепилась ногой и… сама себя наказала!

Надо сказать, что штат специа­листов нового торгового предприятия был сформирован весьма удачно. Специализированные отделы руководства ЦУМа возглавлялись опытными, квалифицированными и, как я сумел убедиться, честными, порядочными сотрудниками. Взять хотя бы коммерческого директора — участника Великой Отечественной войны В. Д. Долгих, имевшего за плечами немалый стаж в руководстве торговлей в городе, или нашего «аса», главного бухгалтера Г. И. Коневу (в её подчинении было около 30 человек), либо же заведующих торговыми отделами — хозяйственным (А. Х. Хасанов), культтоваров (З. С. Вильданова).

 

Несвободная торговля

Главная особенность розничной торговли в СССР в 50–70‑е годы заключалась в том, что по‑настоящему никакой свободной розничной торговли фактически не было. Вся продукция распределялась государством между потребителями централизованно, на основе так называемых фондов. Да, плановый отдел ЦУМа, как и другие розничные потребители, регулярно направлял «заявки» на необходимые товары. Однако эти «заявки», как правило, удо­влетворялись лишь частично. Всё определялось волевыми решениями «сверху».

Новый универмаг в центре города на улице Куйбышева, 2 (сейчас это улица Пушкина). 1969. Фото А. М. Образцова. Предоставлено НМ РТ

 

Предприятия — изготовители товаров — в основном прямых контактов с «розницей» не имели. Все распределяемые «сверху» («фондируемые») товары поступали в ЦУМ, равно как и в другие подобные организации, через посредников — специализированные оптовые предприятия: «Росхозторг», «Роскультторг», «Росгалантерея», «Росторгодежда», «Рособувьторг», «Росбакалея». (Названия этих предприятий раскрывают суть поставляемых ими товаров.) Вот с этими-то базами-посредниками ЦУМ заключал договоры поставки товаров.

Что же в итоге предлагалось покупателю?

В торговом зале ЦУМа долго‑долго без движения висели унылые платья казанских швейных предприятий, никого не привлекавшие ни фасонами, ни расцветками. Не лучше обстояло дело с продукцией Казанского обувного комбината «Спартак». Всё дело заключалось в том, что в то время ещё не был выработан государственный механизм, стимулирующий производителей выпускать продукцию более разнообразную и качественную. Неожиданные продажи обуви московских и ленинградских производителей или прибалтийского трикотажа вызывали большой ажиотаж, вот за этими товарами неизменно выстраивались большие очереди.

 

Три уровня дефицита

Действовали утверждаемые «сверху» «планы товарооборота», выполнение которых было неукоснительным. Ежемесячные производственные совещания в красном уголке ЦУМа почти каждый раз сопровождались угрозами руководства в адрес тех руководителей товарных секций, которые осмеливались нарушить эту заповедь. Частенько выручал дефицит: «подкинут» в конце месяца искомое — и план в ажуре!

Дефицит (превышение спроса над предложением) — вот важная черта товарного рынка СССР в 50–70-е годы. На основе ситуации, сложившейся в Казанском ЦУМе, позволю себе выделить три уровня дефицита: высший, средний, низший.

Сотрудники юридического отдела ЦУМа на прогулке в сквере на улице Коротченко. Л. Артамонова, В. Печников, Т. Артемьева, Л. Водянова. 1985

 

Высший уровень — это, в частности, шикарные меховые манто, что были прерогативой исключительно директора и предоставлялись лицам высшего партийного эшелона, либо заезжим знаменитостям (сам лицезрел в ЦУМе, около нашего мехового склада, кинозвёзд — Клару Лучко и Татьяну Самойлову).

Средний уровень — это, к примеру, редкие меховые шапки — пыжиковые, нерповые (в основном была продукция Казанского мехового комбината). Командовал отпуском их со склада тоже лично директор (сам к нему обращался с просьбами для супруги или для себя лично).

Низший уровень — это, например, среднеазиатские ковры (очередь за ними покупатели занимали в 4 утра!), хрусталь. Но вот эти вещи я и сам мог попросить у заведующих складами.

Имели ли возможность заведующие товарными секциями заработать на дефиците? Безуслов­но! К примеру, в магазине цена итальянских женских сапожек составляла 75 руб., а на «чёрном рынке» их продавали уже за 150 руб. (при средней зарплате по стране 200 руб.).

Использовал ли я сам фактор дефицита в личных целях? Признаюсь, да! Но не было абсолютно никакого криминала в моих действиях, всё шло по «принципу бартера»: я им — дефицитные «шмотки», а мне за это продукты (тоже дефицит!) или же какие-то бытовые услуги, например, ремонтные работы.

 

С новосельем!

19 декабря 1977 года ЦУМ встретил первых покупателей во вновь построенном здании на улице Кирова, 2 (ныне ул. Московская, 2). Это был уже современный торговый комплекс, сооружённый из бетона и стекла, в состав которого вошли: универмаг и универсам площадью 10200 м2, ресторан и столовая на 230 мест, а площадь складов составляла 13000 м2. (Сейчас объём торговых площадей уже достигает 17 000 м2.)

Торговые склады с высоченными потолками находились в подвале, въезд грузовых автомобилей с товаром осуществлялся по идущему под уклон «пандусу». Пространство же на площади, вблизи ЦУМа, позволяло парковать автомобили. Достопримечательностью нового здания стали эскалаторы, доставлявшие покупателей на второй этаж. (Некоторые, говорят, даже специально приезжали в ЦУМ с намерением прокатиться.)

Первомайская демонстрация. Справа В. Н. Печников, З. С. Вильданова, А. Х. Хасанов. 1983

 

Управленческий аппарат ЦУМа в новом обличье располагался на втором этаже: это кабинет директора, отдел кадров, бухгалтерия, плановый отдел, возглавляемый С. Н. Шаймиевой, супругой первого Президента Республики Татарстан М. Ш. Шаймиева, очень милой, интеллигентной и коммуникабельной женщиной.

Там же находился и наш юридический отдел. Его штат был увеличен до четырёх человек, начальником юротдела стал бывший сотрудник «Смерш»а М. М. Лерман. Директор ЦУМа — Р. Б. Ибрагимов — «переманил» его из Госарбитража ТАССР (уполномоченного органа по рассмотрению хозяйственных споров между государственными предприятиями и учреждениями). В нашей обширной комнате, кроме юристов, находились секретарь партийной организации ЦУМа, а также сотрудники организационного отдела.

Ещё в начале нашей переди­слокации я предложил директору открывать магазин под песню (музыку и слова к ней сочинил я). Рафаэль Бариевич поддержал эту идею («своя» музыка!) и дал задание нашему штатному баянисту и ещё пяти продавщицам, участницам художественной самодеятельности, разучить и записать мелодию, слова на магнитофон (о компьютерах в те времена и не слыхивали). Итак, сказано — сделано! Магазин каждый раз утром открывался под мой «Марш комсомольцев Казанского ЦУМа».

Марш начинался словами:

Всем знаком у нас в Казани

Адрес: Кирова, дом два.

Там Дворец стоит сказаньем

Из бетона и стекла!

И припев:

ЦУМ для нас жизни школа.

Так поклянёмся в том,

Что знамя комсомола

Мы с честью пронесём!

 

Местные руководящие чины КПСС и Министерства торговли почин одобрили: «Эксклюзив!» Эта музыкальная практика длилась несколько месяцев.

Наша повседневная работа в новом здании ЦУМа кипела вовсю. Существенную помощь в деятельности нашего подразделения оказывал Юридический отдел Министерства торговли ТАССР (руководители — опытнейшие юристы Л. Я. Бенклер и С. С. Штейман). Регулярно организовывались весьма продуктивные производственные совещания юридических служб по проблемным вопросам поставки товаров народного потребления.

Два года подряд меня посылали в командировки для организации закупок новогодних ёлок. Я поочерёдно побывал в г. Сосновка Кировской области и в г. Котлас Архангельской области. В итоге в Казань отправлялись в адрес ЦУМа полные доверху вагоны северных красавиц. Кроме того, я выезжал для рассмотрения хозяйственных споров в Ленинград, Таллин и Донецк. Все спорные проблемы удалось решить в пользу ЦУМа. Также я направлялся руководством на курсы повышения квалификации Министерства торговли РСФСР в Ленинград. Это испытание выдержал успешно.

Надо сказать, что за время работы в новом здании ЦУМа ситуация с товароснабжением, по моим ощущениям, стала мало-помалу улучшаться, сфера дефицита потихоньку начала сокращаться. Впрочем, эта тенденция была порушена в «горбачёвские» времена.

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: