-1°C
USD 73,84 ₽
Реклама
Архив новостей

Футбол в тишине

Я бы вплетал свой голос в общий звериный вой

там, где нога продолжает начатое головой.

Изо всех законов, изданных Хаммурапи,

самые главные — пенальти и угловой.

Иосиф Бродский

 

Футбольные фанаты — одни из тех, кто доказывает значимость фанатской поддержки и ни в коем случае не желает мириться со статусом «невидимки». Начиная с 70-х годов прошлого столетия, фанатские трибуны всех стадионов мира сложно представить без криков радости, возгласов разочарования, ритмичных песен и речёвок, ярких атрибутов и драк любой степени тяжести. Как масштабный культурный феномен футбольный фанатизм — одна из немногих субкультур, которая с момента своего рождения не пережила множества трансформаций, однако прошла через многочисленные гонения, задержания и непринятие с разных сторон, что повлекло за собой сегодняшнее предосудительное отношение.

О том, как на стадионе отличить фаната от болельщика, чем нужно пожертвовать, чтобы «пробить золотой сезон», почему старый Центральный стадион круче и чего добились футбольные фанаты протестными акциями, рассказал Тимур Абсалямов — болельщик казанского футбольного клуба «Рубин».

 

Фанат или болельщик?

Для обывателя, скорее всего, все, кто ходит на стадионы и смотрит игру по телевизору, являются фанатами. Но надо понимать, что фанат — это активная поддержка. Фанаты — это люди, которые сидят за воротами с флагами, баннерами и ездят на матчи в другие города. Заметить фанатов на стадионе легко, ведь там, как правило, всё чётко распределено. Существуют трибуны за воротами, откуда просмотр игры получается опосредованным из-за плохого обзора и траты энергии, а есть боковые, с которых видно лучше. Обычно на одной трибуне за воротами сидят гостевые фанаты, на другой — домашние, а на боковых — зрители и болельщики.

 

Между болельщиком и фанатом существует чёткая грань. На фанатском сленге, обычные болельщики, которые приходят болеть за команду на боковой трибуне, называются «кузьмичи». Как правило, эта фраза подра­зумевает мужчину с пивным животом, который просто пришёл посмотреть футбол. За воротами же находятся фан-секторы, где сидят фанаты. Смотреть футбол с фан-сектора означает полную отдачу игре. Нужно быть готовым, что весь матч будет просмотрен стоя, в сосредоточении, надрывая глотку и нервы. Различие между боковым и фанатским сектором можно объяснить на примере рок-концерта. Можно весь концерт стоять и слушать, а можно с группой единомышленников куражиться в слэме перед сценой. Это разный подход к времяпрепровождению. Фанаты не замолкают весь матч, поют песни, проводят акции, порой протестные. Для них любовь к конкретному футбольному клубу больше, чем просто просмотр футбола, радость или грусть от определённого результата.

 

Пробивая «золотой сезон»

Фанаты ездят за командами в другие города за свой счёт, автостопом или на электричках. Среди фанатов много молодых ребят, у которых не хватает средств, чтобы ездить по России. В сравнение можно привести Германию, в которой самый дальний выезд для фанатов составит 600 км. В России самый простой и короткий выезд — в Москву, а это уже больше 800 км. К счастью, бывают случаи, когда от клуба выделяется 2-3 автобуса на группу фанатов. Однако проезд на автобусах не бесплатный, поэтому символическая сумма всё же потребуется. Как ни крути, такой вариант считается наиболее бюджетным, поэтому фанаты выбирают его, даже если придётся провести в автобусе весь день. В целом, футболь­ная фанатская среда довольно специфическая сама по себе. Социальный класс не играет никакой роли, все люди разные. Например, есть один белорусский фанат, который буквально ходит на все матчи пешком. Живёт он в Могилёве, выходит за несколько дней и идёт в город, где будет проходить матч.

Выезды фанатов за командами имеют свои трудности. Существует понятие «золотой сезон», который предназначен для самых преданных и отчаянных. Футбольный сезон длится 9 месяцев, и каждые выходные проходит матч, который каждые вторые выходные проводится в другом городе. В «золотой сезон» фанат посещает все матчи клуба за год — и домашние, и гостевые. В домашних матчах проще, потому что никуда выезжать не приходится. Но гостевые — нереально сложные, особенно если матч проходит, к примеру, на Дальнем Востоке или в Сибири. Решив проехать за командой весь сезон, фанат, безусловно, идёт на жертвы, отпрашивается с работы или даже увольняется. Но «пробить золотой сезон» —  действительно крутое достижение, показывающее степень преданности фаната. Подобных случаев крайне мало. Из больших клубов «пробивают золотой сезон» около 10 человек, из провинциальных —  2-3 человека. Таких фанатов знают и уважают, они имеют авторитет и влияние.

 

«Миллуоллский кирпич» или «улыбка Челси»

Погружение фанатов в игру так же не равносильно. Опять же, есть те, кто приходит просто поддержать и покричать, а есть те, кто активно вовлечён в жизнь клуба. Они сотрудничают с клубом напрямую, потому что процесс подготовки к матчу довольно большой и требует согласования деталей, к примеру гигантских баннеров. Также есть категория фанатов — околофутбольщиков. Это те, кто участвует в драках. Кажется, что они дерутся за свой клуб, но, на самом деле, клуб —  это вторичная причина или предлог для драки. Если раньше, в 90-х и начале нулевых, драки могли происходить на стадионах, то сейчас это запрещено. При этом околофутбольные элементы очень организованны. Если нужно подраться, они договариваются встретиться где-нибудь в лесу или на пустыре и дерутся 50/50 или 100/100 человек, а затем расходятся. В драке есть свои принципы и правила. К примеру, в России и Восточной Европе драка должна происходить только на кулаках. Арматура, ножи и прочие посторонние предметы считаются серьёзным нарушением их негласного кодекса. Фанаты других стран — арабских или Южной Европы — наоборот, любят вооружиться дубинками, ножами и бутылками.

Вообще, фанатизм зачастую связан с «хулиганизмом». В 80-х годах в Великобритании достиг пика феномен, связанный с политическими и общественными предпосылками и подтверждавший неразрывную связь футбола с насилием. Фанаты и хулиганы стояли в одной линии. Именно тогда драки стали значимой частью футбольной культуры. В это время в обиход вошёл термин «Миллуоллский кирпич», названный в честь лондонского футбольного клуба. Клуб «Мил­луолл» довольно слабый, но славится концентрацией самых «отмороженных» фанатов, которые придерживаются слогана: «Нас никто не любит, но нам плевать». Так вот, термин «Миллуоллский кирпич» стал популярен в связи с запретом на пронос твёрдых вещей на стадион. Фанаты, в свою очередь, покупали газеты, складывали их в несколько слоёв, от чего они становились настолько крепкими, что удар был сродни удару дубинкой. На первых порах полиция не понимала, почему заводские работяги идут с газетами, которые, как правило, читали средние классы общества и выше. Еще одно проявление «хулиганизма» заложено и в другом широком культурном феномене под названием «улыбка Челси» или «улыбка Глазго», который предполагает шрамы от уголков губ. Фанаты одного клуба отлавливали заблудшего фаната другого клуба и разрезали ему рот, оставляя шрам на лице в виде улыбки Джокера. В результате всё закончилось несколькими масштабными трагедиями, после чего английским клубам запретили участвовать где-либо, кроме своих внутренних соревнований. После этого футбольный фанатизм в Англии принял другую позицию. Драки не прекратились, но теперь они происходят не на стадионах, а на нейтральной территории, и чаще всего под воздействием алкогольного опьянения.

В России же, как ни странно, сложно представить пьяную драку во время футбольного матча. В постсоветских странах ауди­тория, в целом, безобидная. Участники драк устраивают перепалки далеко от стадиона, они воспринимают это как отдельное соревнование. Стихийных драк не происходит уже давно. Одна из последних случилась в 2004 году, когда казанские фанаты «Рубина» ехали на матч в Самару и остановились у придорожного кафе. Самарские болельщики узнали об этом и напали на казанских. Драка привела к разгрому кафе, а многие участники пришли на игру с сильными травмами.

 

Расплата за «хулиганизм»

Естественно, многочисленные драки не могли не повлечь за собой предвзятого отношения со стороны правоохранительных органов. Однако природа такого отношения неоднозначна. Наиболее ярким примером этого может стать известный случай, произошедший в 2002 году, когда играли сборные России и Японии на чемпионате мира. Матч транслировался в Москве, на большом экране. Россия проиграла, и пьяная толпа устроила массовые беспорядки. После был принят закон об экстремизме, который значительно расширил права правоохранительных органов во всём, что касается фанатских движений и митингов. По поводу этого события до сих пор бытуют неоднозначные мнения: действительно ли пьяная толпа всё разносила или же акция была спланирована в пользу принятия закона? Никто не знает, но очевидно, какой из версий придерживаются сами фанаты.

Зачастую конфликты возникали на пустом месте, что происходит до сих пор. Примеров таких случаев масса. Совсем недавно в Казани был скандал, когда «Рубин» играл с польской командой «Ракув». Фанаты «Рубина» нарисовали баннер, который полиция запретила проносить в последний момент то ли из-за несоответствия технике пожарной безопасности, то ли из-за подозрений в экстремизме. В связи с этим фанаты решили привлечь внимание к конфликту и весь матч молчали. Обстановка на стадионе стала совершенно другой. На боковых трибунах поддержка неорганизованная, индивидуальная. Скандирование толпы исходит, в основном, от фанатского сектора. Поэтому тот матч проходил в камерной обстановке, как в театре, а футбол в тишине — это ненормально.

Похожий случай произошел пару лет назад, когда прошла волна необъяснимых задержаний фанатов по всей стране. В знак протеста в конце 2019 года все фанаты российских футбольных клубов договорились в один день уйти с матчей на тридцатой минуте игры. Тем самым они показали разницу между игрой с поддержкой фанатов и её отсутствием, а также ясно дали понять, что если гонения в их сторону не прекратятся, то они перестанут ходить на футбол. Причём если у маленьких клубов фанатское ядро, сидящее за воротами, может достигать пары сотен человек, то у «Спартака» или «Зенита» — это тысячи человек. Поэтому уход фанатов хорошо заметен. Акция привлекла внимание к проблеме, при этом никому не причинила вреда. Люди просто ушли. Однако один факт вызывает интерес: чтобы информация об инциденте не распространялась слишком широко, на одном из главных спортивных каналов в тот день после массового ухода фанатов специально подбирались ракурсы, благодаря которым в кадр не попадали пустые трибуны, даже несмотря на то, что это было в ущерб трансляции матча.

У меня есть мнение, почему к фанатам как к субкультуре сформировалось враждебное отношение. Если сравнить футбольных фанатов с любой другой субкультурой, то у них обнаружится ряд отличительных черт. Футбольное фанатское движение очень организованное. К примеру, в фанатский актив «Спартака» входит не одна группа людей, а огромное количество разных объединений, у каждого из которых будут свои лидеры и внутренние нормы. К тому же, люди в фанатских организациях очень сплочённые. Они часто путешествуют вместе по стране и выходят из передряг сообща. Еще один немаловажный фактор, отличающий футбольных фанатов от других субкультур, — контингент. Несмотря на то, что женщины среди них есть, мужчины всё же в большинстве. Причём мужчины, в основном, средних лет, с хорошей физической подготовкой. Поэтому, с точки зрения властей, опасения ясны. Если вдруг что-то пойдёт не так, справиться с сотней здоровых спортивных мужчин будет сложнее, чем, условно говоря, с хиппи.

В связи с этим возникают две мысли: во-первых, почему государство не дружит с фанатами, учитывая, что они могли бы стать неплохими союзниками? Во-вторых, раз они «не дружат», становится понятно, в чём причина постоянных нападок. Прежде всего, в попытке снижения популярности подобного движения. Где-то такой метод, действительно, работает. Достаточно посмотреть ситуацию конца 2000-х, когда «Рубин» был чемпионом. Игра проходила на Центральном стадионе, было много людей на фан-секторе, а задержания осуществлялись активнее, чтобы показать пример другим. Затем, после переезда на «Казань Арену», начали создавать условия, при которых фанатам изначально не очень комфортно. Стадион задаёт рамки поведения. Если стадион старый, на нём не так строго поддерживается порядок, там больше места и простора для творчества, поэтому фанаты могут зажечь файеры, устроить слэм и т. д. Новый стадион на психологическом уровне сковывает людей. Поэтому сейчас фанаты чаще всего посещают матчи на Центральном стадионе.

 

«Чанты» и дресс-код

Речёвки или «чанты» и песни, которые звучат из фанатского сектора на стадионе, как правило, основаны на популярных мотивах. Наиболее активные фанаты накладывают на самый лёгкий и запоминающийся мотив подходящие слова, далее предлагают придуманное организационному комитету, и речёвка распространяется среди всех. Иногда актив фанатов собирается, репетирует, проводит встречи, мозговые штурмы. Так же происходит и в процессе рисования баннера. Баннер рисуется на нескольких сшитых друг с другом простынях несколько дней. Бывает, что клубы помогают и в этом, но опять же зачастую всё это оплачивается фанатами. Подход к элементам поддержки команд отличается среди фанатов разных стран. В России больше скандируют фразы, а поют что-нибудь односложное. В Англии любят петь и делают это качественно, а с баннерами не заморачиваются. В Польше фанатская поддержка очень яркая —  начиная с баннеров, заканчивая пиротехникой.

Одежда с символикой команды — это ритуальная атрибутика, которую надевают вне зависимости от места просмотра матча. Болельщики с трибун ограничиваются футболкой и шарфом. Особенно в этом преуспевает Германия: там все ходят в футболках клуба. В России же больше предпочитают шарфы. Грим наносится, в основном, на большие события —  на чемпионат мира или Европы, а также в развлекательных целях для семей с детьми. У фанатов свои дресс-коды. Например, фанатов ЦСКА можно узнать по чёрным футболкам. В Казани фанаты «Рубина» пытались ввести в дресс-код белые футболки, но не вышло. У некоторых клубов вовсе нет нужды придерживаться единого стиля. В Великобритании фанаты, особенно участвующие в драках, надевают повседневную одежду, чтобы не идентифицировать себя с кем-либо в толпе, ведь так проще скрываться от чужих фанатов и полиции. Однако бренды, которые носят британские фанаты, уже давно ассоциируются с «хулиганизмом». Что касается традиций, в особенности знаменитой культуры пабов, то она не так широко распространена среди российских фанатов. Традиция посещения баров и пабов перед матчем скорее принадлежит Великобритании, где пабы расположены рядом со стадионами.

В целом, в России, если не считать нескольких больших клубов, футбольное фанатское движение не столь популярная субкультура, особенно среди молодежи. В Казани на матчах «Рубина» на фан-секторе сейчас собирается лишь 100-200 человек. Учитывая население города, это мало. Люди меньше ходят на стадион, чем раньше. В Москве и Санкт-Петербурге большую роль играет эффект масштаба. Людей, в принципе, гораздо больше, отчего и группировки кажутся объемнее. Внушительный эффект привлекает большее количество людей, поэтому пока фанатское движение не потеряло авторитет. В Татарстане же яснее прослеживается смена поколения и потеря интереса к футболу в целом. По моим ощущениям, сейчас не так популярно состоять в каких-либо субкультурах. Чуть больше десяти лет назад на улицах Казани можно было заметить разнообразие представителей различных субкультур, сейчас такого нет.

 

Фото Тимура Абсалямова и с официального сайта команды «Рубин»

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: