+4°C
USD 78,86 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    774
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Гнездо рода Урванцовых

Журнал "Казань", № 1, 2013

Главный дом городской усадьбы Урванцовых на углу современных улиц Карла Маркса и Миславского относится к редким сохранившимся в Казани постройкам конца восемнадцатого века. Однако дом этот утратил первоначальный облик, и многие горожане равнодушно проходили мимо, не подозревая, как много судеб и событий казанской истории связано с этим ставшим невзрачным на долгие десятилетия строением. Оно с большим трудом дожило до наших дней, едва не разделив печальную участь многих славных собратьев, превращённых в руины.

Что строил «архитектурии порутчик»

В 1762 году в Петербурге была создана Комиссия для строений, а через год вышел Указ «О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо». Рабочую часть Комиссии в течение первых девяти лет возглавлял выдающийся планировщик и архитектор Алексей Квасов.

Разработке генерального плана застройки Казани уделялось большое внимание как в 1765 году, после крупного пожара, уничтожившего большую часть города, так и в 1774-м, после пугачёвского бунта. После съёмки геодезического плана в декабре 1766 года Комиссия для строения Петербурга и Москвы направила в Казань помощника архитектора Якова Алексеева для составления проекта застройки погорелых мест. Материалы Алексеева легли, по-видимому, в основу выполненного Квасовым проекта регулярного плана Казани.

В 1767 году для составления «аккуратного» плана города, то есть для его детализации, а также для наблюдения за строительством в Казань был прислан из Сената «архитектурии порутчик» Василий Кафтырев. С его деятельностью в Казани, продолжавшейся около двадцати лет, был связан основной период регулярной застройки города.

Появление каменных зданий после пожара 1774 года по проектам Кафтырева формирует новый архитектурный облик Казани. На верхних улицах, где жили обеспеченные горожане, наиболее распространённым был широко использованный в Твери тип двухэтажного каменного дома. Такими домами застроили главные улицы, в том числе и Покровскую (Карла Маркса).

Самые ранние изображения будущего дома Урванцовых - это снимки, сделанные в конце восемнадцатого века с помощью камеры-обскуры Юлиусом фон Каницем, директором первой казанской гимназии. Рисунки могут быть датированы 1780-ми годами.

Кафтырев творчески переработал образцовые проекты, как это было характерно для выучеников школы московского зодчего Ухтомского. Во внешнем облике дома прослеживается влияние нового стиля - классицизма: горизонтальные членения фасадов карнизами, отсутствие характерных барочных наличников «с ушками», прямоугольные оконные перемычки.

Во владении именитых купцов

В 1814 году дом и участок земли с надворными постройками по улице Воздвиженской (тогдашнее название части современной улицы Карла Маркса) переходит во владение именитого купца Никифора Степановича Урванцова.

Купеческий род Урванцовых - один из старейших в Казани. Его глава Степан Иванович, родившийся в 1747 году, владел двумя домами: на Проломной и Георгиевской улицах, торговал российскими сукнами в Гостином дворе, деятельно участвовал в общественной жизни купечества и пользовался доверием, избирался гласным от купечества третьей гильдии в шестигласную городскую думу. Эта традиция активной общественной жизни, репутация честных и достойных людей будет поддерживаться всеми поколениями рода Урванцовых.

Никифор Степанович Урванцов, купец первой гильдии, почётный гражданин, имел четыре золотые и одну серебряную медали. Размах его торговой деятельности впечатляет: по сведениям историка Людмилы Свердловой, в 1825 году за ним в Гостином дворе значилось три лавки, в доме тестя Леонтия Филипповича Крупеникова1 на Воскресенской (Кремлёвская) он снимал ещё одну лавку, где торговали два его племянника, дети младшего брата Николая. Купец арендовал подвал в доме Мамаева на Поповой горе (улица Тельмана) и ещё один под домом Данилы Иванова напротив Гостиного двора, покупателей обслуживали два приказчика.

Никифор Урванцов был женат на Степаниде Леонтьевне Крупениковой из не менее знатного купеческого рода. Детям Льву, Николаю, Александре, Марфе и Варваре после смерти дяди Константина Леонтиевича Крупеникова перешла часть его имущества.

Купленный участок занимал всю глубину квартала, то есть выходил на улицу Казанскую к Казанскому монастырю. Позже размеры участка сократились: часть, выходившую к монастырю, продали.

На 1828 год Никифор Степанович имел «…каменный двухэтажный с подвалом и прочими службами (дом) и вновь выстроенным сзади к Казанскому монастырю каменным двухэтажным корпусом, крыты железом».

В 1839 году Урванцов испрашивает разрешение у казанского губернского правления на постройку «во дворе оного дома жилого каменного одноэтажного флигеля и вместо существующей деревянной вновь каменной бани с сушилом и с покрытием железной крышею…». Нынешний двухэтажный жилой дом на углу улиц Большая Красная и Ми­славского, по-видимому, и есть тот самый «каменный двухэтажный корпус», который появился между 1814 и 1828 годами и дошёл до нас в перестроенном и надстроенном виде.

Для каменного здания бань в центре участка член Комиссии Фома Петонди предложил фасад, «выбранный из высочайше апробированных» с пятью окнами и ампирным декором на фронтоне. Однако сохранившееся здание флигеля со вторым этажом советского времени соответствует совершенно другому проекту, также утверждённому Петонди для бань на участке Унжениных в том же 1839 году. Это симметричный двухэтажный корпус, очевидно, запроектированный для использования двумя хозяевами: посередине фасад разделяет брандмауэрная стена. На более поздних планах строение отмечено как прачечные.

После пожара

Страшный пожар 24 августа 1842 года, уничтоживший большую часть Казани, не пощадил и владение Урванцова. В июне 1843 года Никифор Степанович получает у Комитета о пособии жителям Казани, потерпевшим от пожара, ссуду под залог «обгоревшего» дома. На чертежах видим новое строение - одноэтажный корпус служб на месте бывшего сада. Вероятно, нынешнее строение по улице Миславского и есть тот самый флигель, к которому добавили второй этаж.

Кардинально иным стал облик фасадов главного дома - кафтыревский декор сменился классицистическим, «образцовым». Появляются фронтоны, пилястры с ионическими капителями на уличных фасадах, окна становятся выше и шире.

После смерти Никифора Степановича усадьбу наследует его сын Лев Никифорович, потомственный почётный гражданин, по-видимому, старший и наиболее успешный из братьев. В адресной книге 1863 года он указан как торговец чаем.

Лев Никифорович был влиятельным человеком и пользовался в деловом обществе: его избирали в особый совет сберегательной кассы при Городской думе, он также являлся членом совета и директором казанского купеческого банка, был агентом страхового общества «Россия». Его женой была Пелагея Константиновна, дочь казанского промышленника Константина Фёдоровича Золотарёва, имевшего в Плетенях мыловаренный завод.

Растили таланты

В 1866 году Лев Никифорович, следуя моде второй половины девятнадцатого века, заказывает пристройку к главному фасаду лестницы с верандой на втором этаже, въездных ворот, а также пристрой по улице Малой Казанской двухэтажной отапливаемой части с ретирадой, выходящей во двор.

Вероятно, флигель был перестроен и затем вновь объединён общим фронтоном. Вплотную к флигелю подходило соседнее строение Унжениных, которое, скорее всего, и присоединили к флигелю.

В 1899 году Лев Никифорович вновь испрашивает разрешение у Казанской городской Управы на «предполагаемую… двухэтажную каменную пристройку» по улице Малой Казанской, ставшую последним значительным изменением в облике здания.

После смерти Льва Никифоровича усадьбу наследует сын Александр с женой Анжелиной Людвиговной и детьми Верой, Надеждой и Юрием. Супруга Урванцова управляла номерами «Европейские» господина Крупеникова. С ними жил также младший брат Александра Николай, вскоре окончивший университет по юридическому отделению, а впоследствии наследовавший семейное дело.

Ещё одна ветвь рода Урванцовых - люди, которые сделали эту фамилию знаменитой не только в Казани, но и в Москве, Петербурге, а потом и за рубежом.
Николай Николаевич Урванцов, имевший собственный дом на Ново-Горшечной улице (ныне Бутлерова), и его брат Михаил были двоюродными братьями Льва Никифоровича. Николай Николаевич, согласно веяниям времени, дал сыновьям Сергею, Льву и Николаю высшее образование, тем самым предопределив их дальнейшую судьбу.
Сергей Николаевич Урванцов обучался в Казанском университете по медицинскому отделению, работал врачом в Минской губернии и сделал успешную карьеру.

Лев Николаевич Урванцов стал известным драматургом. ­Переехав жить в Петербург, он издал книгу рассказов, сочинил десятки популярных пьес, шедших в столичных и провинциальных театрах. Через несколько лет после событий 1917 года эмигрировал, написал за границей книгу воспоминаний о современных ему русских актёрах и драматургах и почил в Праге.

Его сын Михаил Львович был театральным художником, живописцем, графиком. Он учился в Санкт-Петербурге у Николая Рериха и Мстислава Добужинского, работал художником в Мариинском театре. Позднее объездил много стран, устраивал персональные выставки, оформлял сценические постановки. В конце концов обосновался в Испании, где и закончил свои дни.

Николай Николаевич прославил себя как актёр театра и кино, режиссёр.

Довели до ручки

В советское время усадьба стала обычной коммуналкой, тогда нарушили и границы домовладения, и традиционную планировку. Одно время первый этаж занимала аптека, были пробиты несколько дверей на главном фасаде, вход в подвал со стороны улицы Миславского.

Капитальных ремонтов практически не делалось, дом ремонтировали только в шестидесятые годы. К концу двадцатого века крыша и стены пришли в аварийное состояние. В 1979 году подвалы затопило талой водой, из-за просадки фундаментов в местах пристроев образовались трещины.

В 1987 году усадьбу Урванцова признали памятником, она стала объектом культурного наследия республиканского значения.

Однако в 1998 году снесли флигель, стоявший по красной линии улицы Карла Маркса, и на его месте возвели трёхэтажное здание «Номос-банка», превышающее высоту флигеля и нарушающее тем самым панораму улицы.

К 2005 году жильцов выселили, а дом бросили на произвол судьбы, без консервации. Дымоходы, перекрытия разрушались чёрными копателями, несущие конструкции подвалов постоянно намокали. Зимой 2011 года обрушилась часть крыши.

До марта прошлого года в доме проживала одна семья, в пристрое 1899 года размещались офисы и стоматология.

Восхитились через сто лет

Зимой прошлого года здание передали в собственность группы инвестиционных компаний ASG, и началась его реставрация.

Главный дом городской усадьбы Урванцовых представляет большую ценность как уникальный образец стиля переходного периода от барокко к классицизму в русском зодчестве рубежа восемнадцатого - девятнадцатого веков. Он также является оригинальным произведением Василия Кафтырева - значительного для Казани архитектора и градостроителя. Немаловажно градостроительное значение памятника как местной доминанты, закрепляющей угол улиц Карла Маркса и Миславского. Поэтому планируется сохранить внешний облик и архитектурно‑пла­нировочную структуру этого важного для города здания.

Архитектор Фарида Забирова, автор проекта реставрации, контролирующая работы, считает: судя по характеру кладки и сводам, основа строения может относиться к семнадцатому веку. Предполагается комплексная реставрация здания с учётом его более раннего происхождения.

Здесь обнаружили скрытые слежавшейся глиной подвалы с высокими крепкими сводами. Возможно, со временем в них заработает ресторан. Первый этаж, скорее всего, будет приглашать туристов, а на втором этаже можно оборудовать помещения для торжественных приёмов гостей Казани, проведения деловых переговоров.

К лету в гнезде купцов Урванцовых должна начаться новая жизнь.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: