+1°C
USD 76,45 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    489
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Голос

Журнал "Казань", № 2, 2016
1 октября прошлого года ушла из жизни Галина Алексеевна Рамазанова, искусствовед, заслуженный работник культуры Республики Татарстан.
В последние годы она руководила Национальной художественной галереей «Хазинэ».
С Галиной Рамазановой я познакомилась в начале восьмидесятых годов. На факультете общественных профессий Казанского государственного университета мы вели занятия: Галина читала историю изобразительного искусства, я - историю театра, ещё одна преподавательница - эстетику.
Тогда мы не очень хорошо знали друг друга. Но на Галину я не могла не обратить внимания: высокая, элегантная. Одевалась она просто, но у неё всегда были удивительные украшения. Нет, не золото и бриллианты. Украшения недорогие, в основном янтарные, но очень изящные и оригинальные.
Через много лет мы возобновили знакомство и подружились. И обязательно встречались, когда я приезжала в Казань.
Тогда я узнала её лучше. И о ней кое-что узнала, хотя говорить о себе она не любила.
Галина родилась в Омске, в Казани окончила школу, затем техникум радиосвязи и уехала работать по распределению в Приозёрск.
Однажды оказалось, что на местной радиостанции некому вести передачу. Галина вызвалась заменить отсутствующего диктора. У неё получилось. И с тех пор передачи вела она, что ей очень нравилось.
Потом в Казани она окончила историко-филологический факультет Казанского университета по специальности филология.
Но её всегда интересовало изобразительное искусство. Она стала самообразовываться в этой области, много читала. Про себя со смехом говорила, что как искусствовед она - самоучка.
Она работала в Музее изобразительных искусств, преподавала во многих вузах Казани.
Когда наше знакомство возобновилось, она была заведующей галереей «Хазинэ», стала заслуженным работником культуры Республики Татарстан.
Галина всегда приглашала на выставки, например, на прекрасную выставку Фешина. Позже выставка этого художника открылась в Москве, но она оказалась гораздо беднее казанской.
На выставке другого художника, который когда-то работал в Казани, один из посетителей явно скучал.
Галина подошла к нему:
- Вы только посмотрите, какие линии, какие краски, сколько движения.
Посетитель посмотрел, удивился и увидел картины другими глазами. И ему стало интересно.
На той же выставке у микрофона чуть не поссорились двое выступающих: у каждого был собственный взгляд на творчество художника и собственные воспоминания о нём.
Галина подошла к микрофону, сказала несколько слов - и выступающие помирились.
Никогда не слышала, чтобы Галина кого-то осуждала.
На выставке, посвящённой Тукаю, меня возмутила одна графическая работа: криво открытая консервная банка с рваными краями и этикеткой: «Габдулла Тукай. Шурале».
Галя улыбнулась, пожала плечами и увела меня к другим картинам.
В галерее «Хазинэ» Галина организовала презентацию книги Николая Беляева «Поэма солнца» о художнике Алексее Аникеенке и выставку картин этого замечательного художника.
Когда мы с Галиной шли по улице, она обращала моё внимание на интересную архитектуру и ограды.
- Это литьё? - спрашиваю я.
- Нет, ковка,- и Галина объясняет разницу.
Ей хотелось, чтобы и другие знали то, что знает она.
Слушать её всегда было интересно.
Как правило, после вернисажей мы шли в кафе, где разговоры продолжались.
Иногда Галина приглашала к себе домой.
Она жила отдельно от детей и внуков, которым помогала, и очень любила свой уютный дом. Она красиво сервировала стол и быстро из ничего готовила вкусное нечто, чем меня всегда восхищала.
А она хохотала:
- Омлет - моё коронное блюдо.
Огорчала её дорога на работу и обратно, особенно зимой, когда приходилось подолгу мёрзнуть на остановках. Но вот провели метро, станция оказалась недалеко от её дома - и она радовалась.
Галина умела радоваться простым вещам и любила радовать других, например, дарила прекрасные альбомы.
Она жила на первом этаже, и её расстраивало, что владельцы автомашин ставят своих железных коней под окнами её и соседей. Просьбы переставить машины оставались без внимания.
И тогда она выкопала где-то несколько кустов сирени и посадила их под окнами.
Машины стали ставить в другом месте. А кусты прижились.
Галина всегда откликалась на чужие просьбы.
Одной моей московской сослуживице для своей книги понадобилось узнать, где в Казани находится портрет Фёдора Шаляпина кисти её деда-художника. Я позвонила Галине, и она очень быстро выяснила, в каком музее этот портрет хранится, сообщила адрес, телефоны, имена тех, к кому надо обратиться и сослаться на неё.
Мне кажется, она делала то, что ей нравилось, и ей нравилось то, что она делала: работать в картинной галерее, устраивать выставки, вести экскурсии, читать лекции, преподавать студентам, писать статьи.
В жизни она говорила тихо. Но во время выступлений её голос звучал громко, даже без микрофона.
Я как-то удивилась:
- Какой у тебя громкий голос.
Она рассмеялась:
- Я всегда говорю: голос - это единственное, что у меня есть.
Я думаю, что все, кто с ней работал, у неё учился, слушал её лекции, кто с ней дружил и её любил, не забудут её голос, её улыбку и её саму - светлого человека Галину Алексеевну Рамазанову.
Сальтина Марина Генриховна - член Союза писателей России.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: