-13°C
Сервис недоступен.
Реклама
Архив новостей

Гранатовый домик на Третьей Горе

На подъёме Третьей казанской горы по улице Калинина стоит небольшой гранатовый домик — новый объект фестиваля сохранения исторической среды «Том Сойер фест», первый в сезоне 2019-го. Гранатового цвета он стал совсем недавно.

И встретились:бессмертья твоего прекрасная и мертвая громада и маленькое дерево граната, возникшее во мгле из ничего.

Симон Чиковани (перевод Беллы Ахмадулиной)

 

Фестиваль Тома Сойера зародился в 2015 году в Самаре — архитектор Андрей Кочетков придумал приводить в порядок фасады деревянных домов силами волонтёров — людей, которым небезразличен родной город и которые готовы потратить немного своего личного времени на его благо. Идею подхватили казанцы, и вот уже четвёртый год под кураторством помощника президента Республики Татарстан Олеси Балтусовой и Татарстанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры волонтёры обновляют фасады домов деревянной архитектуры конца XIX — начала ХХ века.

Открытие фестиваля во дворе дома № 12 на улице Калинина. 

Чем памятно место

В 1838 году архитектор Петонди спроектировал улицы Первая, Вторая и Третья Гора. Третья Гора, которую называли Шарной, до реконструкции представляла собой хаотичное скопление домов, построенных в основном в XVIII веке. Ещё раньше здесь были лесистые овраги и холмы, ограждавшие с юга городской посад. Можно представить, каким живописным было место! С горы как на ладони и сейчас видны озеро Кабан и Волга. Найденные в конце прошлого века на вершине горы древние надгробия с армянским шрифтом — остатки кладбища армянских купцов и ремесленников, ведь неподалёку, у озера Кабан, в XIV–XVI веках находилась армянская слобода.

С бывшей Шарной горой связана история двух старейших казанских предприятий. В 1714 году здесь по указу Петра I была основана Суконная фабрика (тогда она называлась Шерстяным заводом). Сама улица Третья Гора была частью рабочей слободки, выросшей вокруг фабрики. В 1719 году вблизи Шерстяного завода, также по указу Петра, создаётся помповый (кожевенный) завод.

Летом 1774 года на Шарной горе стояла одна из артиллерийских батарей, защищавших Казань от войска Емельяна Пугачёва. Но она пала под натиском бунтарей, а значит, Пугачёв поднялся в гору и отсюда вошёл в город.

С Третьей Горой связано также имя поэта серебряного века Велимира Хлебникова. Именно здесь, ещё будучи гимназистом, Велимир начал заниматься литературным творчеством, и сюда же, по адресу Третья Гора, дом Максимова, на имя Хлебникова придёт письмо от Горького, на суд которого юный поэт отправил свои первые поэтические опыты. Дом, к сожалению, погиб в пожаре в начале 2000-х. Оставили след на улице Калинина революционеры Мулланур Вахитов и Александр Гинцбург.

В начале ХХ века на тихой зелёной улице Третья Гора стали селиться мещане и интеллигенция. Здесь жили несколько известных профессоров Казанского университета, среди них — профессор древнегреческой и византийской истории и филологии Сергей Петрович Шестаков, членкорреспондент Академии наук, известный химик Алексей Яковлевич Богородский. На этой улице родились и выросли такие замечательные люди, как известный врач Константин Васильевич Волков, несколько лет лечивший Льва Толстого и много сделавший для развития медицины в городе и крае, выдающийся математик Борис Михайлович Гагаев. И сейчас на улице Калинина живут и работают известные деятели науки, образования и культуры — в 1930 году на Третьей Горе начал свою историю Казанский институт коммунального строительства, выросший к сегодняшнему дню в кампус Казанского архитектурностроительного университета.

Перед заходом солнца.

В тридцатые годы улице Третья Гора было присвоено имя «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина, который несколько раз бывал в нашем городе. Сегодня улица Калинина сильно изменилась — один за другим уходят деревянные усадьбы с яблоневыми садами, на смену приходят многоквартирные дома. Вот и в нынешнем году, проходя по улице к фестивальному дому, мы недосчитались двух деревянных домов. Очень-очень жаль! И тем важнее дело волонтёров – помочь сохранить то немногое, что на сегодня осталось.

 

Дом и его жители

Дом на Калинина, 12 стоит на самом подъёме горы. Когда-то дом в три окна по фронту закрывал с дороги его деревянный собрат, но примерно десять лет назад его снесли, и дом приобрёл романтический вид, оказавшись чуть в глубине от красной линии улицы. «Романтичной» стала и жизнь жителей дома — вместе с ушедшим собратом здание отключили от воды и отопления. Как в старые времена, семьям приходится ходить на колонку за водой и топить печи дровами. Но, на счастье проживающих, вместе с помощью волонтёров дому нашёлся спонсор, который обещает помочь подвести инженерные сети, и это будет первый в России случай в движении «Том Сойер фест», когда организаторы помогают решить такие сложные проблемы. Правда, и привычных для волонтёров проблем у дома достаточно — за более чем сто лет фасады особняка значительно поизносились.

Олеся Балтусова с ветераном фестиваля дочерью Алисой.

Однако здание ещё крепкое и очень симпатичное по своей архитектуре — дом имеет богатые резные наличники, меандровый фриз, обшивку по главному фасаду ёлочкой. Всё это говорит о времени постройки и отношении заказчика к дому — он явно был не бедным, но достаточно рациональным. Эклектичный декор, в котором перемешаны элементы классического узора и узоров русского направления, характерен для эстетических предпочтений зодчих на стыке XIX и ХХ веков.

Нынешние хозяева говорят, что на чердаке высечена цифра 1905 — вполне возможно, это год постройки усадьбы. Некоторые источники утверждают, что вначале дом принадлежал семье ювелира еврейской национальности. После революции семья эмигрировала, а в доме устроили коммунальные квартиры. Есть и другие сведения и предположения о бывших хозяевах и обитателях дома. Скажем, архитектор-реставратор Фарида Забирова считает, что высеченная на чердаке дата не обязательно отражает время постройки дома; по декору он представляется более ранним, а крестики в декоре могут свидетельствовать о том, что дом строил священник.

До Великой Отечественной войны в доме размещалось чуть ли не восемь семей, даже на чердаке были устроены две квартирки. По словам жительницы Людмилы Готинской, которая застала время разуплотнения дома, они жили в тесноте, но весело, дружно. Во дворе на праздники ставили большой стол, за которым устраивались соседи двух домов. Накрывали, как могли, пели, танцевали. Сейчас в доме проживают четыре семьи, у каждой отдельный вход и своя часть палисадника. И всё равно, говорит Людмила, жить в таком доме даже без воды и отопления лучше, чем в бетонной коробке, где нечем дышать.

С Вилле Хаапасало после окончания работы.

«Всё равно лучше» — так думаем и мы, волонтёры и участники движения «Том Сойер фест» — пусть дома старые, но они не только экологичны, но и привносят в город уют и красоту. С торжественным открытием фестиваля, да и пока шли работы, волонтёры вернули на территорию двора и дружескую атмосферу — так же, как когда-то, звучала музыка, после рабочей смены распивались чаи с пирогами, кто что принесёт — дом и двор наполнялись энергией. Вместе с тем, появились недостающие детали декора на фасадах, поменялся цвет стен и наличников. Ещё перед началом работ реставраторы предложили придать дому гранатовый колер. Жители и главный художник Казани одобрили предложение. Теперь дом приобрёл символ граната — символ бессмертия, рая, изобилия и грядущего счастья.

Выдержавшие натиск времени деревянные дома становятся жемчужинами или зёрнышками, из которых прорастает память, прорастает наш райский сад. Хочется сберечь историческую среду и, как драгоценность, передать потомкам. Сделаем же то малое, что нам под силу — возьмём в руки кисточку, дрель, молоток и продлим жизнь деревянным домам Казани.

Фахрутдинова Инесса Алековна — кандидат архитектуры, доцент Института архитектуры и дизайна Казанского государственного архитектурно-строительного университета.

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама