+1°C
USD 77,55 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    550
    0
    0
Реклама
Архив новостей

История с запахом книг

Ностальгическая виртуальная прогулка по одному казанскому особняку

Кто же не любит Дом Ушковой на Кремлёвской? За эклектичную красоту, за воспоминания детства, когда вокруг снег и мрак, а за огромным окном — свет, сталактиты и тропики — чудо какое-то! Окно в Нарнию, за которым — романтическая история о щедром женихе с его брачным подарком, семейным гнёздышком площадью в две с половиной тысячи квадратных метров и стоимостью аж в миллион тогдашних рублей!

Экскурсию внутри любимого многими поколениями горожан здания, которое ждёт реставрация, совершим вместе с известным журналистом, автором и ведущим собственного YouTube-канала Эдуардом Хайруллиным.

На фасаде, выходящем на улицу Кремлёвскую, красуется вензель «З.У.» — Зинаида Ушкова. Молодая супруга наследника семьи богатых фаб­рикантов, для которой строился дом, в девичестве носила фамилию Высоцкая. Она была дочерью профессора Казанского университета, здание которого располагается прямо напротив.

Буквы лепнины как вечная дарственная печать и штамп в паспорте…

Любимая байка казанских гидов:

— В каком стиле, голубчик, построить вам дом? — спрашивал архитектор Карл Мюфке двадцатипятилетнего заказчика Алексея Ушкова.

— Стройте во всех — у меня на всё денег хватит!

Как минимум семь насчитывают сегодня архитекторы в этой эклектике!

Говорят, сам Мюфке так увлёкся стройкой, что в 1906 году даже с лесов упал, два ребра сломал! Однако строить продолжал. Намиксовал всего новомодного в те времена и получился «свадебный тортик со взбитыми сливками» — так назвали его на открытии в 1908 году. Молодые и семейный бюджет сразу прикинули: за первый этаж деньги несут дорогие арендаторы, на втором — хозяева их тратят. В тех самых семи залах разных стилей.

Прогуляемся по ним и мы, дорогой читатель. А то ведь скоро ли придётся попасть после реставрации?

Входим в хозяйский холл, куда Ушковы и их гости попадали через дубовую дверь. Прикасаемся к ручкам со львами — образ льва вообще часто используется в оформлении дома. Перейдём налево, к арендатору, в книжный магазин Маркелова и Шаронова. И здесь же видим портрет краеведа Ивана Второва, с частной домашней коллекции книг которого началась в 1865 году история первой публичной библиотеки.

Метлахская плитка во всём доме Ушковых привозилась с Бондюжских заводов дяди хозяина. На её оборотной стороне можно видеть автограф: «Товарищество ПК Ушкова, Елабуга, Вятская губерния».

Парадная лестница в стиле «шинуазри» — «китайщина», если переводить с французского дословно. Перила из ценных пород дерева с дракончиками, пол, отделанный полудрагоценными камнями, витражи окна парижской мастерской Шарля Шампиньоля. Родные ключи, замки, двери, ручки — всё работает.

На стенах — бамбук, гипсовые драконы — ну чем ни Зилант? Венецианское зеркало с секретом улучшает изображение не хуже, чем фильтры Инстаграм.

На втором этаже парадный зал в стиле ампир. Богатые орнаменты потолка с окнами, щитами, мечами, копьями, короной. И снова львы, с вензелем «N» — Наполеон. Самое место для балов.

Зелёное сердце дома — Сад-грот, тайная пещера, в зелени и сталактитах. Орошение к растениям подводили медные трубки, всё цвело и пахло круглый год. На склейку ракушечника стен ушли тысячи яиц.

В глубине стены до сих пор работает фонтанчик. Рядом — историческое окно для выдачи книг в читальный зал, что располагался здесь многие годы. За дверью — книгохранилище со стеллажами высотой в три с лишним метра, роскошная изразцовая печь. На самых высоких полках бывшей Ленинской библиотеки сочинения самого Владимира Ильича, которые спрашивают до сих пор. Последний раз брали в переводе на татарский язык. Более позднее преобразование — надстроенный специально для маленьких книжек-малышек с литерой «М» мансардный этаж с низким потолком.

Чёрная готическая гостиная отделана морёным дубом, на стенах — папье-маше. Новомодный когда-то материал сумел выжить в течение ста с лишним лет только в микроклимате библиотеки. Тоже ведь бумага.

После обеда господа отправлялись «налево» — в курительную комнату в мавританском стиле. Её двери украшают ручки в виде татарских серёжек, резьба по дереву, арабская вязь. А также тугра — символ власти правителя, с собранием примеров и наставлений.

Лучшая видовая площадка дома — круг­лый эркер с видом на три стороны. Купол украшают семь ступеней к Всевышнему. Уникальные изогнутые стёкла окон помещения привезли из-за границы, в России таких не делали.

С круглого балкона можно обозревать и сам особняк, и колоннаду университета, и дом его ректора. А также пролёт бывшей улицы Воскресенской с упором в Спасскую башню Кремля. На противоположном от дома углу, на месте здания нынешнего химфака, стоял Воскресенский собор. Миниатюрная копия его купола венчает снаружи сам эркер.

Всей этой элитной недвижимостью с «дизайнерским» ремонтом молодые наслаждались недолго. Любовь живёт три года. Спустя отведённый популярным ныне французским сочинителем для всех пар срок, Ушковы разводятся, а дом хозяйка продаёт городу.

Потом пришла революция, вместе с ней и «швондеры», с их  подселениями и уплотнениями. В 1919-м из здания нынешней мэрии в Дом Ушковой перемещается библиотека, въезжают типография и университетское общежитие. Из металлического ограждения в это время пропадают детали, о чём свидетельствуют зарубки на перилах. Особняк находится под угрозой «раскулачивания».

Нынешние библиотекари приписывают его спасение Надежде Константиновне Крупской. Супруга вождя мирового пролетариата прибывает в Казань на агитпароходе «Красная звезда». Двухпалубник, щедро украшенный наглядной агитацией, тащит за собой баржу с кинозалом, сельхозвыставкой, типографией, бюро жалоб и агитаторами. Ночью плывут — днём агитируют. В Казани стоят пять дней. 10 июля 1919 года Крупская выступает в актовом зале Казанского университета. Призывает к дружному просвещению масс и вооружению народа грамотностью. После лекции заглядывает в Дом Ушковой напротив.

О том визите рассказывает сотрудница Национальной библиотеки Республики Татарстан Альбина Галимбекова: «Она (Крупская. — Ред.) не смогла выйти на балкончик, но вошла внутрь, увидела эти потрясающие интерьеры. Понимая, что дом нужно сохранить, предложила расположить здесь публичную библиотеку. Так библиотека спасла дом. Это факт».

Крупскую в библиотеке любят и цитируют. В своих педагогических сочинениях об этой истории она, правда, не пишет, но Дом Ушковой упоминает: «В Казани, в одном из лучших особняков с зеркальными окнами, решено было организовать «Дворец книги». И что же сделали? Позакрывали библиотеки по всей губернии, книги свезли, свалили в кучу, и никто не знал, что с ними делать».

Через год, в 1920-м, библиотека становится Ленинской. Ну, и совершенно точно известно, что Крупская хлопочет о её судьбе в 1934 году в письме председателю ЦИК ТАССР с просьбой помочь с помещением. Она жалуется на то, что массовая областная библиотека имени её мужа пребывает в крайне тяжёлом положении, делит здание с двумя организациями, книги находятся под угрозой.

В это время библиотеку поджимает институт марксизма-ленинизма, располагавшийся на втором этаже. Наркомат просвещения по этому поводу отписывается — мол, учтём в будущем строительстве. Учли — спустя четыре года марксистов-ленинистов из «ленинки» переселяют.

Освободившуюся жилплощадь библиотека быстро занимает книгами. В казанскую «ленинку» пошёл читатель. Сначала она открыта как читальный зал три часа в день, затем в течение всего дня до семи вечера. Библиотекарем в ней работает писатель Мирхайдар Файзи, организовавший здесь первый татарский литературный кружок.

Рейтинг тогдашних библиотечных запросов выглядит примерно так: военное искусство Македонского, теория Дарвина, что говорит Ленин о языке, что происходит в Казани.

В 1921 году библиотеку посещает две тысячи читателей, в ней хранится девятнадцать тысяч книг, в 1940-м — записаны уже пятнадцать тысяч человек, фонды составляют четыреста тысяч единиц, в год приходит двести пятьдесят тысяч человек, треть из которых — татары.

Библиотека систематизирует всю литературу на русском и татарском, вводит правила для читателей: приучает гостей снимать пальто, не пускает с сумками, формулирует десять качеств хорошего библиотекаря и свой слоган.

Рассказывает бывший директор Национальной библиотеки Республики Татарстан Сююмбика Зиганшина: «Наш лозунг — читай, думай, говори, на татарском: укы, уйла, сөйлә…»

В 1991 году Республиканская научная библиотека им. Ленина становится Нацио­нальной. Сохранилась табличка того времени на латинице. О тех временах говорят тепло. «Очередь в библиотеку в 90-е была до «сковородки», до трёх дня стояли, парадная лестница была занята читателями», — рассказывает учёный секретарь Марина Корнилова.

Здание последние десятилетия как могли подкрашивали, боролись с протечками, местами реставрировали, обнаруживая при этом интересные находки. Халит Валитов, главный инженер библиотеки, вспоминает: «Здесь реставратор работал, Володя. Везде стены стукал, искал и нашёл — в том крыльце полуподвальном — три ружья. Одно сгнило, два нормальных сдали в милицию».

Вот так сроднился Дом Ушковой с книгами, и как представить их друг без друга? — 101 год вместе! Этот брак покрепче ушковского оказался.

Теперь библиотеку ждёт перезагрузка — ей приготовили новое модное место в НКЦ, а Дом Ушковой ждёт реставрация. Книги переедут, но казанцы надеются — не навсегда. И у них ещё будет возможность прийти в любимый особняк, ощутить его ауру, потереть пузо китайчонка и загадать желание. Для себя и этого волшебного дома.

Это — наша с вами история. С запахом книг.

Фото Гульнары Сагиевой.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: