+18°C
USD 77,17 ₽
Реклама
Архив новостей

Из кладовой памяти

Братство как образ жизни

Война уже началась и оставила в моей памяти затемнённые чёрные окна и большой, тоже чёрный, репродуктор, который был все­гда включён. Передачи, правда, велись только днём. Слушали в основном сводки с фронтов.

Видел пленных немецких рабочих, которых водили под конвоем. Они строили двух‑трёх­этаж­ные дома. Я с другими детьми на остановке собирал бычки. Мы передавали окурки немцам в обмен на самодельные игрушки. В послевоенные годы жилось очень тяжело. В магазинах практически отсутствовали товары, а у людей - деньги. Бывало, жарили очистки картофеля. Как‑то придумал продавать их в частном секторе на корм скотине - получал за ведро рубль.

Мой отец, Геннадий Дмитриевич, работал на авиа­ционном заводе литейщиком по двена­­дцать часов в день. А мама, Тамара Николаевна, продавала горшки неподалёку от дома. Относили обеды папе вдвоём. Шли с ней через парк, где он нас встречал и передавал дрова для печки. В 1945 году родилась младшая сестрёнка Наталья. В это время случилась авария в цеху: разлился металл, попал отцу на ногу. Он лежал в больнице, а мама находилась в роддоме. За мною и старшей сестрой Валентиной присматривали соседи. Сейчас такое в диковинку, а то­гда это было в порядке вещей.

Перед нашим домом были огороды, чуть дальше - сараи и большой овраг, где зимой катались на санках и лыжах. Квартиры в доме, да и во всём посёлке, были коммунальными. Наша была на четыре семьи, на шестна­дцать человек. Кухня общая, у каждой семьи столик. Печка большая общая, топилась дровами, потом уж появились керосинки и керогазы. Тут же, на кухне, был и единственный умывальник. Утром и вечером там было не протолк­нуться, стояла очередь в туалет и к умывальнику. Но ссор и ругани не по­мню.

Жили дружно. «Скотину» в нашей квартире держали только в виде кошек и маленькой собачки, хотя в других умудрялись держать коз, а над нашей комнатой зимой жил телёночек.

Весёлое было время, ко­гда с потолка капала моча телёнка…

В соседнем подъезде жил Герой Советского Союза Михаил Ва­силь­евич Симонов. Теперь на фасаде здания висит табличка в его честь. Все ребята со двора в знак уважения мыли его машину «Волга». В то время не каждый мог иметь такую технику, даже если бы очень захотел. А ему положено было по статусу, как лётчику‑испытателю на заводе.

В сквере во дворе дома между улицами Белинского и Лядова стоял памятник Серго Орджоникидзе. Четыре года назад его сняли на реставрацию. Похоже, это надолго…

То­гда все хозяйки бельё для просушки развешивали на улице. Мама все­гда выпроваживала во двор со словами: «Иди и натяни верёвку». После этой фразы бежишь быстро и ловко выполняешь полученное задание. Если вовремя не застолбишь место на деревьях, то его моментально займут!

Самым увле­кательным времяпровождением казались игры во дворе нашей улицы. Развлечения у мальчишек и у девчонок были разные, и в школах учились порознь. Я учился сначала в школе для мальчиков № 103, потом в общеобразовательных № 36 и № 37.

В мои десять лет для рабочих авиационного завода курсировал единственный трамвай № 9, двери которого не закрывались. Пассажиры запрыгивали на подножку и спрыгивали на нужной остановке. По окончании рабочего времени наступал час пик. Из‑за столпотворения люди не помещались в вагон, поэтому самые смелые залезали на крышу.

После седьмого класса возникла потребность в заработке, и школу я оканчивать не стал. Пошёл в ремесленное училище осваивать специальность токаря и параллельно в школу рабочей молодёжи. Окончив десятилетку, пошёл на авиационный завод токарем. Оттуда забрали в армию, где прослужил три года. Поступил в КАИ, решив посвятить свою жизнь радиотехнике. Попытался устроиться в цех радио на завод штепсельных разъёмов, но руководство сказало, что заводу нужны токари.

Фотография как чудо

То­гда я даже не помышлял о фотографии. Всё изменилось, ко­гда купил зеркальный «Зенит». В моей фотографической жизни произошёл переворот: сотворилось чудо, будто глаза открылись! В зеркалке появилась возможность видеть кадр и объекты, вдобавок качество изображения улучшилось. Начал творчески подходить к съёмкам и стал фотолюбителем.

Поработал в ОКБ «Спортавиация» (ныне ОКБ имени Симонова) начальником кинофотолаборатории, занимался технической фотосъёмкой, летал в качестве бортового фотографа и кинооператора.

А в 1979 году меня приняли на работу фотографом Издательства Татарского обкома КПСС. Мы на пару с художником разрабатывали поздравительные открытки для первых лиц респуб­лики. Стал фотожурналистом, меня приняли а Союза фотохудожников России, Союз журналистов СССР. Сотрудничал со всеми журналами и газетами, делал перекидные фотокалендари…

Центр фотографического движения

В январе 1964 года при ДК имени Ленина по инициативе группы фотолюбителей создали фотоклуб «Волга». Председателем избрали Сергея Степанова. Он работал на авиазаводе, лишь в свободное время занимался любимым делом. Руководил на общественных началах, не получая ни копейки. Всю жизнь вариться в собственном соку мне не хотелось, и в 1969 году я принёс в фотоклуб свои фотоснимки. Меня сразу приняли в «Волгу», хотя обычно «с улицы» не брали, нужно было проявить себя с творческой стороны.

Самой интересной задачей было составление плана на год. Каждый участник готовил свою выставку. Так собиралась общая коллекция фотографий, с которой ездили в разные города. Межклубные выставки проходили в Ленинграде, Астрахани, Запорожье, Челябинске, Рязани, на фестивале фотоискусств Эстонии 1970 года в Таллине. В Прибалтике нас принимали замечательно и уважали каждого члена фотографического движения, а казанская администрация никакого интереса к нам не проявляла. Сергей Степанов обзавёлся новой молодой женой, на клуб времени у него не хватало, и коллектив распался.

В 1974 году молодые ребята из фотоклуба «Волга» создали фотогруппу «Тасма». То­гда уже начинали говорить о казанской фотографической школе.

В 2012 году я попытался возродить фотоклуб «Волга». В Культурно‑досуговом центре имени Ленина набрал группу учеников местных школ в надежде передать им свой опыт. Клуб просуществовал лишь один сезон: я упал с крыши дома в деревне и получил травму ноги, из‑за чего не успел организовать новый набор.

В «Крылья Советов»!

С учениками фотоклуба «Волга» выбирались в парк «Крылья Советов» на пленэр. Сейчас он благоустроен и стал главным местом отдыха жителей района. В прежние времена туда приходили на танцы, на аттракционах покататься, устраивали пляски под гармонь. Правда, чужаку в наш район являться было опасно, ведь Ка­зань делилась на «свои» и «чужие» территории. Зато местные от души веселились под народные мелодии, татары и русские вместе. На стадионе «Рубин» зимой заливали каток, где вечером зажигались цветные лампочки, включали музыку. Летом ходили на танцверанду, кружились пары, слушали духовой или эстрадный оркестр. Вход был платным. Забавы ради как‑то перемахнули через забор, а чтобы охранники нас не заметили, схватили девушек в охапку и принялись танцевать. Веселье было бесхитростным и искренним!

Работал я на заводе в три смены. Ночевал в саду неподалёку от дома и на ночь брал с собой будильник, чтобы не проспать. Как‑то перед сном пошёл в парк на танцверанду, положив для хохмы в пиджак будильник. На пути встречается девушка и спрашивает: «Не подскажете, сколько сейчас времени?» Достаю из кармана необычные часы. Представьте, как удивилась незнакомка!

Сейчас пытаются возродить былое. В Культурно‑досуговом центре имени Ленина этнографический ансамбль и другие коллективы устраивают великолепные вечера. А раньше главным залогом успешного праздника была душевность. Все гуляли в парке и веселились, словно одна семья. Мы и были как одна семья.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: