+8°C
USD 75,03 ₽
Реклама
Архив новостей

Какой мы видим Казань? «Три кита» образа города

Авторы статьи — профессиональные архитекторы. Все трое имеют академический бэкграунд в градостроительном проектировании, полученный в России и за границей.
Анна Новикова изучала неоурбанизм в США (Университет Хартфорд), Ольга Новикова — городскую морфологию в Великобритании (Университет Оксфорд Брукс), Николай Новиков — регенерацию исторических городов в Германии (Технический Университет Мюнхен).
Свои академические знания они успешно применяют в архитектурной и градостроительной практике Казани. За последние десять лет ими реализованы два крупных градостроительных проекта: реабилитация прибрежных территорий озера Средний Кабан, где на территории бывших золоотвалов ТЭЦ-1 к Универсиаде 2013 года был сооружён Центр гребных видов спорта, и реализация первой очереди строительства парка на озере Нижний Кабан в 2016–2019 годах.

В апреле 2018 года архитекторы Новиковы вошли в состав участников Рабочей группы по разработке Концепции устойчивого развития исторического поселения Казани. За два года совместной работы получены интересные результаты. Во-первых, в российской практике в изучении территории исторической части Казани впервые применён морфологический подход, который позволил увидеть город не только как собрание зданий. Во-вторых, расширен предмет охраны: наряду с памятниками и ценной рядовой исторической застройкой свод охраняемого наследия дополнил исторический городской ландшафт с его рельефом, акваториями, историческими рощами и садами, планировочной сетью улиц. Всё то, без чего невозможно представить и понять неповторимый образ Казани. О двухлетней работе в составе Рабочей группы и сделанных ими открытиях рассказывают архитекторы Новиковы.

Как мы видим Казань?
Мы, горожане, привыкли видеть Казань и помнить её такой, какой её воспринимаем во время наших пеших прогулок по городу. Это самый естественный и простой способ освоения и понимания своего города. Так от прогулки к прогулке в нашей памяти формируются отдельные образы характерных районов исторического центра Казани, привязанные к нашим любимым пешим маршрутам.


Вид улицы Астрономическая. Фото Ринат Хафизов
 

Но есть ещё один способ постижения и понимания красоты своего города — это взгляд на него с возвышенности или высокого здания, например, колокольни. В каждом историческом городе есть такие реперные точки, откуда туристам показывают обзорные панорамы на город. Есть такие и в Казани, например, обходная галерея — гульбище Петропавловского собора или вид в сторону Волги с обзорных площадок Кремлёвского холма.
При взгляде на город сверху, особенно с высоты башни, мы не сразу узнаём привычный город, запомнившийся нам по уличным прогулкам. Иногда даже требуются определённые усилия, чтобы мысленно совместить уже знакомые картины с видом, который для нас открывается с высоты, как говорят, «птичьего полёта». Это происходит потому, что мы видим не фрагмент улицы в фас — фасады домов, а видим ландшафт крыш одного или даже нескольких кварталов, вид, который обычно с уровня земли недоступен глазу пешехода. Сверху расстояния как бы сжимаются, город становится маленьким, как на ладони, его можно ухватить одним взглядом.
Совмещение этих двух способов понимания и постижения красоты города, обзорных видов сверху и картин с уровня человека, позволяет нам соединить в памяти отдельные обрывочные образы в целостный сценарий. Конечно, такое сшивание или склеивание отдельных картин в целостный сюжет требует труда и специальных навыков. Подобно рентгеновскому аппарату мы — архитекторы-исследователи — должны будем вооружиться особой оптикой, специальным инструментарием описания и изображения города как исторического ландшафта. Морфологический подход, который мы используем в своей работе, помогает глубже узнать наш город, понять неявные, скрытые истоки его своеобразия и красоты.


Та же улица Астрономическая, но вид с высотного здания университета. Ландшафт крыш, прилегающих к улице кварталов. 2003

Суть метода заключается в том, что форма исторического города рассматривается как последовательное наложение или напластование пяти морфологических слоёв: ландшафта, рисунка уличной сети, рисунка кварталов и домовладений, рисунка застройки и городского убранства. Одним из недостатков современного устоявшегося восприятия ценности исторического наследия является то, что оно основывается на архитектуре зданий, даже при рассмотрении исторических поселений. Морфологический подход позволяет расширить фокус внимания, охватить исторически сложившуюся форму города в целом, где застройка (стр. 43) занимает один из пяти слоёв.
Анализ исторического поселения Казани, процесс трансформации формы города мы выводили из сравнения исторических карт разного времени, начиная с XVIII века до наших дней. Особое внимание уделялось тому, как форма города менялась с течением времени и в чём своеобразие исторического поселения Казани по сравнению с другими городами. Реконструкцию исторической трансформации формы города мы проводили в трёхмерной компьютерной модели центральной части Казани, скрывая или открывая поочерёдно его морфологические слои.


Пять морфологических слоёв исторического города Казани.

 

При построении рисунка, или, как говорят географы, гипсометрии рельефа, мы зрительно скрываем с поверхности земли построенные человеком здания и проложенные им улицы, обнажая и открывая взгляду наблюдателя рисунок горизонталей и форму рельефа местности. Известно, что Москва стоит на семи холмах.

Гипсометрия рельефа Казани. 3D-моделирование Александры Карягиной.

А сколько холмов в исторической Казани?
В чём отличие Казани от других волжских городов, например, от Самары? Найти ответы на эти и другие специально поставленные исследователем вопросы помогают трёхмерные модели рельефа и цветные карты ландшафта. Физико-географическая карта исторического центра Казани показывает, что внутри исторического города топографически присутствуют два города — Верхний город, расположенный на третьей надпойменной террасе, и Нижний, располагающийся в низине поймы озёр Кабан и реки Волга. Глядя на выразительный рисунок изрезанного оврагами высокого левого берега Казанки, мы понимаем, почему исторически это место называется Русская и Немецкая Швейцарии. В ходе исследования были описаны и зарисованы двадцать холмов и восемнадцать оврагов, три террасы.


Садовые кольца Казани

 

Давайте сделаем ещё одну операцию с трёхмерной моделью: скроем с поверхности земли здания и улицы, но оставим деревья и покрытые растительностью территории. Мы получим карту размещения исторических городских садов Казани. Сравнивая существующее расположение зелёных территорий с эволюцией развития Казани по историческим картам, мы открываем для себя некоторые важные закономерности. Например, особенности эволюционного роста города. Выясним, что Казань развивалась не плавно, растекаясь, подобно масляному пятну, а скачками, импульсами, прерывно. Именно на этих пограничных рубежах роста города, которые, как правило, совпадали с естественными преградами — глубокими оврагами или руслами и поймами протоков и озёр, и устраивались городские сады.

Три акватории и три оси — формула идентичности исторического ландшафта Казани.
 

В историческом центре Казани ясно различимы два таких пояса исторических садов. Первый начинается от Тизицкого рва под Кремлём, тянется вдоль Чёрноозёрской впадины, затем поворачивает вдоль оврага современной улицы Пушкина и выходит к устью протоки Булак и озеру Нижний Кабан. Второй пояс садов совпадает с долиной самого протяжённого оврага, который начинается от улицы Подлужной, тянется вдоль сада Родионовского института и Госпитального сада, спускается по оврагам Второй горы к Суконной слободе.
А теперь сделаем следующее — скроем сам рельеф местности вместе с историческими садами и зданиями и оставим акватории и улицы. Попробуем описать полученную в ходе наших графических опытов картину исторического ландшафта Казани. Три водных, или «голубых», продольных рубежа — это береговые линии и поймы рек Волги и Казанки, а также внутренняя цепь водоёмов протоки Булак, озера Нижний Кабан, Ботанической протоки и озера Средний кабан. «Город трёх акваторий» — одна из метафор к пониманию исторического городского ландшафта Казани. Параллельно трём голубым рубежам протянулись две гряды холмов третьей надпойменной террасы. Одна очерчивает высокий левый берег Казанки, другая — южный склон Воскресенского увала, продолжающийся цепью холмов, рассечённых оврагами — Первая, Вторая и Третья гора. По верхнему плато и вдоль его подножия протянулись три луча, три оси — три главные дороги. Три акватории + три луча-оси = ещё одна «формула» или метафора, объясняющая своеобразие Казани.
Постепенно город стал открываться нам таким, каким мы его ещё не видели. Так мы пришли к заключению, что идентичность Казани базируется на «трёх китах». Это: три террасы, три акватории, три садовых кольца.
Три террасы — это ступенчатая форма рельефа. Первая пойменная, или луговая терраса, ближняя к акваториям Волги и Казанки, вторая надпойменная нижняя, где лежат кварталы Забулачья, Старо-Татарской слободы, Подлужной слободы, и третья, или верхняя терраса, от Кремля до урочища Казанской Швейцарии. Три террасы, три ступени, которыми город спускается к набережным Волги и Казанки, к своей воде. Концепцией предлагается поддержать эту характерную черту исторической части Казани, проложив поперечные улицы от набережной Казанки до набережной Волги.
Три акватории — водное богатство города — две внутренние акватории: река Казанка и цепь озёр Кабан с протоками Булак и Ботаническая, и внешняя — река Волга. Внутренние акватории уже сегодня стали живыми общественными пространствами, полюбившимися горожанами. Концепцией предлагается сделать доступной и набережную Волги. Выход к Волге — стратегическое направление развития исторического поселения города Казани.
Три садовых кольца объединяют исторические ландшафты, крепостные валы, сады и рощи, которые сформировались на рубежах роста города. Первое кольцо из зелёных склонов кремлёвского холма окружает ядро исторического центра — Казанский Кремль, второе садовое кольцо сформировалось вдоль острога — крепостного укрепления по современной улице Пушкина, и третье садовое кольцо лежит на последнем историческом рубеже за Арским полем и объединяет рощи Казанской Швейцарии с госпитальным садом и рощей Осокиных. Концепцией предлагается вдоль зелёных садовых колец проложить удобные связи-бульвары, объединяющие все три акватории: реку Казанку, озёра Кабан и Волгу.
Столетиями складывался и со временем менялся исторический городской ландшафт Казани. Непростая задача — даже в исследовании за два года дать исчерпывающее описание особенного характера образа Казани, а, тем более, рассказать об этом на нескольких журнальных страницах. Мы попытались рассказать о том, как архитектор‑исследователь, подобно перелистыванию страниц книги истории города, открывает его ландшафт, уличную сеть, кварталы и домовладения, застройку и городское убранство.
За эти два года внимательного изучения исторического городского ландшафта Казани изменились и мы сами, изменились наши ценностные представления о его особом уникальном характере. Каждый раз, проводя новую линию на карте города, отрисовывая складку рельефа, береговую линию акватории, узор исторического сада, архитектор-исследователь меняет контуры города на листе, а вместе с ними и образ, который он держит в голове. Более того, нарисованная линия меняет и саму модель — город, поскольку мы начинаем воспринимать его уже сквозь призму изображения на карте. Так, устоявшееся представление о городе как собрании зданий — уникальных памятников архитектуры и ценной исторической рядовой застройки расширилось до исторического городского ландшафта. Тем самым, добавляется более широкое и глубокое «территориальное» видение городского наследия. Важно, чтобы все последующие шаги по реализации Концепции сверялись на то, как они проявляют и развивают образ Казани.

Вид на исторический центр.
Три акватории, три террасы, три садовых кольца, три поперечных оси.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: