+16°C
USD 73,16 ₽
Реклама
Архив новостей

Казанские дома, как дачи, из которых «виды — прелестные»

Приходит июнь, и мы начинаем страдать в душном «каменном мешке» мегаполиса, мечтая о даче, где найдём спасение от жары и тополиного пуха. А как было раньше? Где отдыхали казанцы в начале прошлого века? Как проводили знойные летние дни?..

 

Летом губернская Казань превращалась в большую деревню. Всё зарастало и укрывалось зеленью. Репьи цеплялись за волосы, отбирая платки и картузы. Крапива жалила за ноги, её скашивал саблей городовой. Орлы свивали гнездо на Богоявленской колокольне и таскали птенцам котят. Козы забредали в городские сады. Стреножные лошади объедали клумбы, кусая прохожих. На заборах пели петухи, в сараях слышалось сытое похрюкивание. Горожане сажали на задних дворах редиску, огурцы и лучок, а вечером улицы окутывал вкусный самоварный дымок.

Купеческие дома огораживались от улицы палисадниками, похожими на корзины с цветами. Окна спальни смотрели в запущенный сад. Сирень в мае душила! Бывало, бредёт ночью подгулявший человек по переулку, а сирень его останавливает. Благоуханная, лезет целоваться. По ночам в окошко стучится, девушкам спать не даёт.

Утром город свежел, обдуваемый влажным бризом с Волги. Это вам не пыльная суматошная Москва или Петербург с сырыми дворами-колодцами, куда не проникали отражённые в чердачных окнах лучи. Воздух там — тяжёлый, тянет болотцем, оттого у столичных жителей бескровные лица. Вот уж, кто мечтал о дачах!

Казанцы с апреля ходили как мулаты. Речь, конечно, о простом народе. Аристократия боялась солнца, как сугроб огня, берегла белоснежность кожи с помощью ажурных зонтов или шляпок с широкими полями. Простолюдины за это дразнили их «бледными поганками».

Стоило какому-нибудь отпрыску знатного рода закатать рукава и покрыться золотистым загаром, как тётушки тут же его одёргивали: «Вы что, Митя, мужлан? Вы, наверное, пахали в поле или косили траву?» Дмитрий падал в шезлонг, открывал скучную книжку, одним глазом косясь на то, как дети сапожника с визгами обливаются колодезной водой. Пожалуй, в этот час он был самым несчастным князем на свете!

В мае, как только подсохнут дороги, помещики из зимних квартир перебирались в загородные усадьбы, а богатые казанцы, копируя питерцев или москвичей, снимали на лето просторные дачи у воды, где прятались в тени яблонь и дуль. Но господа даже на даче не могли позволить себе развязать на шее змею галстука, расстегнуть панцирь жилетки, сбросить туфли или ботинки и пройтись по росной траве. Некоторые важные особы и в тридцатиградусную жару не забывали про лёгкое пальто, шляпу и перчатки. Барышни изнывали в глухих платьях до пят с кружевным воротником до подбородка. Для купания выписывались из столичных магазинов специальные костюмы. На ретро-открытках видно, что перед революцией модным был фасон «тельняшка». В заливе на сваях устанавливались дощатые кабинки-купальни, где можно было переодеться и по ступенькам сойти в воду. К ним с берега вели мостки.

Популярными дачными местами у казанской публики были посёлки вверх по Волге, которые ­соединяла железная дорога: Красная Горка (Юдино), Займище, Лаврентьево (Обсерватория), Васильево. Обживали земли по берегам озера Кабан: самыми престижными были участки рядом с Архиерейской дачей, а самыми недорогими у ресторана «Аркадия» — там музыка до утра и много пьяных — куда добирались на колёсном пароходике. На всё лето можно было снять приличное «шале» примерно за сто рублей (для сравнения: двести отборных яиц на рынке стоили пять николаевских рублей, а месячное жалование у гувернантки — 35-40 рублей).

Уединиться в дачных посёлках не получалось. Шумные компании с гитарами, внезапные гости, орава детей, а тут ещё соседка с граммофоном, труба которого направлена прямо к вам в окно. Игорь Северянин в «Поэзе раздражения» сетовал:

Здесь сад на улицу, здесь многодачие,

Здесь домик к домику рабом прижат.

Соседка мучает меня Боккачио,

— О, вальс Боккачио сто раз подряд!..

На пикники отправлялись в Зелёный Бор, Боровое Матюшино, на Лебяжье. Некоторые предпринимали вылазки подальше — в комариное царство к марийцам, на озеро Яльчик или Глубокое.

Летом человек становился другим. Более романтичным, легкомысленным. Вылезали из своих «берлог» и млели от короткого, как жизнь, лета. Полевые цветы и травы дурманили, хотелось всё изменить — встать с рассветом и махнуть за горизонт налегке.

В рассказе «Живой товар» Чехов восклицает:

«Как счастливы те, которые, сняв свои тяжёлые вицмундиры, могут сесть в коляску и полететь в поле, где кричат перепёла и пахнет молодым сеном!»

Разве мы изменились с тех пор? Раскалённым летом даже любимая работа, как каторга, от которой хочется сбежать на волю с героем рассказа (а лучше, конечно, с героиней):

«Вместе с коляской перед ним пролетели все его заветные мечты, которыми он любил угощать себя в продолжение всего своего чиновничьего житья-бытья, сидя в губернском правлении или в своём тщедушном кабинетике… Река, глубокая, с рыбой, широкий сад с узенькими аллеями, фонтанчиками, тенями, цветами, беседками, роскошная дача с террасами и башней, с Эоловой арфой и серебряными колокольчиками…»

Но у некоторых казанцев и дома в черте города были как роскошные дачи. На улице Хади Атласи сохранился особняк архитектора Карла Людвиговича Мюфке: с витражами на окнах, с ледником во дворе, с большим балконом для самоварного чаепития, который был специально направлен в сторону заката; с курительным балкончиком на одну персону и садом, где плодоносили яблони и вишни. Имелась также теплица. Раньше перед домом шумел сосновый бор и серебрилось озерцо. Сегодня осталась лишь одна старая сосна…

Домов, которые больше напоминали загородные усадьбы, в Казани было много. Вот, например, объявление о продаже недвижимости на Фёдоровском бугре рядом с монастырём (на этом месте теперь разбит Фуксовский сад): «Дом со многими комнатами и чердаком, фруктовым садом, колодцем, людской избой, погребами и амбарами. Виды из него прелестные».

А что же летом делали казанцы из тех, что победнее? Им, свободным от каких-либо условностей, принадлежал весь этот необъятный мир с золотым солнцем, бликующим в волнах Волги, где они плескались нагишом, где ловили раков и удили рыбу — не сопливых ершей, а носатую стерлядь с бронзовыми латами по хребту. Потом на берегу разжигали костерок и варили золотистую уху. Из мятого ведра торчали хвосты, в чёрное небо стреляли угольки. Пламя освещало довольные рожи, изо рта струился самосадный дымок.

У костра травили байки, пересказывали случай с новыми подробностями, как у Верхнего Услона огромный осётр утащил на переправе лошадь с подводой. А на ней сидела баба с узелком, а в нём были денежки от продажи коровы. А муж опосля убивался. В местном трактире три ночи слёзы лил, и всё кричал: «У-узелок, у-узелок!» Потом осетра того изловили и в брюхе нашли последний привет от жены — костяные пуговички от кофты, да погнутый алтын. Вдовцу также три пуда осетра досталось вместе с усатой головой. Он всю зиму его уплетал и при этом бурчал: «Жена моя была не сахар. Горчит мясо-то!»

Волга или Казанка — под боком. А ещё целых три озера Кабан! Где ещё найдёшь столько воды? Разве что в Венеции, но там, в канале, говорят, ничего кроме старых башмаков не ловится. К тому же, под носом Русская Швейцария, а за ней — Немецкая с малиной, вишней и яблонями по склону, которые от немецких колонистов остались. Родники журчат в черте города. Лес непролазный шумит. Чем не подрайская землица?

По воскресным дням холмы вдоль Казанки (это место теперь находится за железнодорожной станцией «Новаторов») облюбовывали компании. Скатерти-самобранки заставлялись корзинами с пирожками, бутылками с квасом, наливками и самогоном. Приносили самовары. Шашлыки не жарили, готовили похлёбку на костре из принесённой мясной косточки. Кушали полулёжа, как патриции. Любовались, как вскипает багряная река на закате. Сны вспоминали, а когда становилось скучно, брали гармонь. И тогда песня лилась по расчёсанным ветрами травам, по тёплому воздуху, настоянному на вечерних цветах…

Вдоль да по речке,

вдоль да по Казанке

Серый селезень плывёт…

 

Фото Аделя Хаирова

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (1)
Осталось символов:
  • 13 июля 2021 - 10:25
    Без имени
    !!!