+6°C
USD 58,17 ₽
Реклама
Архив новостей

Кич и Марта

Снова навестим один из домов деревянной Казани — «шале» профессора химии Алексея Богородского по адресу: улица Волкова, 42, о котором много писали ранее. Заглянем в семейный альбом его нынешних хозяев — прямых потомков учёного. Помимо других фотоснимков, внимание в нём привлекают фотографии, на которых запечатлены четвероногие питомцы большой семьи — немецкие овчарки, с которыми связана трогательная и трагичная история. Детали её «вымараны» обстоятельствами времени, и полная картина ещё только подлежит восстановлению.

Пётр Гаврилович Галкин в молодости.


Хозяйка семейного архива Людмила Мстиславовна Богородская-Галкина — правнучка Алексея Богородского, рассказывает историю своего дедушки, Петра Гавриловича Галкина. Бывший белый офицер, он был известным в городе собаководом. Его питомцы, немецкие овчарки, состояли на учёте как служебные. На фотографиях мы видим двух собак, носивших клички Кич и Марта. 
В 1941 году в дом, вместе с вой­ной, пришла и другая беда. По очереди арестовали бабушку, врача Екатерину Алексеевну Богородскую-Галкину, обвиняемую по 58-й статье, и её мужа Петра Гавриловича, объявленного «агентом немецкой разведки».

Милочка Галкина с одной из питомиц.


В протоколе обыска можно прочитать описание изъятых в доме вещей Петра Гавриловича. Помимо документов, среди них были экземпляр дореволюционного издания «Синий журнал», два метра трёхцветной («цвета царского флага») ленты, Георгиевский крест, патефонная пластинка «иностранного происхождения под названием «Апостолу Тимофею послание»», двуствольное гладкоствольное охотничье ружьё и патроны (видимо, его хозяин увлекался и охотой).
Когда хозяина увели из дома, его собака Кич ушла в зимнюю ночь в неизвестном направлении. А Марту отправили на фронт…

На выставке в клубе собаководства.


Пётр Гаврилович скончался в июне 1942 года, будучи под следствием и не дождавшись суда, от воспаления лёгких и колита (так указано в свидетельстве о смерти). В семье потомков хранятся записки с описью передач, которые приносили ему в тюрьму № 2 НКВД ТАССР. Карандашом в «ответку» он писал свои скупые арестантские просьбы: принести спички, соль, чай, табак… Родные так и не знают места захоронения Петра Гавриловича. После его кончины семье передали лишь трубку и кисет… 

Фотографии из архива семьи Богородских

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: