+5°C
USD 77,55 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    634
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Красивый человек

Журнал "Казань", № 11, 2012

Профессор Зубаиров глазами друзей и коллег

Министерство здравоохранения Республики Татарстан в 2008 году учредило почётное звание «Легенда здравоохранения Татарстана». Одним из первых это звание получил профессор Дилявер Мирзабдуллович Зубаиров. Первый диплом вручал президент республики иМинтимер Шарипович Шаймиев.

По утверждению Петра Первого, «рыжим и корявым не должно власть над людьми иметь». История часто подтверждает это петровское высказывание.
Дилявер Мирзабдуллович был красивый, высокий и большеголовый.

Слово «был» - горькое, особенно ко­гда применяется к личностям масштаба Зубаирова, вне зависимости от даты их рождения.

Власть профессора Зубаирова распространялась на сотрудников кафедры биохимии мединститута - университета, которой он заведовал, и редакцию «Казанского медицинского журнала», одного из главных медицинских журналов страны. Слово «власть», хотя оно и вполне кор­ректно, на мой взгляд, может быть заменено словом «руководство». Власть эта была демократична, тщательно продумана и чрезвычайно эффективна.

О научных заслугах Дилявера Мирзабдулловича коллегам известно: его исследования о свёртывании крови, ставшие классикой, упоминаются в серьёзных работах, публикациях и монографиях, но вряд ли интересны широкому кругу читателей. А вот о жизни Дилявера Мирзабдулловича вне науки, о его личности мало кто знает. Я осмелюсь коснуться её подробностей на основании своих личных впечатлений, рассказов его близких, друзей и знакомых, избегая стиля бытовой сплетни или сенсационных сообщений.

…Во дворе дома номер двенадцать по улице Достоевского идёт сражение в домино! За столом пожилые мужчины, не чуждые «принять на грудь», среди них стройный молодой человек незаурядной интеллигентной внешности: крупная голова идеально правильной формы. За высоким куполом лба - обширное пространство для мозга. Голова не напоминает ущербную тыковку, прижатую забором. Черты лица правильные, чёткие, и если бы не добрая открытая улыбка, могли показаться аскетичными и даже суровыми.

Это Диля, как его называют партнёры по игре, Дилявер Мирзабдуллович Зубаиров, незаурядный учёный и кристально честный человек. Он не кажется чужеродным среди окружающих его людей, не старается изобразить снисходительность к «простому народу», он сам этот народ.

Родословная Дилявера Зубаирова впечатляет своей значительностью и, в известной мере, иллюстрирует исторические коллизии, происходившие в Татарстане и стране.
Маму Дилявера звали Сеэкинэ, в переводе с фарси - «спокойная», «уравновешенная». Знавшие её подтверждают: ей были присущи эти качества.

Сеэкинэ из рода фабрикантов Юнусовых, на средства которых были построены мечети, детский приют. Им принадлежали большая усадьба и дом в стиле «барокко», где сейчас размещаются дневной стационар и травмпункт поликлиники №7. Сеэкинэ находилась в родственных отношениях и с другим известным родом - Апанаевых.
Ближайшая к усадьбе площадь носила имя Юнусовых, затем была переименована в площадь Вахитова. Гипсовая фигура революционера простояла там недолго. Затем это городское пространство пере­именовали в площадь Тукая, а в 1997 году решением горисполкома возвратили ему историческое название. Дед Дилявера по отцовской линии - мулла по имени Мансур (в переводе с арабского - «победитель», «знаменосец»). Отец Мирза (в переводе с фарси - «знающий», «образцовый») - заслуженный врач России, окулист, участник финской войны, награждённый орденом Красного Знамени. Такие ордена медикам не вручали. Его подвиг был уникален! С горсткой медработников Мирза Зубаиров отстоял землянки медсанбата, переполненные раненными и обмороженными бойцами, от прорвавшихся финских лыжников. Страшная подробность обороны: бруствер был выложен из тел замёрзших солдат.

Один из родственников Зубаировых Булат Файзрахманович Султанбеков - крупный историк энциклопедической эрудиции, истинный патриот Татарстана, мудрый, доброжелательный. Он всегда толерантен, но умеет идти против течения.

Имя Дилявер (Дилавэр) в переводе с фарси означает «победитель», «знаменосец». Некоторые совпадения значений имён ближайших родственников с историческими событиями семьи Дилявера Мирзабдулловича Зубаирова являются своеобразными символами.

Облик, одежда Дилявера Мирзабдулловича были неизменно европейского склада, о таких людях можно сказать - «он всегда в галстуке». Зубаиров носил шляпу, это подчёркивало его интеллигентность и некоторый внешний консерватизм. В «окаянные годы» (названные так Иваном Буниным) за опрятную одежду, не говоря о шляпе, мо­гли и убить. Впрочем, шляпа потом стала атрибутом партийных функционеров.

Профессор Зубаиров был доброжелателен без сюсюканья и добропорядочен без демонстративности во всём, от соседских отношений до научных оценок.
В медицинском институте возник как-то период повышенной «научной продуктивности» некого научного плейбоя-стоматолога, который мастерил диссертации со скоростью кроликораз­множения. Дилявера Мирзабдулловича попросили выступить в качестве оппонента. И он выступил! Сказал, что методики, использованные соискателем, общеизвестны не менее ста лет…

Моё отношение к профессору Зубаирову имело прагматическое обоснование.

Будучи практическим хирургом и защитив кандидатскую диссертацию, я решил перейти в одну из клиник мединститута или ГИДУВа. Везде получал отказ, так как никому не был нужен сравнительно молодой оперирующий хирург, да ещё и с неуживчивым характером. Спасибо однокашнику доценту Богданову, без ведома начальства пристроившему меня на полставки на кафедру топографической анатомии. Думал, ненадолго, оказалось - на всю оставшуюся жизнь.

Для выполнения докторской диссертации мне нужен был не руководитель, а добрый советчик. Оглядевшись, выбрал наиболее значимого учёного, лучше подойдёт, пожалуй, слово «яркого». Таковым оказался Дилявер Зубаиров. Ознакомившись с моим планом, он существенно изменил его: сократив ненужные трудоёмкие лабораторные исследования, выделил главное в работе.

- Принципиальную новизну усматриваю в том, что вы рассекаете, разъединяете ткани вдоль, а не поперёк, как принято в традиционных методиках оперирования, то есть разрабатываете хирургию отдельных оболочек.

Меня поразило то, как биохимик ясно представил и выделил направление моей работы. Я не ошибся в выборе консультанта!
И в дальнейшем я обращался к Зубаирову.

Впоследствии Дилявер Мирзабдуллович, будучи редактором «Казанского медицинского журнала», просил меня дать рецензии на некоторые статьи: «Ваши клинические навыки сочетаются с теоретическими знаниями». Эти просьбы всегда высказывал уважительно, доброжелательно.

Было приятно услышать, что Дилявер Мирзабдуллович следит за моими публикациями в газетах и журналах, а сборник моих рассказов ему понравился. Говорю об этом не из желания выцарапать своё имя на пьедестале крупного учёного, а с целью оттенить значимость Зубаирова как яркой личности и безупречно воспитанного человека.

Зубаирова при всей его общительности нельзя назвать рубахой-парнем, и круг его друзей и близких знакомых не был безбрежен. Главным другом Дилявера Мирзабдул­ловича была жена Галия Османовна, дочь известного про­фессора‑физиолога Курмаева, родословная которого также имеет славные корни.

- Наша жизнь была счастливой, с неизменным уважительным вниманием и спокойствием отношений,- говорит Галия Османовна.- Мы любили друг друга! Наши взгляды были устремлены не только друг на друга, но и в одном направлении. Мы были рядом шестьдесят лет.

Галия Османовна естественна, тактична, умна, женственна. Об отношениях супругов можно сказать одним словом - гармоничность! Большего счастья общения между мужчиной и женщиной не существует.

Дилявер Мирзабдуллович дружил с профессорами Андреем Оскаровичем Визелем, Владимиром Феоктистовичем Богоявленским, Эрнстом Галимовичем Улумбековым, Бахрамом Газизовичем Садыковым, Маратом Мингазовичем Гимадеевым, Германом Ивановичем Полетаевым.

Абрам Овсеевич Лихтенштейн, доктор медицинских наук, также обладатель титула «Легенда здравоохранения Татарстана», не относился к числу близких друзей Дилявера Мирзабдулловича, но их встреч оказалось достаточным для того, чтобы проникнуться взаимным уважением и симпатией.

Они встретились как-то в очереди за билетами на фильм «Братья Карамазовы».

- Стараюсь попасть на премьеру,- сказал Дилявер Мирзабдуллович,- опасаюсь, что фильм снимут с проката, как бывало с некоторыми нестандартными кинолентами.

Другая встреча коллег была связана с книгой Олжаса Сулейменова «Аз и Я», своеобразно истолковавшего «Слово о полку Игореве». Потом обсуждали роман Орлова «Альтист Данилов», который Абрам Овсеевич рекомендовал Диляверу Мирзабдулловичу прочесть.

- Наши мнения не всегда совпадали,- вспоминает профессор Лихтенштейн,- но каждый из нас уважал иные взгляды и оценки.

Они встречались и для общения профессионального характера. Как-то потребовалось обменяться мнениями о лечении больного с нарушением свёртываемости крови. Дав несколько советов, Дилявер Мирзабдуллович рекомендовал всё же обратиться к практику, подчеркнув, что он сам - теоретик. Не каждый учёный способен на такой добросовестный совет.

Однажды ученику Лихтенштейна понадобился дефицитный препарат для исследовательской работы. Он знал, что искомое имеется у профессора Зубаирова. Тот поначалу отказал Абраму Овсеевичу: «Хороший аспирант всегда найдёт нужный препарат».

- Препарат находится в правой тумбочке вашего стола,- сообщил Абрам Овсеевич, не надеясь на успех.

- Присылайте аспиранта,- рассмеялся Дилявер Мирзабдуллович.

А смеялся он открыто и искренне, хотя обычно был сдержан и немногословен.

Зубаиров начинал как патофизиолог, рассказал профессор Лихтенштейн. Защитив докторскую, получил предложение заведовать кафедрой биохимии. Но преж­де отправился в Ленинград в крупнейший институт биохимии, овладевая тонкостями профессии, прошёл там путь от лаборанта до заведующего кафедрой. Только после этого принял кафедру биохимии Казанского мединститута.

На учёном совете предложили выдвинуть молодого татарского учёного в члены‑корреспонденты. «Научное выдвижение по национальному признаку некорректно,- возразил Зубаиров.- За свои работы я получил степень доктора наук, мой возраст позволяет стать членом‑кор­респондентом и позднее».

Он стал действительным членом Академии наук республики, заслуженным деятелем науки Татарстана и России, лауреатом Государственной премии страны.
В последний раз профессора Зубаиров и Лихтенштейн увиделись перед вручением Диляверу Мирзабдулловичу диплома о присвоении звания «Легенда здравоохранения Татарстана». Обычно спокойный Зубаиров был приятно взволнован и немного смущён: «Ну, я же не практический врач».

Рефгат Закуанович Богданов, доцент мединститута - университета, с Зубаировым был знаком с детских лет.

- Дилявер был несколько в стороне от шумной озорной ребятни, но не демонстрировал своё превосходство. Он был больше занят домашними обязанностями и музыкой. Мы слышали звуки фортепиано, доносившиеся из окна соседнего дома. Повзрослев, я с удовольствием слушал классическую музыку в профессиональном исполнении Дилявера Мирзабдулловича. Он был разносторонен в своих музыкальных пристрастиях. На банкете у своего приятеля Германа Полетаева вместе супругой Галиёй танцевал, точнее, плясал в стиле «буги-вуги», удивив всех присутствующих: тогда подобные танцы фактически были под запретом.

Андрей Оскарович Визель, химик, имеющий прямое отношение к медицине, создатель чудодейственных лечебных препаратов на основе фосфорорганических соединений, которые способны погубить всё живое, но в некоторых модификациях становятся спасительными медицинскими средствами. Визель - из немцев, сын академика живописи и сам замечательный художник, его полотна близки по мастерству к Шишкину и Левитану. Помимо таланта, порядочен и деликатен.

- Мы с Дилей общались более полувека. Минули два года после его кончины, ушли незначительные мелочи жизни, сохранился обобщённый образ личности. Это человек на редкость гармоничный во всём, будь то внешний облик или поступки. Они всегда были адекватны ситуации, соответствовали его принципам. Диля был строгий, но без излишней педантичности, гуманный преподаватель, глубоко эрудированный учёный с широким спектром интересов.

Стоит добавить: при закрытом опросе студентов лечебного факультета много лет назад лекции профессора Зубаирова были признаны лучшими в институте.
В официальной обстановке, рассказывает Андрей Оскарович, Зубаиров был независим и умел держать дистанцию. Среди друзей - надёжен, общителен, остроумен и доброжелателен - душа компании. В семейном кругу его знали как внимательного, заботливого и требовательного главу дома. У него был богатый, многогранный, чётко регламентированный внутренний мир, он прекрасно владел фортепиано в разных жанрах, посещал концерты и выставки.

Профессор Эрнст Галимович Улумбеков - наиболее значимый нейрогистолог России, человек с отчётливыми чувствами справедливости и собственного достоинства. Чуть-чуть напоминает великого полководца, тем более что и роста с ним одинакового.

- Дилявер - удивительно красивый человек с прекрасными семейными корнями. Мощный интеллект и постоянно развивающаяся ментальность. Он счастливо нашёл себя в науке, которая ответила ему взаимностью.

Сказано прекрасно и правдиво.

Вспомним и о тех из шести друзей Зубаирова, кого уже нет.

Владимир Феоктистович Богоявленский - фамилия характерна! - воплощение интеллигентности и высочайшей профессиональной компетентности. Бахрам Газизович Садыков - тоже профессионал высокой пробы, доброжелательный вежливый человек. Манера пожимать дружески руку двумя ладонями располагала к нему, тем более что далеко не каждую руку он пожимал. Марат Мингазович Гимадеев был скромен без навязчивости, доброжелателен без наигранности, профессионально компетентен от трудолюбия. Герман Иванович Полетаев - талантливейший учёный-новатор, открытый добрый человек, воспитавший целую плеяду учеников и последователей.

Все друзья и знакомые Зубаирова - это элита в профессиональном и общечеловеческом качестве, представленная очень разными, но во многом неразделимо сходными людьми. Сходными своей порядочностью, профессионализмом и любовью к Родине, которую они украшают своим существованием. Именно они составляют прочную основу и ещё сохраняемую славу мединститута - университета. Живые и мёртвые.

Наше продолжение - дети и ученики. Сын Дилявера Мирзабдулловича Анвар - воспитанный молодой человек, врач‑рентгенолог, умелец, прекрасно водит машину, добросовестно работает в профессии. Ляля - среди подруг, студенток мединститута, выделялась изысканной строгой привлекательностью и, как сейчас стало уместно говорить, породой. Очаровательная умница! Ляйли Диляверовна - учёный, профессор-патофизиолог, у неё есть сын Шамиль, внук Дилявера Мирзабдулловича и Галии Османовны. Он ведущий консультант в Министерстве строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан.

Ученики профессора тоже достигли многого.

Но в Казани ещё ничего, по сути, не сделано для увековечения памяти Дилявера Мирзабдулловича Зубаирова, крупного учёного и замечательного человека.

Агафонов Алексей Андреевич - доктор медицинских наук, профессор.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: