0°C
USD 78,86 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    667
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Кто украл Булак

Журнал "Казань", № 2, 2015
Хочешь спрятать город - посади высокие деревья
Человеческий глаз создан для заглядывания чуть ли не за горизонт - иначе первобытным людям было не прокормиться и не спастись от хищников. Работа с рассматриванием мелких предметов у самого носа пришла с цивилизацией, с малолетства разрушая наше зрение: глаза к этому не приспособились и страдают. Очки, головные боли, переутомление… Выход один - почаще отрываться от экранов и дисплеев и смотреть вдаль.
Хорошо для этого жить на природе - ходи и зрение береги, ведь кругом красота и перспективы. Но где это сделать городскому жителю? Взглянуть вдоль улицы, пока её переходишь? Полюбоваться видом из окна, если, по счастью, вид имеется? Не из каждого окна площадь Красная видна… Не случайно архитекторы больших городов веками создают в них перспективу проспектов, каналов, площадей, так нужную горожанину, зажатому каменными стенами.
Кстати, о городских площадях. С древности главные площади строили большими, и даже очень большими, то ли чтобы подавить психику крошки‑человека, то ли чтобы дать ему свободу взора вдаль. Красивейшие площади городов на всей планете этим славятся - пространством, умело очерченным архитектурой зданий. Размах, стиль, точность и изысканность пропорций, порою с хитрыми зрительными обманами, расширяющими границы взора,- великие архитекторы всегда были на это мастера. Очень правильно такая городская площадь действует на людское сознание, исподволь вселяя уверенность в мощи страны, а в век юных очкариков ещё и полезна для здоровья. Удача, если в городе есть большие водоёмы - они тоже площади, правда, залитые водой. Но это и лучше, около них горожанин как бы вырвался на волю, на реку, на озеро, и ему вдвойне хорошо. А если вода ещё и журчит, и вечером в ней отражаются огни… Счастье!
Я была в этом счастье на­ив­но уверена, отправляясь на прогулку по центру Казани с гостями из Америки,- чем‑чем, а большой водой, широкими площадями и перспективами улиц, где взор упирается прямо в точку на горизонте, город наш не обделён. И вдруг… Нечто новое поджидало буквально на каждом шагу. Везде, где «Горводзеленхозу» удалось всадить в грунт на штык лопату - вдоль улиц, на площадях, на лужайках парков, на клумбах, газонах, вдоль Булака, вокруг Кабана, по берегу Казанки обнаружились новые вселенцы - плотно посаженные рядами сотни, тысячи молодых высокорослых деревьев. «Так это же хорошо! - так и просится на язык.- Деревья же! Город озеленяют!» Но молодая женщина, кормившая с девочкой на берегу Чёрного озера голубей, с тревогой сказала, глядя на ряды плакучих ив прямо у уреза воды,- только что посаженные, они сразу закрыли вид на озеро и подход к берегу:
- Вы что, не знаете, что значит «озеленять»? Новоязовский термин. Они же не слепые, видят, что делают. И мы, кстати, тоже видим…
Мы гуляли по центру Казани с гостями, на каждом шагу щёлкал затвор моей фотокамеры. Этими фотографиями и моими размышлениями о том, что же городские власти делают с Казанью, особенно с её историческим центром, мне очень захотелось поделиться с читателями. И подумать всем вместе, как быть. Фотографии сделаны с уровня взора среднерослой женщины и показывают, что видит сейчас пешеход, решивший полюбоваться нашим городом. А что он увидит через несколько лет…
Кремль. Ёлки‑палки
Имперское советское дерево голубая ель - колючая селекции лауреата Сталинской премии Ковтуненко в казанском кремле повсюду. В советские времена это дерево обозначало в городах территорию власти. Саженцы голубых елей выращивали всего несколько питомников на весь СССР, в основном в Нальчике, и распределялись ёлочки как высший советский дефицит аж в хозяйственном отделе ЦК КПСС. Иных любимых деревьев у власти не было, и выросли не пробиваемые взглядом еловые заросли вдоль московских кремлёвских стен, а следом и в провинциях у обкомов и крайкомов КПСС. В Казани они появились сначала на площади Свободы напротив обкома КПСС. Потом густо заселили газоны вдоль стены перед входом и вдоль центрального проезда в кремле, плотно закрыли вид на его древнюю архитектуру, разрослись в кремлёвских скверах, вдоль крепостных стен. Там подрастают им в поддержку и новые, недавно высаженные. Из кремля разбежались ёлки по Кремлёвской улице, по Ивановскому спуску - ещё пара лет, и зданий за ними совсем не будет видно ни летом, ни зимой. Немало таких зарослей в других местах Казани. Например, в сквере за зданием Госсовета. Величественной панорамы Казанки и Заказанья тут как не бывало. А была. Да ёлки всё закрыли. Постарели они уже, наполовину чахлые, сухие, неопрятные, как нищие пенсионеры на митинге. А может, и хорошо, что прикрыли огромное красное здание НКЦ «Казань» на берегу? Не ахти архитектура… Но новый дворец земледельцев показать с любой точки обзора нужно обязательно - такой Париж и в Париже не везде. Да только под кремлём по улице Батурина вдоль дороги, плотно сомкнув плечи, уже набрали рост голубые ели и липы… Проезжающим на транспорте и пешеходам ничего не видно - а это основная часть туристов и обозревателей казанских красот. Ту же ошибку допустили в небольшом по площади Зилантовом монастыре, засадив его густым еловым лесом. Что будет вскоре с обзором сооружений монастыря - дело келейное, не наше. Но фундаменты старинные треснут и посыплются. В моей бывшей двадцатой, потом четвёртой казанской школе в Школьном тогда переулке,- теперь там кадетский корпус - лет три­дцать назад построили огромное новое учебное здание и вплотную украсили ёлками. И что? Уже очень давно в классах до последнего этажа ни луча естественного света! Тьма. Не жалко детей, пусть слепнут с лампочками! А ёлки жалко, они же деревья…
Одним словом, куда ни глянь, ёлки‑палки, лес густой! Не стоит забывать, что мощная корневая система высокорослых деревьев разрушает фундаменты близлежащих зданий. По государственному стандарту при посадке дерево относят от стены здания минимум на пять метров. Минимум. Потому что некоторые корнями растут ещё дальше. Но и при законном минимуме расстояния через десяток лет ветви ёлки по­чти вплотную подойдут к окнам и стенам, навек их закроют. Экономно - отпадёт нужда в ремонте фасадов и мытье окон. Хотя при этом возрастут затраты на электроэнергию - солнечный свет в помещения не доберётся. Правда, с октября по март у нас его и так нет. А как же опыт северных соседей по планете? При дефиците естественного сезонного освещения в половине Европы архитекторы ловят буквально каждый солнечный луч, падающий на здание. Ничто там людям свет не закрывает. Мы - в этой зоне освещённости солнцем.
Похоже, что времена дефицитных сорокаметровых кремлёвских елей почти миновали, и теперь всем доступны их низкорослые, очень красивые по форме и цвету крон сорта, не требующие стрижки и очень популярные в Европе. Почему бы не расселить их по городу? Ностальгия по имперской гигантомании ЦК КПСС мешает? Но красивый наш древний город за ёлками не видно! И света божьего за ними нет…
Булак
От Кремля мы спустились на Булак, и гости мои приуныли,- долго послушно шагали по плотному зелёному коридору из молодых пирамидальных тополей с одной стороны и потока машин - с другой. Легендарный, в песнях прославленный казанский канал с его старинной застройкой, далёкой прекрасной перспективой, знаменитыми мостами уже второй год скрыт от прохожих и автомобилистов плотно посаженными вдоль откоса молодыми пирамидальными тополями. Хорошее дерево - пирамидальный тополь! Растёт по метру в год в высоту и так же вширь. Вырастает до сорока метров. Живёт двести‑триста лет. Очень очищает воздух. По канонам ландшафтного дизайна это южное, дающее желанную тень дерево в наших широтах плотными рядами высаживают для создания зелёных преград ветрам или как гигантские ширмы, закрывающие от жилых районов заводы, загазованные трассы, свалки мусора, кладбища. Посаженный у стены дома, пирамидальный тополь очень быстро напрочь изолирует его от окружающего мира. Нередко высокое старое дерево на ветру ломается, что - отдельная проблема, небезопасно для жителей. Ландшафтные архитекторы Казани поселили это чудо природы в два ряда на старинной улице вдоль красивейшего канала, одного из архитектурных символов города. Украли Булак, нет его больше, не видно ни с той стороны, ни с этой! А то ли ещё будет… Метр в год…
Кстати, то же самое было одновременно сотворено и вдоль Ленинской дамбы - жарким летом накануне Универсиады в почти гольный песок плотно высадили с двух сторон от трассы десятки сотен пирамидальных тополей. Ещё пара лет, и никогда бы не увидели больше казанцы и гости города знаменитый вид казанского кремля с правого берега Казанки, если бы… Что произошло, пусть поделятся секретом отцы города. То ли бедняги тополя, безжалостно воткнутые на заклание, не перезимовали, то ли кому‑то пришло в голову помечтать, как через четыре года тут будет город‑сад, и озарило…- но деревья нынешним летом выкорчевали. Что это был за кульбит на глазах всего города? Ошибка ландшафтного проекта? Тогда кто его разрабатывал, утверждал и оплачивал? Ошибка «Горводзеленхоза», погубившего столько растений? В любом случае стоило городу это очень‑очень дорого: проект, покупка растений, транспортировка, подготовка ландшафта, посадка, полив, корчевание, вывоз, утилизация, усушка‑утруска. Не «тополиный пух по мостовой» из классических стихов о Казани, а «озеленение» дамбы. Как в анекдоте про картошку: «Сегодня сажаем, завтра вырываем. Потому что очень кушать хочется».
Площадь Свободы
Тут просто беда. По определению, городская площадь - это гармоничный архитектурный ансамбль открытого пространства и сооружений: зданий, памятников, водоёмов. Главная площадь большого города дарит имперский простор для взора и гордость жителям. Мощь. Стиль. Неповторимость. Визитная карточка города. Зелёные насаждения не возбраняются, если они в ансамбле с остальным.
В советские времена на площади Свободы была площадь. Потом лицом к обкому КПСС поставили большую Доску почёта, а за ней, чуть ли ни первые на улицах Казани, росли голубые ёлочки. Нас, детей, водили на них смотреть - и впрямь голубые, как у мавзолея Ленина. Далее на площади удачно соседствовали низкорослые бордюры из кустарников, клумбы с пионами, розами, однолетками, вдоль дорожек склонялись боярышники, а со временем там зачем‑то появились ещё и четыре быстро разраставшиеся, бесформенные, без стрижки лохматые туи. Пока ёлки были маленькими, площадь целиком просматривалась отовсюду, и памятник вождю солидно выстреливал из низкорослых растений вверх. Это были трудные для страны времена - даже обкому КПСС были доступны лишь единичные сорта саженцев растений, скудный нищенский список. Но и с этим посадочным материалом работали любовно и грамотно. Площадь оставалась площадью и была ухожена.
Что же се­го­дня на площади Свободы? Ландшафтное сумасшествие! Иначе эту вакханалию бессистемных массовых посадок кустов и деревьев не назвать. Похоже, что утверждённый отцами города законный ландшафтный проект эту старинную площадь не посетил. А если когда и посетил - правильнее об этом громко молчать, ибо такое оплатить, утвердить, исполнить можно лишь абсолютно безграмотному архитектору. Или слепому. Или грамотному озеленителю, которому совершенно неважно, что вырастет, что высохнет, что закроет навсегда, лишь бы больше зелени.
Что по классификации зелёных насаждений городские власти изобразили на площади Свободы? Центральную городскую площадь? Городской сад? Сквер? Лесопарк? Похоже, что последнее, ибо в лесопарке нет городской архитектуры, и не возникает нужды привязки быстро растущих крупных деревьев к зданиям вокруг, перспективе городских пространств, к возможности обзора. В лесу проще, можно сажать как попало, лишь бы не очень густо. По всему, на площади Свободы всё‑таки посадили лесопарк: липы и голубые ели стоят двумя параллельными ровными‑ровными плотными рядами, хоть линейку протяни,- липы снаружи, ёлки внутри. Уже в год посадки липы стали закрывать пешеходам и пассажирам автотранспорта вид на площадь. За ёлками дело не встанет. Липы - хорошие деревья! Растут до пятидесяти метров, крона до десяти метров в диаметре, живут до 1200 лет. Это что же, столько лет нашу старинную Театральную площадь (позже пл. Свободы) никто больше не увидит?
Кусты, беспомощно посаженные ровными рядами между елками, скоро зачахнут под их ветками - в темноте ничего не растёт. Около памятника вождю мирового пролетариата, там, где удачно всё лето раньше цвели розы, теперь справа и слева игривые композиции из трёх туй и чего‑то беспорядочного вокруг как раз закрывают вид с площади на театр и Ратушу. Чуть глубже квадратами насажены кусты калины бульденеж, декоративной десять дней в году. Остальное время они без стрижки бесформенные и неопрятные, с унылым зелёным цветом листвы растения, что и видно издалека. Композицию центральной клумбы площади, видимо, хотели решить в виде перевёрнутой пиалы или головного убора. Но получилось нечто лохматое и уныло‑травянисто‑зелёное, уж очень глубоко провинциальное. С весны нет больше на площади обкомовских елей, давно усохших стражей Доски почёта. Убрали, наконец, инвалидов, и открылся вид на здание Кабмина и Госсовета Татарстана. Но почему на месте ёлок теперь длинная траурная чёрная клумба? По чему скорбят господа городские ландшафтные архитекторы? Такие унылые ряды тёмнолистных кустарников даже на порядочных кладбищах не высаживают - создают ритм композиции, чередуя с белолистными, золотыми, серебряными растениями. Да мало ли теперь выносливых в нашем климате кустарников и карликовых деревьев с красивой листвой, формой кроны и, главное, не высотой в пятьдесят метров! Например, скумпия - кустарник с бордово‑фиолетовыми крупными листьями, воздушными соцветиями, фантазийный, декоративный все­гда и не очень ещё у нас известный. Или кустовидная ива «Маяк 2» селекции знаменитого российского Вениамина Шабурова - залп прозрачной геометрической красоты, динамики струящихся веток, фонтан! Голландцы и японцы за ней гоняются,- руки у них от восторга дрожат. И масса других компактных, устойчивых к морозу и болезням, по‑разному декоративных шабуровских и других наших ив украшают за рубежом площади и скверы. Почему не у нас?
Унылый и жалкий вид у площади Свободы. Ощущение, что каждый новый начальник высаживает на ней что‑то от себя, на память. И нет у отцов‑озеленителей города понятия об общем архитектурном ансамбле старинной площади, где зелёные насаждения - лишь его часть. Неужто не видели они хотя бы великолепные, сразу узнаваемые по композиции, с холёными растениями площади во дворцово‑парковых ансамблях Санкт‑Петербурга? А уж в Париже… Лондоне… Риме… Мадриде… Интернет бы, что ли, открыли - «Красивейшие площади мира». Нажал на кнопку, и сразу безысходно стыдно за нашу заброшенную, измученную и изуродованную неугомонными сажателями на века вперёд площадь Свободы.
Казань липовая
Липы… Они теперь молодыми, но плотными рядами в центре Казани везде. Например, вдоль оперного театра со стороны улицы Пушкина. Есть там уже несколько старых деревьев, до крыши закрыли часть театра напрочь. Скоро и весь он скроется. Жаль, красивое высокое здание, вблизи взором не охватить - лицом к лицу лица не увидать. А по­мните, за театром стильный скверик с умело и давно сформированными кустовыми бордюрами и роскошными штамбовыми деревьями поникшей сирени? Такие ландшафты растят десяток лет, формируют кусты стрижкой и сложной фиксацией растущих веток вниз. Немалый труд. Зато потом растения лет сто безупречно служат горожанам, а при уходе и больше. И видно, что этого уголка города касалась рука мастера. Перед Тысячелетием Казани сквер в летнюю жару варварски снесли, выкорчевали и засадили по‑новому. Теперь тут всё лето неопрятный, нестриженый газон с хилыми не видными в траве кустиками и туи в ряд. В центре сквера, в самом его красивом месте, насажали псевдоказацкий можжевельник. Для сведения, куст его поднимается до двух метров в высоту, одно растение может прожить тысячи лет, постоянно разрастаясь и занимая огромные площади вокруг. Вот уж скоро будет псевдоказацкая куртина на славу! Уныло в скверике, однообразно‑зелено, особенно если вспомнить прежний его вид. Да и это новое достижение местных дизайнеров скоро со стороны улицы Пушкина закроют липы. Они уже тут как тут.
На Карла Маркса ряд лип высадили прямо вдоль стены Варваринской церкви - двойной грех: немонолитный старинный фундамент разрушится корнями деревьев, а храм XVIII века полностью закроется кронами. Чтобы понять, что скоро будет перед церковью Варвары, далеко ходить не надо, достаточно взглянуть на соседний пяти­этажный жилой дом, совершенно не видный за густой липовой ширмой. Деревья дом давно переросли. Так там ещё два ряда новых саженцев вдоль дороги приткнули. Они появились и на красивом газоне с цветами в сквере напротив церкви. Мало что ли там высоких деревьев? Почему со стороны проезжей части обязательно нужно уничтожить газон, клумбы и организовать эту быстрорастущую преграду для света и взора? Проходя по тротуару напротив Варваринской церкви и сельхозуниверситета, скоро мы ни того, ни другого старинного здания не увидим. Как не видим гордости Казани, здания бывших Высших женских курсов архитектора В. А. Трифонова за рядом высоких потрёпанных временем ёлок. С таким же упорством молодыми липами плотно окружили Кабан, правый берег Казанки у новостроек напротив Кремля, подножие кремлёвского холма со стороны Булака. Вот‑вот для пешеходов их навсегда скроет от взоров густая листва.
Были в Казани интересные парковые решения с массой свободно высаженных разнообразных деревьев и кустов, разными сортами сирени, дуба, хвойных, со светом и газонами,- это квартал справа по Декабристов сразу после дамбы. Глаз радовался. А теперь и тут вдоль трассы стражами маршируют молодые липы, плечом к плечу. Чем этот чудесный зелёный уголок города провинился перед «Горводзеленхозом»?
Ну, просто не липы казанские, а сказка про Урфина Джюса и его деревянных солдат. Куда ни глянь - уже растут… В два, три ряда… Имея чуть‑чуть воображения, теперь страшно идти по Казани - понимаешь, что между стволами и ветками видишь любимые с детства казанские перспективы и здания в последний раз. Деревья растут быстро и живут долго. Нам их не пережить.
Черноозёрский сад
Вот место, где в заложенном городской Думой в 1829 году городском саду ещё существуют настоящие английские лужайки - детям есть где порезвиться не на асфальте, молодёжи поваляться на газоне по‑иностранному, мамочкам с колясками отдохнуть на травке в тишине, зимой можно побегать на лыжах. Сад местами очень загущён, растения страдают в давке и убивают друг друга. При такой густой посадке их почему‑то не выстригают и не разрежают. Но всё равно оставшиеся лужайки хороши. Это я думала так, пока с гостями не оказалась на центральной аллее.
- Марина, почему у вас хоронят в городском саду? - вопрос американцев застал врасплох. Оглянулась… И впрямь… Хоронят, хоронят!.. Отменили приказ Екатерины II погребать только на кладбищах. Вот скоро и Черноозёрский сад будет сплошь уставлен поминальными камнями. Первый уже есть. В сентябре 2014 года широкая солнечная лужайка в центре сада превратилась в «аллею памяти генерала‑лейтенанта внутренней службы С. З. Япеева» из пятнадцати беспорядочно высаженных друг на друга берёз, рябин, ещё чего‑то, а у поребрика, нарушая строгую классическую регулярную архитектуру сада, теперь стоит ну, никак не в классическом стиле, поминальный камень генералу. До 1978 года он возглавлял МВД ТАССР и, рассказывают, был очень хорошим человеком, удивительно скромным и справедливым. Память его достойно увековечена в Казани двумя большими мемориальными досками с барельефами, переименованной в его честь Поперечно‑Казанской (при коммунистах имени большевистского террориста Красина) - большой улицей в центре. Я убеждена, будь Салих Зелялетдинович жив, он бы никогда не разрешил своим подчинённым в обход существующего ландшафтного проекта, нарушая законодательство страны и сложившиеся столетиями традиции использования горожанами Черноозёрского сада, нарушать его архитектурный стиль, вдруг перекраивать его под себя, отнимать у детей его лужайки, его жизненное пространство, возможность после уроков, компьютеров, телевизора смотреть вдаль и бегать по траве. Опять страшно чуть пофантазировать: густой непролазный лес из поминальных деревьев и огромных камней с именами генералов, министров, артистов, спортсменов и прочих бывших горожан скоро покроет весь старинный сад. А где‑то голые казанские новостройки ждут лопат озеленителей и добровольных сажателей.
Интересно, горожан кто‑нибудь спросил, что им нужно: солнечные лужайки в саду, перспектива аллей, упирающаяся в Спасскую башню кремля, или?.. Сад старинный, как архитектурный ландшафт, охраняется законом.
Городские ландшафты - это архитектура!
Опыт городского ландшафтного садоводства вокруг - гигантский! В древних Мидии и Вавилоне строили гигантские многоэтажные сады - одному из семи чудес света «Висячим садам Семирамиды» двадцать семь веков.
В России начали всерьёз заниматься парковыми ландшафтами в городах в XVII веке, а в 1710 году Садовая контора при правительстве уже закупала растения в Европе для строительства парков Москвы и Петербурга. Следом - Петродворец, Стрельня, Ораниенбаум, Царское Село! Это городские сады. А площади столиц! Раз созданные великими архитекторами, они до сих пор молоды. Потому что эти мастера своего дела знали: ландшафтная архитектура - АРХИТЕКТУРА! По всем законам этой науки с долгоиграющим результатом, на века, на тысячелетия, если варвары не налетят. В России спе­циа­листы по садовому строительству приглашались царями из Европы и назывались устроителями садов и парков. Из Москвы в Нижний Новгород в 1836 году царём Николаем I был направлен главный садовник царского дворца немец Пельцель для создания городских садов на волжском склоне. Потом сады в Нижнем до 1891 года со­зда­вал, издавал книги по этому искусству датчанин с европейским образованием городского садовода Эмилий Клауссен. Наверняка были такие и в Казани - она славилась своими садами и парками. И никогда городской сад в старинной Казани не налезал на площадь, а площадь не превращалась в густой смешанный лес. А посмотрите в биб­лио­­теке каталоги казанских выставок садовых растений конца позапрошлого века! Обилие! В советские времена мы таких слов не знали… До переворота 1917 года в Казани рассаду однолетних цветов для городских садов выращивали в парниках арестантской команды. На старинных фотографиях Казани удивляют замысловатые, обильные, неплоские клумбы, множество горшечных растений - тех, что на зиму уносят в тепло. Видимо, их не воровали, или парки охранялись. В наследство от этих находок садоводов нам достались огромные зелёные часы из разноцветных молодил и каких‑то ещё серебристых суккулент на улице Пушкина у остановки транспорта «Ленинский садик» - на крутом откосе много лет они показывают точное время, и головы пассажиров в проезжающих трамваях и троллейбусах неизменно поворачиваются в их сторону.
Сегодня искусство создавать сады и проектировать городские площади в нашей стране процветает. Ещё бы! Буйная палитра растений для ландшафтного художника сейчас неисчерпаема! Эту науку‑искусство осваивают на разных факультетах в университетах страны. Изданы десятки книг для студентов и мастеров. Российские профессора, классики со­здания городских ландшафтов - нарасхват за рубежом, читают там курсы студиозусам, разрабатывают проекты. Ежегодно за уже созданные и лишь запроектированные ландшафты присуждается Российская на­цио­наль­ная премия по ландшафтной архитектуре. Бурлит жизнь! Создаются зелёные насаждения с уютом каждого уголочка города, красотой растений, монументальностью и открытостью открытых пространств! Народ в них ликует и ощущает: «Наше!»
А что же в Казани?
А в Казани, оказывается, ландшафтную архитектуру изучают в строительной академии - оттуда масса научных статей. В федеральном университете полтора десятка лет работает Высшая школа ландшафта и дизайна. Есть уже четыреста выпускников с дипломами. И результат виден - преобразился ещё недавно перегороженный проволочными заборами и захламлённый двор университета, появился в нём грамотно построенный и богато засаженный сад, цвётет от мороза до мороза, развеселил древние стены разноцветной листвой и хвоей. Но за воротами университетского двора в Казани - ландшафтная беда, начиная с кремля и главной городской площади. Кроме ёлок, тополей и лип в три ряда, ничего не умеют. Оставлять Казань в таком виде грех - деревья быстро растут, и с каждым днём пересадить их будет всё сложнее, а пилить жалко,- они же не виноваты.
То, что уже сделано на казанских улицах и площадях, ещё можно исправить - есть технологии пересадки не самых юных деревьев. Найдётся в Казани место в новостройках и для высоких лип и тополей, и для голубых ёлок. Вопрос: за чей счёт вести эти работы? Опять из кармана горожан?
В центре Казани ландшафтно‑архитектурную работу давно пора начинать с профессиональных, очень интересных, современных и неповторимых проектов. Утвердив и исполнив проект, город обязан его свято поддерживать уходом за растениями и охранять от самовольных сажателей, не позволять никому ничего нарушать. Посадить в давно живущем, особенно регулярном ландшафте новые деревья - это ведь всё равно как, к примеру, в честь каждого юбилея каждого бывшего ректора университета ставить на фасаде главного здания между имеющимися ещё одну колонну. А что, красиво. И табличку есть куда приделать.
Не грех пригласить для ландшафтных работ в Казани лучших мировых спе­циа­листов - они явно не будут дороже футболистов, зато их работа останется горожанам и гостям Казани на века. Проекты важно публично широко обсудить с казанцами на открытых конкурсах. Так делают за рубежом, это цивилизованно. Тут ведь только начни - от коллективной энергии горожан оживут каждый школьный двор, зелёный уголок на улице или во дворе, крошечная клумбочка, рабаточка, приствольный квадрат почвы, вазон, подоконник. Городские конкурсы пробудят таланты наших дизайнеров и садоводов, интерес горожан к красоте зелёных насаждений Казани. Будет чем гордиться, чем любоваться, в какой культуре градостроения и градопользования растить детей! Верится, что центральную площадь Казани у города уже сейчас есть силы создать, а потом обслуживать грамотно и с любовью от снега до снега, чтобы любой взглянул и диву дался, и слава бы пошла по Интернету - «Красивейшие площади мира и казанская площадь Свободы с ними». А то стоит лохматая и нелепая. Жалко. Стыдно. И скорее, скорее всё пора делать, се­го­дня! Ведь спустя немного лет старинной Казани больше не увидим, один лес, густой и высокий, ёлки‑палки!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: