+27°C
USD 73,19 ₽
  • 20 мая 2021 - 13:30
    Сотня 2015
    100ня или 100ка или 100км за сутки пешком. Это ежегодное мероприятие, организуемое Казанскими туристами, преимущественно по Марийской тайге, на ноябрьские праздники. Ролик о жизни в базовом лагере после похода.
    1384
    0
    2
  • 20 мая 2021 - 13:21
    Харизма Владимира Муравьева
    Авторы фильма Николай Морозов, Роберт Хисамов. Генеральный продюсер - Светлана Бухараева. По жанру получился фильм-портрет, где герой, лично знакомый многим не только казанцам, но и людям из разных уголков России, вдруг открывается с самых неожиданных сторон, становясь их душевным, мудрым и веселым собеседником.
    1883
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Курьёзы Камаловского (неполное собрание)

Наталья Трофимова

Количество историй из жизни закулисья в каждом театре тянет на отдельную антологию. Порой они не менее интересны, чем сами сценические сюжеты. Не в этом ли также проявление театральной магии? О «нештатных» ситуациях и скрытой жизни подмостков рассказывают артисты и сотрудники Театра имени Камала.

Полёты над пропастью

Камаловцы много гастролируют, а новая сцена для артистов — всегда что-то неизведанное. Анекдотичный случай произошёл на гастролях театра в Альметьевске со спектаклем «Чёрная бурка» в одном из местных домов культуры.

Завтруппой театра Исрафил Сафин:

«В одной из сцен специально пускается дым, но в этот раз с ним немного переборщили. Люция Хамитова ведёт диалог с партнёром по сцене — Ринатом Тазетдиновым — и идёт вперёд, к зрителю. На репетициях в нашем театре она доходила прямо до рампы. Вот и здесь актриса пошла и вдруг пропала в дыму! Никто ничего не понял… Ринат Арифзянович подумал, что потерял её из виду, и стал двигаться по направлению к ней, произнося свой текст. Актёры забыли, что в этом ДК по техническим причинам была открыта оркестровая яма. Я понял, что Люция Миннахметовна упала в неё, а Рината Арифзяновича ждёт та же участь, ведь из-за дыма ничего не видно! Каким-то чудом актриса нашла выход из ямы, обошла сцену, поднялась из закулисья и продолжила диалог уже позади Рината Арифзяновича. Он услышал её и пошёл назад, а ведь тоже был уже на краю пропасти!»

В истории театра были и более курь­ёзные случаи. Завтруппой продолжает воспоминания: «Шёл спектакль «Баскетболист». В одной из сцен должен взлетать воздушный шар с пассажирами в корзине, который по сценарию провожает вся массовка. И вот одна из актрис заигралась, зацепилась за корзину руками и начала потихоньку вместе с ним подниматься. Когда она опомнилась и посмотрела вниз, то была уже в метрах трёх от пола. Ну что поделать? Она полетела дальше… Потом с галерки вытягивали её, бедную…»

 

Люди и манекены

В театре убеждать может не только игра актёров, но и реквизит. В одном из спектаклей для каждого героя по задумке режиссёра делали двойники-манекены, отличить которые от живых артистов было почти невозможно.

«Сходство было феноменальное — будто живые! Манекены стояли рядом со стульями в закулисном «кармане», где обычно находится реквизит. Кого-то посадили, кого-то поставили… И как-то во время одного из спектаклей к манекену Равиля Шарафиева подошла реквизитор и начала с ним разговаривать, что-то спрашивать — вести, в общем, активную беседу. Не получая ответов от собеседника, она даже начала укорять его в молчании. А во время ночного обхода охранники даже пугались этих манекенов — настолько они были похожи на свои прототипы», — вспоминает Исрафил Сафин.

 

Турандот с татарским колоритом

Над реквизитом для постановок трудятся художники-бутафоры театра, чей профессионализм способен «оживить» любой предмет. Они создают реквизит и декорации по эскизам художника, а порой даже по словесному описанию. Каждый спектакль для работников этого цеха — эксперимент. Основные материалы, из которых они творят, — это бумага, ткань, поролон, изолон и пенопласт.

«У нас был спектакль «Принцесса Турандот», приехала художник из Китая Биен Вентонг, дала примерные эскизы, добавила свои пожелания и улетела обратно. Маска, которую мы должны были сделать, получилась с местным национальным колоритом. Волновались, вдруг не понравится… Но когда художница её увидела, то сказала: «Хо-ло-со!»  На один из спектаклей нам нужно было сделать 1400 колосков. Помогала вся Казань! Приходили студенты, актёры, помогал рабочий цех! Весело, конечно, было… Так что мы часто импровизируем! Иногда к нам приносят откусанные сушки, яблоки, ещё какую-нибудь еду, которую мы тут создаём! Актёры, бывает, очень голодные!» — вспоминает художник-бутафор Наталья Трофимова.

 

Интриги? Нет. Не слышали!

Галина Козлова

«Тут работают люди с большим сердцем и душой. Многие из них — заслуженные, народные артисты. Но для них — обычное дело спросить, например, у работника сцены — обедал ли он сегодня. Меня это так трогает!» — говорит о царящей в Театре Камала ­атмосфере художник-гримёр Галина Козлова.

«Как-то я заплетала косичку для Алсу Гайнуллиной на спектакль. Прямо на сцене эта косичка вдруг отцепилась! Я разволновалась, подумав, что зритель это увидел. Но Алсу не растерялась, закинула эту косичку под стол, а сама спряталась за плечо партнёра по сцене, чтобы никто не заметил этой пропажи. Вот так она не только спасла ситуацию, но и выручила меня — гримёра. Бывает, когда красишь артиста, вдруг в глаз попадёшь! И смех, и грех! Иногда приходится работать на ходу — актёр, бедняжечка, бежит, а мы гримируем. Но всё хорошо проходит!»

 

Талант не должен голодать!

Рамиля Шавалеева

«Театр для меня как вторая семья, а актёры, которые здесь работают — как дети. У нас на самом деле царит домашняя атмо­сфера. Мы стараемся для них готовить, как для своих. А как иначе? За пять минут треугольники разбирают! В столовую приходят все­гда с хорошим настроением. Бывает, придёшь сама не в духе, а кто‑нибудь из актёров подойдёт, чтонибудь ­весёлое расскажет, пошутит, и сразу настроение на весь день поднимается!» — говорит Рамиля Шавалеева, буфетчица.

 

Юмор мэтров

Пошутить камаловцы любят не только за обедом, но и на премьерных показах.

Рассказывает Исрафил Сафин

Рассказывает Исрафил Сафин. «Шауката Хасановича Биктимирова знают все! Он любил иногда похулиганить… Был спектакль «Шесть невест и один жених», где требовалось затемнение для перестановки декорации. ­Шаукат Хасанович сказал, что в темноте он уйти не сможет, и попросил ему помочь. Во время репетиций эту сцену мы отработали, Шауката Хасановича уводила одна из актрис. Но во время премьерного спектакля Шаукат Хасанович решил над ней подшутить. Актриса потеряла его в темноте. На сцене стояли столы, и вдруг она услышала, что из-под одного стола ей кто-то свистнул. Это был Шаукат абый. Подошла — а там никого! Слышит, свист уже из-под другого стола — там тоже пусто! Понять ничего не может, найти Шауката Хасановича — тоже, а уже пора дать свет и продолжать спектакль! В итоге ­искала его минут пять. А в такие моменты одна минута кажется вечностью. После того как услышала свист из-за кулис, поняла, что Шаукат абый уже не на сцене. Вот такие шутки на работе!»

P.S.

Такие истории можно продолжить. Ходите в театр! Может, однажды и вам посчастливится стать свидетелями непредсказуемых сцен, искромётных импровизаций и чудесных преображений.

 

Фото Гульнары Сагиевой

#журналказань #journalkazan

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: