+21°C
USD 70,49 ₽
Реклама
Архив новостей

Наша парусная династия

Много воды утекло и в прежней, быстротекущей, и в нынешней, разлившейся, почти остановившейся, перехваченной плотинами красавице Волге, пока мы с сыном не осознали, что входим в династию яхтсменов, положившую в далёком прошлом начало парусному спорту в Казани.

Кто не знает истории,

Тот всегда остаётся ребёнком.

                                           Цицерон

С появлением Куйбышевского водохранилища, подошедшего под самые стены Казанского кремля, парусный спорт успешно развивался в советское время людьми, беззаветно преданными парусу и всегда грезившими о широких речных просторах, а ныне покоряющими уже и морские просторы и мечтающими о мировом океане.

 

Рождение династии

Наш род своё летоисчисление ведёт от духовного центра Казанской губернии, славного купеческого города Чистополя, от семьи купца второй гильдии Фёдора Григорьевича Зайцева. Наш предок пользовался заслуженным авторитетом в городе, и не зря Государь Император пожаловал ему почётную грамоту за его двенадцать детей.

Но мог ли тогда этот почётный купец предполагать, что корни его ветвистого древа пустят такие отростки на казанской земле, и его старший сын Иван станет яхт­сменом, положив начало нашей славной династии? Вряд ли, хотя предпосылки к этому были: все его дети росли культурными людьми, соблюдали в первую очередь нравственные основы своей старообрядческой семьи с её трезвостью и благоразумием.

Основал нашу парусную династию, имеющую сейчас уже четыре поколения, Иван Фёдорович Зайцев, получивший на средства отца образование в Казанском Императорском университете и ставший впоследствии думским врачом. 

 

Доктор-яхтсмен

Доктор Зайцев на свои деньги в самом начале прошлого столетия приобрёл фирменную яхточку-швертбот рижской постройки.

О том, что он был яхтсменом, мы знали по фотографиям из семейного архива, но то, что он являлся действующим членом Казанского яхт-клуба, основанного в 1913 году, незадолго до Первой мировой войны, стало известно сравнительно недавно, когда в 2013 году парусная общественность города скромно отметила столетний юбилей яхт-клуба.

Наш парусный друг Андрей Куклин нашёл в Национальном архиве Республики Татарстан сообщение о том, что Иван Фёдорович Зайцев был председателем технической комиссии яхт-клуба. Теперь к безупречному врачебному авторитету, скромности и профессионализму доктора (он, как и другой казанский врач Карл Фукс, лечил и мусульманок), добавился профессионализм его как яхтсмена, что стало для нас вдвойне почётным.

 

В обществе элиты

Казанский яхт-клуб был открыт 8 июля 1913 года. Почти век спустя сообщение об этом обнаружили в архивном номере газеты «Казанский телеграф». В начале XX века яхт-клуб был привилегированным сообществом. Его членами-учредителями стали влиятельные жители Казани, Свияжска и Чистополя, среди которых были маркиз Виктор Паулуччи и владелец пивоварни Оскар Петцольд. К тому же почётными и пожизненными членами яхт-клуба избрали казанских губернатора и вице-губернатора, начальника Казанского округа путей сообщения, а также командующего войсками Казанского гарнизона.

Помещение для встреч члены яхт-клуба арендовали на улице Проломной (ныне улица Баумана, здание напротив культурно-развлекательного центра «Родина»).

Командором яхт-клуба стал маркиз Паулуччи.

 

«Дора»

 После бурных и кровавых событий революции и гражданской войны яхточку подобрал мой отец Глеб Иванович — представитель уже второго поколения нашей династии. Она лежала у здания ОСВОДа (Общества спасания на водах) на Дальнем Устье. Подобрал, привёл в порядок, пошил ей новые паруса и дал то ли ласковое, то ли грозное название «Дора».

«Дора» — швертбот с гафельным вооружением типа «гуари» с деревянным швертом, на его скошенный транец навешивался тоже деревянный руль с красиво изогнутым румпелем. При правильных центровке и балансировке носовая часть швертбота легко выходила из воды, обеспечивая яхте хорошее скольжение по вод­ной поверхности. Проводка шкотов была такова, что отец мог управлять яхтой в одиночку.

Перед войной наша семья — уже третье поколение династии — ежегодно снимала дачу в Верхнем Услоне. Чудное было время! Всегда тёплая погода, ласковый ветер, чистая и быстрая Волга… До сих пор помню запах нагретой жарким солнцем палубы «Доры», хлопчатобумажных парусов, якорную цепь яхты и сам якорь, всегда находившийся на носу. Мне тогда было четыре года, и своё второе крещение (первое в купели старообрядческой церкви) я получил уже на борту «Доры», когда однажды на ходу чуть было не свалился за борт, но остался жив с помощью Божьей и благодаря ловкости отцовских рук.

 

Москва в казанской династии

Своё увлечение парусом я продолжил, когда в пятидесятые годы начал ездить к своему дяде летом в Москву, на Клязьминское водохранилище, где с лихвой возместил отсутствие «Доры», гоняясь юнгой на швертботах класса «М 20», «Р-2», «Р-3» и, главное, рулевым в юношеском классе «Ёрш». 

Глеб Иванович Зайцев на своей яхте на Волге. Конец 1930-х

Своими учителями на московском море считаю трёх отчаянных москвичей: Лёню Рудницкого, Петю Ширманова и Витю Минаева. Витя мне особенно дорог, он навсегда остался верен настоящим традициям парусного спорта (неоднократно побеждал  Центрального совета «Спартака», первенства Москвы, Онеги, Поволжских регат).

В шестидесятые годы, когда на свет появился сын Борис, я уговорил отца спустить на воду «Дору», убрав бушприт, укоротив гик и уменьшив площадь парусов. И вот в 1964–65 годах швертбот 1910 года постройки, ветеран паруса, обрёл свою жизнь на спортивной базе «Рубин» у Ленинского моста.

На руле «Доры» Борис Зайцев. 1960-е 

Но конец «Доры» был печален: не справляясь со своей ветхостью, она стала фильтровать своими бортами воду и на якорной стоянке постепенно погружалась по палубу в воду, напоминая подвсплывшую подводную лодку с мачтой вместо перископа. В таком состоянии ей однажды достался удар в правый борт какого-то надводного судна, и отец был вынужден навсегда забрать её в сарай дома на улице Островского. Оттуда она была передана другу «на поправку» и навсегда исчезла.

 

Парусная секция спортклуба имени Воровского

Эта секция была вершиной моей почти сорокалетней активной жизни в любимом виде спорта. Она была в числе признанных парусных секций города, в которых кипела полноценная жизнь.

Парусная секция спортклуба имени Воровского. Крайний справа Герман Зайцев, слева Август Борщевский. 

Секцию создала группа энтузиастов Казанского завода радиокомпонентов с получением двух швертботов классов «М» и «Финн». Однако после участия в нескольких соревнованиях она как-то разом исчезла. На заводе несколько лет числилась только на бумаге, пока я в 1967 году, снедаемый парусной страстью, не отправился на поиски её пропавшей материальной части. Поскольку секция была создана на водной станции этого клуба, туда я и направился в первую очередь, надеясь найти там швертботы. И нашёл, как только оказался на территории станции!

Многострадальная «эмочка» лежала на кильблоке вверх кокпитом, открытая навстречу солнцу, ветру и дождю, а «Финн» — швертбот полегче — хранился перевёрнутым вверх днищем. Было видно, что к ним давно не прикасались руки яхтсменов. Начальник водной станции Александр Дубский, игрок хоккейной команды клуба, сказал, что всё парусное снаряжение лодок в порядке и есть даже домик — только занимайся! 

 

Вторая жизнь секции

Для начала пришлось пригласить в секцию своих друзей из Казанского завода ЭВМ, в числе которых был моряк с Тихо­океанского флота Август Борщевский, ставший с того момента моим лучшим другом. Лодки ожили, у них появились экипажи с заботливыми крепкими руками. Начались тренировки, настройка парусов, доводка поверхностей корпусов, такелажа и дельных вещей. Готовились к соревнованиям и дальним походам. Незабываемым оказался первый наш поход в Чебоксары, организованный в рамках традиционной встречи яхтсменов столиц двух соседних республик. В нём экипажи учились слаженной работе при лавировке, быстрой постановке и убиранию парусов и тоскливому ожиданию ветра, когда он вдруг скисал.

Яхтсмены клуба имени Воровского на старте гонки закрытия парусного сезона. 
На переднем плане «Летучий голландец», за ним «М-535». 1975

Зимой занятия в секции продолжались: изучались материальная часть, правила парусных соревнований, сдавались экзамены на право вождения парусных судов. В нашей секции занимались все желающие, независимо от ведомственной принадлежности к заводу, который содержал яхты. Нам неоднократно указывали на то, что надо привлекать в первую очередь заводскую молодёжь, мы это учитывали, но и другим никогда не отказывали.

Утолив первую жажду в парусах, гоняясь и выступая в соревнованиях в основном на «Финне» (яхте одиночного класса), я стал вынашивать планы приобретения самого быстроходного в те времена швертбота класса «Летучий голландец» с экипажем из двух человек. С помощью председателя клуба Николая Алексеевича Семёнова, человека кипучей энергии, прирождённого организатора и опытного руководителя, мне удалось осуществить свою мечту. В один из осенних дней 1969 года Семёнов сообщил мне, что в речном порту отгружена яхта, пришедшая из Ленинграда вместе с каким-то катером — нужно идти и получить! Это был долгожданный «Летучий голландец». Так я стал фактическим владельцем швертбота, поскольку в парусных секциях было правило: если ты рулевой, то ты и его владелец, обязанный беречь и совершенствовать свою яхту.

 

Скромные успехи секции

Теперь на все три швертбота необходимо было подобрать гоночные экипажи, сделав ставку на тех, кто имел опыт хождения под парусами и стремился стать гонщиком.

На «Финне» закрепился мой друг детства Толя Дмитриев, талантливый художник, аккуратнейший человек и старательный яхтсмен, который быстро привёл лодку в гоночный вид. На «эмочке» рулевым стал способный гонщик, мастер спорта по крейсерским гонкам Виктор Петухов со своим экипажем.

Осталось мне самому подобрать шкотового на свою лодку, который в гонках становится фигурой, почти равноценной рулевому.

После нескольких проб (первой была удачная работа с Александром Мясниковым, будущим тренером гандбольной команды клуба), судьба послала мне Александра Хоменко — талантливого конструктора, давно заражённого парусом. Мастер на все руки, он много сделал для совершенствования нашей лодки. В экипаже с ним мы провели вместе почти пятнадцать лет, занимая первые места в своём классе на многих соревнованиях городского масштаба, в которых временами собиралось до семи соперников. Особенно нам запомнились традиционные гонки Казань — Голубой залив — Казань в конце 1970 года, где мы со своим «голландцем» в своём классе заняли первое место, а клубом — второе место в общекомандном зачёте.

Парусная секция спортклуба имени Воровского никогда не была многочисленной, но она своим участием в соревнованиях достойно отстаивала честь своего клуба и приносила зачётные очки, позволявшие ему занимать почётное положение среди спортивных коллективов Казани.

Я снова и снова листаю сохранившийся журнал нашей секции, перебираю многочисленные фотографии походов и парусных гонок и благодарю судьбу за счастье самозабвенного увлечения парусным спортом, счастье борьбы с соперниками, ветром и волной, с толчеёй у поворотного знака и часто с многомильной дистанцией.

 

Славная история

Вернёмся немного назад, вспомнив последние годы прошлого века, которые оказались периодом бурного развития парусного спорта в Казани. Этому способствовала поддержка нашего вида спорта директорами предприятий и ректорами казанских вузов. Особенно важна была поддержка республиканским и городским спорткомитетами.

Стоянка яхт в Голубом заливе в перерыве между гонками. Справа отец, слева сын Зайцевы. 1970-е

Этот этап развития любимого нами вида спорта связан со старейшей парусной секцией на водной станции Казанского авиационного производственного объединения имени Горбунова, когда там в 1986 году открылась детско-юношеская школа «Рубин», располагавшаяся прямо у Ленинского моста. Тогда многие казанцы, проезжая по дамбе, могли любоваться видом симпатичного дебаркадера с горделивым названием «Яхт-клуб «Рубин». Он стал продолжением казанской парусной школы, где впоследствии воспитали мастеров спорта российского и международного уровня.

В числе первых тренеров там был представитель четвёртой династии Зай­цевых Борис Германович Зайцев, ныне заслуженный тренер Республики Татарстан по парусному спорту. С появлением этих тренеров парусный спорт поднялся у нас на профессиональный уровень, и молодёжь теперь необходимо было научить в любом случае противостоять капризам водной стихии, не теряя при этом умения вести борьбу с соперниками на всей дистанции гонки.

 

Борис Зайцев: парусное детство четвёртого поколения

Первое впечатление от паруса — это водная станция клуба имени Воровского, она была там, где теперь известная всем «Чаша». Тёплый речной песок, вода с лёгким запахом тины, рядом отец и ребята, готовившие к спуску на воду яхты. Мне не терпелось увидеть, когда же они там будут, чтобы полюбоваться их видом. Я любил, когда отец брал меня на свою водную станцию, где он возглавлял парусную секцию. Мама часто ворчала по этому поводу, а я всегда с трепетом ждал встречу с этим тихим местом на берегу Казанки.

Команда сборной ТАССР на VII Спартакиаде народов РСФСР в Ленинграде. 1979

А какие были замечательные впечатления от встречи яхт у нас, пацанов, в посёлке Займище, когда из-за волжского поворота появлялись белоснежные паруса! «Идут, идут!» — кричали мы на все садовые участки, предупреждая об этом событии. И я очень гордился, что такие красавицы яхты подходили к нашему пляжу, где их сразу окружала большая толпа любопытствующих.

Отец давал мне подержаться за руль казавшейся тогда очень большой яхты «Летучий голландец», где я и получил первые парусные навыки.

Эти впечатления врезались в память: большой передний парус, наполненный ветром, волны, ударяющие в нос яхты, тёп­лый деревянный румпель в моих детских руках и чёткие команды отца, подсказывавшие, что с ним делать. Работать с парусом он не давал: «Сил у тебя маловато!»

В конце шестидесятых в Казани не был развит детский парусный спорт, видимо, из-за каких-то исторических причин, но я всегда мечтал о появлении детских яхт в нашем городе.

Часть акватории Казанского яхтклуба на полуострове «Локомотив» в нынешнем столетии.

Где-то в 1974 году отец сказал мне о том, что в яхт-клубе Казанского авиационного института приобрели два «Кадета» (юношеский класс яхты — двойки для детей возрастом двенадцать-шестнадцать лет). В тот же день я обошёл пешком всю Казанку и нашёл этот яхт-клуб. Смело заявился в ангар, где располагалось всё «хозяйство клуба», и попросил дать мне пройтись на «Кадете». На мою смелость посмотрели как-то подозрительно, задав жёсткий вопрос: «А кто ты такой?» — «Я — Зайцев». Реакция была незамедлительной: «Входи!» Сработал авторитет отца, который в то время был уже одним из основателей парусного спорта в Казани. Так началось моё вхождение в этот удивительный мир паруса и парусных гонок.

Особенно запомнилось нам с моим другом Андреем Куклиным участие в Поволжской регате в Тольятти в 1976 году, когда в одной из гонок пришлось испытать всю силу природной стихии. Ветер со скоростью двадцать пять метров разбросал всех участников регаты по акватории Куйбышевского водохранилища. Судейские суда, слава Богу, собрали потом весь парусный флот, и уже на следующий день как будто и не было этого ужасного штормового порыва, был дан старт следующей гонке.

 

Парусная зрелость

Парусный спорт в Казани за долгие годы своего существования прошёл все этапы развития, от любительского с хорошими парусными традициями до профессионального с современными методиками подготовки яхтсменов высшей квалификации. Правильный выбор пути развития этого вида спорта, начиная с детско-юношеского возраста, принёс свои плоды. Не пропали даром усилия всех тренеров, их опыт и знания, которые они с успехом передавали юным спортсменам.

Теперь парусные традиции яхт-клуба «Рубин» у Ленинского моста продолжаются на полуострове «Локомотив» в спортивной школе «Авиатор», насчитывающей небольшой, но полноценный комплект яхт отечественных и международных классов для подрастающего поколения.

Отдельный вид парусного спорта — крейсерские гонки спортивных судов со взрослыми экипажами — тоже успешно развивается. Но здесь успех в первую очередь зависит от материальной стороны дела, приобретение яхт связано с большими финансовыми трудностями, которые преодолеваются при спонсорской помощи меценатов — любителей паруса и морских путешествий.

Румпель в руках профессионала.

Сегодня мы с сыном считаем, что мощный заряд позитивной энергии, полученный ещё на Казанке, продолжает действовать теперь уже на Волге и позволяет всем нам мечтать и верить в будущее казанского яхтинга уже на Камском море.

 

Продолжение следует

Конечно, в России сейчас, кроме нашей зайцевской, есть и другие парусные династии, только, может быть с меньшим числом поколений. Но такая, где за рулём одной фирменной яхточки с почти пятидесятилетней судьбой сидели бы четыре поколения яхтсменов, вряд ли существует!

У нашей династии есть продолжение: это два Владимира — внуки Глеба Ивановича Зайцева, оба прошедшие суровую армейскую школу: старший — когда полыхала чеченская война, другой — в разгар событий на Украине.

У Владимира Зайцева парусные гены пока не пробудились, дремлют, ждут своего часа. Зато у Владимира Тишко они давно действуют и уже дали в династии всходы.

Молодой Тишко, как и его дядя Борис Зайцев, знакомство с парусом получил ещё в яхт-клубе КАИ, но свой парусный талант раскрыл только после армии уже в яхт-клубе на полуострове «Локомотив». Многочисленные Поволжские регаты крейсеристов на своём «Витязе», гонки на Средиземном море поставили его в ряд опытнейших парусных гонщиков Татарстана.

Всем им желаем

Идти по жизни круто бейдевинд,

Пореже измерять работу пульса.

Какой б судьба ни выкинула финт

Не отвечать ей изменением курса!

(Казанский яхтсмен Евгений Кириллов)

 

Некоторые парусные термины

Румпель — рулевое устройство яхты

Транец — кормовая часть яхты

Шверт — устройство, препятствующее дрейфу яхты

Гик — брус для крепления нижней части паруса

Бушприт — носовая часть яхты

Шкоты — снасти для управления парусами

Грот — основной парус яхты

Бейдевинд — курс яхты относительно ветра

Авторы благодарят казанских спорт­сменов Евгения Кириллова и Александра Липатова за помощь в подготовке публикации.

Герман Глебович Зайцев — инженер-исследователь. Окончил Казанский строительный институт, продолжил совершенствовать свой профессиональный уровень в Казанском государственном техническом университете (КАИ). Ветеран Казанской школы фигурного катания на коньках, гордится знакомством с легендарными фигуристами, олимпийскими чемпионами Людмилой Белоусовой и Олегом Протопоповым.

Борис Германович Зайцев (соавтор) — заслуженный тренер Республики Татарстан по парусному спорту, подготовивший двух чемпионов Российской Федерации.

Их любимым спортом всю жизнь остаётся парус, с которым они идут навстречу ветру и волнам, веря в его надёжность.

 

 

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: