+15°C
USD 60,89 ₽
Реклама
Архив новостей

Небесная канцелярия Мельпомены

Путешествие за кулисы чемто напоминает попытку любопытного ребёнка разобрать механизм чудесной игрушки и посмотреть, что же там внутри. Всегда есть вероятность, что после этого она уже не будет радовать по-прежнему. Но мы с фотографом Юлией Калининой решили рискнуть и побывать в цехах и технических службах разных театров нашего города, чтобы рассказать читателям о том, как создаётся на сцене снежное волшебство. Рискнули и не пожалели!

 

Театр имени Галиасгара Камала. Скрип шагов

На служебном входе здания на набережной Кабана нас встречает строгий, но очень общительный охранник, проверяет температуру и наличие QR-кодов. И тут же сам демонстрирует свой «лайфхак» — распечатанный с «Госуслуг» и наклеенный на корпус смартфона кругляш, напоминающий бумажную снежинку.

Полимерная крошка

Смотреть реквизит и оборудование, с помощью которого в Камаловском создают «снег», мы идём в заботливом сопровождении заведующего художественно-постановочной частью Ильназа Хайбуллина.

Сегодня в репертуаре театра несколько постановок, в которых зрители могут наблюдать снегопад. Для создания этого эффекта используются разные технологии. Во всех театрах они, как правило, стандартные. В боковой кулисе за большой сценой нам показывают пластиковый контейнер. В нём — ­измельчённый полимер. Его частички — разные по толщине и плотности. (Чтобы было понятнее, можно вспомнить, как выглядят полиэтиленовые мешки для муки и сахара и тонкие пакеты для бутербродов.) Это и есть «снег», который обычно монтировщики набрасывают с верхних галерей над сценой. Во время спектаклей они располагаются прямо на пролёте так называемого «моста» на довольно приличной высоте — около пяти этажей. Этот трюк мы смогли проделать собственноручно, набрав полимерного материала в обычное ведёрко и забравшись на самую верхотуру. С непривычки захватывало дух, и только присутствие рядом проводника-завпоста придавало смелости.

Перфорированное театральное «небо»

С высоты лёгкие частички летят, кружась в естественных потоках воздуха, и это действительно очень похоже на снегопад. Такой способ используют в спектакле «Хуш, авылым» («Я не вернусь») режиссё­рапостановщика Айдара Заббарова. Такой же полимерный снегопад можно наблюдать в его спектакле «Санаулы кичләр» («Пять вечеров»). Но там снег рассеивают с помощью куска плотной перфорированной ткани на двух штанкетах, которые приводят в движение, создавая раскачку. В постановке «Мәңгелек буран» («И дольше века длится день») Ильгиза Зайниева для героев в оркестровой яме сооружают целый сугроб из такой полиэтиленовой крошки. Понятно, что расход её достаточно велик, поэтому каждый раз её собирают для повторного использования. С пола же снег обычно уже не собирают, а убирают пылесосом. Полимерный «снежный» материал заказывают в Москве, раньше закупали на казанском «Оргсинтезе».

В постановке «Тормышмы бу?..» («И это жизнь?») Заббарова снежную погоду делают с помощью специального генератора снега или «снегмашины». Её действие нам продемонстрировали мастера по свету. Фонтан хлопьев, который машина производит под давлением воздуха, всегда высвечивается с помощью прожектора. Обычно такой генератор, либо несколько, подвешивают над сценой. Нам показалось, что производимый таким образом «снег» выглядит мокрым, тяжёлым. А пена, оседающая на сцене, напоминает таящую слякоть. Такой технологией, как нам рассказали в Камаловском, сегодня пользуются мало. Она имеет некоторые недостатки: во-первых, небезопасна, так как актёры могут поскользнуться на мокром полу, и во-вторых — генератор шумит как мощный пылесос, и использовать его в каких-то лирических сценах — означает нарушить всю атмосферу спектакля. Частично проблему шума помогает решить музыкальный фон. В Театре Камала, где иногда проходят концерты звёзд татарской эстрады, нам рассказали забавный случай. Во время выступления одной певицы генератор оказался прямо над группой бэк-вокалисток. В итоге под конец композиции, которую украшал снегопад, волосы девушек были покрыты шапками пены.

 Спектакль «Тормышмы бу?» («И это жизнь?»)
Фото Фоата Гарифуллина, предоставлено пресс-службой ТГАТ им. Г. Камала

Настоящее же наше удивление и умиление вызвало то, как снег в театре звучит! Реквизиторы показали нам обыкновенный мешочек из плотной ткани размером примерно 10 на 15 сантиметров, наполненный крахмалом. Если энергично разминать его в руках, то получается звук скрипящего под ногами свежевыпавшего снега. В спектакле «Хуш, авылым» пользуются именно таким способом: двигающиеся артисты одновременно сами же озву­чивают собственные шаги. Такая вот многозадачность!

 

Татарский ТЮЗ имени Кариева. Чёрный снег

В репертуаре этого театра — две постановки со «снегом». И если способы создания эффекта в них довольно стандартны, то само появление «осадков» несёт выраженный метафорический смысл. Об этом рассказал художник по свету театра Дмитрий Солопов.

Снег с использованием снегогенератора идёт в финале спектакля о жизни Тукая «Печән базары» («Сенной базар») Рената Аюпова. Появляется он в момент, когда герой уходит из жизни, и параллельно зритель видит, как его муза совершает обряд никаха со своим возлюбленным. В отличие от сцены Камаловского театра, отвечающей всем современным требованиям, сцена Театра имени Кариева — это площадка бывшего кинотеатра «Победа», генератор здесь подвешивают непосредственно на портал сцены.

Сцена из спектакля «Озын-озак балачак» («Долгое-долгое детство»). 
Фото Рамиса Назмиева, предоставлено пресс-службой Татарского ТЮЗа им. Г. Кариева

В спектакле по повести Мустая Карима «Озын-озак балачак» («Долгое-долгое детство») можно видеть, пожалуй, самую нетривиальную трактовку снега в нашем городе. Быть может, потому, что ставил его Ильсур Казакбаев из Уфы, а сценографию создавал его земляк, обладатель «Золотой маски» Олег Нестеров. В финале спектакля, когда умирает его главная героиня Старшая Мать, горе главного героя настолько велико, что выпавший снег он видит в чёрном свете, а на сцене в это время идёт настоящий «чёрный снег». Эффект скорби создаётся с помощью коробки бумажного конфетти, которое за декорациями набрасывают на специальный вентилятор.

Вентилятор для снежной бури.

Использование различных «снежных фракций» — из бумаги, фольги, которые раздуваются мощным вентилятором, — приём известный. Один из самых ярких таких примеров в театральной практике — знаменитое «сНежное шоу» Славы Полунина.

 

Театр кукол «Экият». От сказки до трагедии

Когда мы приходим в Театр кукол «Экият», здесь кипит работа по подготовке новогоднего детского шоу. Главный художник Сергей Рябинин рассказывает нам о секретах создания снежной стихии на сцене, как для самых маленьких зрителей, так и более взрослой ­аудитории — в репертуаре театра есть постановки для разных возрастов.

Электрический иней из детской сказки.

Арсенал художественных средств здесь довольно разнообразен. Например, в спектакле для малышей «Теремок» иней на декорациях деревьев — это включающиеся электрические гирлянды в виде снежинок. Шары, из которых собирают снеговиков — это каркасы, обтянутые материалом «изолон» и обшитые сверху флисовой тканью. Для того, чтобы придать сказочного блеска снежному покрову в декорациях сугробов, на синтепон клеем ПВА приклеиваются блёстки и шарики белого пенопласта.

Кукла из спектакля-номинанта «Золотой маски» «Адәмнәр».
 

В кукольном театре, где действие, как правило, разворачивается в небольшом камерном пространстве, актёры часто сами дуют на материал, имитирующий снег, чтобы создать эффект летящих хлопьев.

Как и в большинстве театров, в «Экият» есть свой генератор снега. Его используют в спектакле «Ночь перед Рождеством» (режиссёр — Владимир Бирюков). А в постановке спектакля «Альфия» (режиссёр — Ильгиз Зайниев) снег — это летящая мелко нарезанная фольга.

Декорация спектакля «Адәмнәр».

Резонансной премьерой нового сезона в Театре кукол стал спектакль «Адәмнәр» в постановке Ильгиза Зайниева о событиях времён голода в Поволжье. Снег в его декорациях — важный выразительный элемент. Очень впечатляет то, как художник спектакля Сергей Рябинин решил изобразить деревенское кладбище: в виде покрытого снегом, словно саваном, участка земли с возвышающимися «надгробиями» — простыми деревянными ложками. Такие же ложки-руки и у кукол, с пустыми от голода животами-дырками. Маленькое заснеженное кладбище — метафора огромной трагедии, ведь самые большие потери во время голода были именно зимой, когда земля вымерзала, не оставляя ничего живого.

Фантасмагория закулисья: часть снеговика и сказочного оленя.

В постановке «Адәмнәр» снег изготовлен из крошки холофайбера. Этот материал используется в тех случаях, когда нужно изобразить лежащий снег, по которому можно даже ходить. Для создания «снегопада» он не годится.

 

Театр имени Качалова. В декорациях России

О снеге на сцене нам рассказал сам Александр СЛАВУТСКИЙ, художественный руководитель-директор театра.

«У нас во многих спектаклях есть снег, и использование его, безусловно, не только правдоподобная иллюстрация, но и символ, создающий определённую атмо­сферу сцены. Для создания снега в театрах используют несколько технологий. Есть снег, похожий на натуральный, его делают специальные снеговые машины, которые работают на специальной жидкости. Под давлением от вентилятора выталкивается масса, и возникает полное ощущение натурального снега. Он даже ложится хлопьями, как настоящий. Такой снег можно видеть у нас в спектаклях «Квадратура круга», «Скрипач на крыше». Но есть спектакли, где такой снег выглядит неуместно. Тогда мы используем бумажный снег. Делать его не сложно. Машины, которые уничтожают старые документы,  превращают бумагу в «крошку». Он может храниться в обычных вёдрах.

«Квадратура Круга». Предоставлено пресс-службой КАРБДТ им. В. И. Качалова

Его заряжают в специальную падугу, поднимают, и при движении штанкетов он сквозь дырочки в ткани падает на сцену. Но долго такой «снег» идти не может — быстро кончается, и его надо «перезаряжать». «Бумажный снег» у нас идёт в спектаклях «Бег», «Глумов», «Роковые яйца», «Семейный портрет с посторонним», «Казанский трамвай». В «Пиковой даме» «снег» разбрасывают сами актёры: достают из кармана горсть и подкидывают вверх. Можно создавать снег при помощи видео­проекции, как в спектакле «Мышеловка» на нашей малой сцене. Кроме желания создать особый изобразительный эффект, для выбора этой технологии есть и вполне практическая причина: зрители находятся почти в одном пространстве с артистами, и снег не должен попадать на них.

«Казанский трамвай». Предоставлено пресс-службой КАРБДТ им. В. И. Качалова

Сейчас в нашем театре идёт работа над постановкой «Ревизора» по пьесе Гоголя. Действие в спектакле происходит зимой. Это — про Россию, а зима — её неотъемлемая составляющая. Мне интересно использовать снег, как образ спектакля».

 

Снег в «Живом городе»

Театральную жизнь Казани уже сложно представить без альтернативных экспериментальных постановок, которое курирует фонд «Живой город». К нашему снежному «исследованию» мы привлекли и их авторов.

Зоя РУТЕР, драматург, автор пьесы «Сказки Мэг» на театральной площадке MOÑ:

«В пьесе «Сказки Мэг» в основе лежит история о том, что кто-то снег запретил — по глупости или неведению, из-за каких-то скучных взрослых причин, а главные герои — Мэг и Тео — пытаются вернуть его силой воображения. Поэтому и снег в сказке максимально сказочный: мы превращаем мамины клубки шерсти в снежки, запускаем снегопад из лампы и упражняемся в придумывании снежных бурь. Настоящий аналоговый театр, как мне кажется, получается. Ведь ни одной проекции не используем».

«Анна Каренина». Фото Юлии Калининой 

Диана САФАРОВА, режиссёр иммерсивного спектакля «Анна Каренина»:

«В сцене встречи Анны и Вронского на вокзале, когда оба они едут из Москвы в Петербург, у Толстого в романе описывается буря. У нас даже была идея использовать специальные вентиляторы, чтобы эту бурю создать, но в конструкции локации «Вокзал» это оказалось невозможным. Поэтому просто очень красиво идёт снег, добавляя сцене атмосферы.

Сказки Мэг». Фото Зои РУТЕР

А ещё, часть локации дома Константина Левина находится на реальной улице, с зимой там выпадает настоящий снег, поэтому когда Константин Дмитриевич появляется в некоторых сценах «с мороза», он припорошен реальным, а не искусственным снегом».

 

Театр оперы и балета имени Джалиля. Вальс снежинок

«Сиссóн, сиссóн, жетé»*— так на языке французских балетных терминов, означающих различные прыжки, можно описать явление снега в Театре имени Джалиля. Ведь первое, о чём вспоминается здесь в связи с этим природным явлением, — знаменитый «Вальс снежинок», завершающий первый акт балета на музыку Петра Ильича Чайковского «Щелкунчик». Спектакль давно стал одним из символов Рождества и Нового года не только в России, но и во всём мире. Практически все отечественные балетные труппы включают его в свой гастрольный репертуар, как наиболее востребованный.

Владимир Яковлев показывает эскизы декораций обновляемого «Щелкунчика». 

«Щелкунчик» — это часто не только первая встреча с музыкальным театром для зрителей, но и один из первых серьёзных сценических опытов для самих «балетных». Об этом не понаслышке знает художественный руководитель балета Театра имени Джалиля Владимир Алексеевич Яковлев, который выходил на сцену в «Па де труа», более известном как «Танец пастушков», ещё будучи учащимся Хореографического училища имени Агриппины Вагановой в Ленинграде.

Эскиз декорации номера Снежинок. Художник – Анатолий Нежный

Мы попросили рассказать его о том, как готовится завораживающий по красоте номер со снежинками. «Это — одна из самых сложных женских партий для кордебалета, требующая большой предварительной работы всех танцовщиц и педагогов. Качество исполнения этого номера — показатель профессионального уровня всех балетных коллективов», — говорит Владимир Алексеевич.

По словам шефа казанского балета, сложность номера в его хронометраже и большом количестве прыжков. Всё должно быть легко и синхронно, что требует от исполнительниц физической выдержки и мастерства. В сцене задействовано 18 артисток кордебалета, всего их в труппе — 48. Исполняют «Снежинок», как правило, лучшие.

Артистка кордебалета Дина Андронова воспроизводит полёт снежинки.

Во время исполнения номера на сцене также падает снег. Изготовлен он из особой бумаги, имеющей специальную сертификацию. В цехе реквизиторов нам рассказали, что такая бумага не горит. Это очень важно, так как в Европе, где часто гастролирует Театр имени Джалиля, все декорации и реквизит проходят специальную проверку — их в буквальном смысле пробуют поджечь.

Так вблизи выглядит костюм Снежинки.

Падающий снег в определённой степени создаёт сложности для танцующих балерин — можно поскользнуться, либо одна из «снежинок» в неожиданный момент может приземлиться на ресничку танцовщицы, поделилась с нами артистка кордебалета Дина Андронова.

Конструкция, обеспечивающая «снегопад» в спектакле, работает просто: сетку со «снегом» приводят в движение два штанкета (штанги, на которые подвешиваются декорации), и белые хлопья очень натуралистично падают вниз. Способ этот ещё давно предложил один из машинистов сцены театра. К слову, такой же «снегопад» можно наблюдать и в других спектаклях — в опере «Травиата», в сцене на катке в балете «Анюта», в сцене в горах в опере «Кармен».

Для Владимира Алексеевича этот спецэффект довольно значим. До такой степени, что оборудование для него вывозят даже в зарубежные туры. В гастрольном расписании балетной труппы «Щелкунчик» занимает больше половины спектаклей. В последний раз из 45 — 26! К сожалению, показать настоящий снегопад на европейских сценах удаётся не всегда — возможности некоторых площадок не позволяют. Это, конечно, отчасти лишает публику возможности насладиться колоритом русской зимы.

В Театре имени Джалиля «Щелкунчик» идёт в хореографии Василия Вайнонена — одной из канонических редакций 1934 года. Сейчас театр занят подготовкой обновлённой постановки к предстоящему Нуриевскому фестивалю. Будут обновлены декорации и костюмы, добавлены мизансцены, но сохранены классические традиции — что является творческим «кредо» театра.

Последний спектакль «Щелкунчик» прежней версии прошёл здесь в октябре 2021-го. Но нам показали костюм «Снежинки» и кое-какие предметы реквизита, которые до того многие годы казанцы могли наблюдать из зала. Исполняющие номер балерины одевались в классические балетные пачки, украшенные блёстками и узорами из пайеток. Пачка — это юбочка из двух десятков слоёв плотной ткани фатина, собранных на стальной обруч и покрытых специальным слоем«покрышкой». Облачиться в неё довольно непросто, так как лиф из трикотажного материала застёгивается на множество крючков. Солисты обычно могут «для надёжности» такую застёжку зашивать, но артисткам кордебалета приходится переодеваться несколько раз за один спектакль. В «Щелкунчике» они задействованы с первого акта — в сцене у ёлки, в баталии с мышами, в «Вальсе снежинок», в дивертисменте и «Вальсе цветов». Поэтому и грим — как правило, один на весь спектакль. Танцуя вальс, снежинки держали в руках пушистые «бубенчики», которые крепились для надёжности за запястье и средний палец. Голову украшала шапочка, стилизованная под кокошник — всё-таки подразумевалось, что на сцене в еловом лесу — настоящая русская зима.

В обновлённой постановке балета, поделился с нами Владимир Яковлев, ему хотелось бы придать  ей ещё большей сказочности. Замысел уже отчасти воплощён в эскизах костюмов и декораций, которые нам показали. Каким будет в новом «Щелкунчике» полёт снежинок — зрители Театра имени Джалиля увидят уже в этом году.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: