+6°C
USD 58,88 ₽
Реклама
Архив новостей

Обнажёнка Искусство или секс?

Фотограф: Дилюса ГИМАДЕЕВА

Отношение к обнажёнке в фотографии несколько неоднозначное, и у меня лично вопросов больше, чем ответов. В какой момент обнажённое тело на фото стало ассоциироваться с порнографией и пропагандой разврата? Можно ли это назвать цензурой? Где для фотографа границы при съёмке? Правда или миф, что те, кто фотографируются обнажёнными, спят с фотографами? Почему в России так неудобно говорить об интимных вопросах и принимать собственное тело?

 

На самом деле, фотография может не просто отразить то, что происходит с обществом, но и менять его. Отношение к собственному телу начинает меняться, когда ты его принимаешь — у себя и у других. Фотография обнажённого тела, кроме рекламы и эпатажа, отображает именно это — человека как такового, восхищение перед его присутствием в мире, без отсылки к заслугам, недостаткам и социальным ролям. Сторонники того, что обнажённого фото не должно быть, обычно указывают на гламурные картинки на грани порно, которых в интернете очень много. Прикол в том, что алгоритмы инстаграма, которые заставляют фотохудожников «замыливать» тело даже на невинных детских фото, вполне себе пропускают откровенную низкопробную эротику, на которой есть пара треугольников в нужных местах.
На самом деле, у всех нас есть цензор, он — внутри. Мы всегда можем выразить своё отношение к тому или иному фото, в том числе пожаловавшись админам инсты. Нужен ли в этом вопросе цензор внешний, если учесть, что у нас в стране и так запретов на собственное тело воз и маленькая тележка? Об этом я поговорила с несколькими казанскими фотографами, теми, кто снимает обнажёнку, и теми, кто от неё давно отказался.

 

Фарит ГУБАЕВ
член Союза художников России, почётный член Союза фотохудожников России

Что такое ню?
Фигура человека — это идеальное творение. Всё, что сотворил бог, — деревья, природа, животные, — идеально. И нет ничего более красивого, чем женское тело. Мировая культура держится на этом, начиная со времён Древней Греции. Я фотографировал и мужчин, но очень редко. Правда, мне это не интересно, ведь, снимая модель, я должен восхищаться ею. У меня был один уникальной случай, когда на меня вышла редактор журнала с предложением осветить жизнь ЛГБТ. Мне это было любопытно — я никогда до этого не фотографировал пары геев, но художественного интереса в этом не было. Просто это не моё. 
Ню — это один из самых трудных, но любимых жанров. Я всегда исхожу из того, что снимаю не человека, а зеркальное отражение своего восприятия. Через ваш портрет показываю себя, своё состояние, своё отношение к женщине. Я должен быть влюблён в эту модель, восторгаться, восхищаться, и это должно читаться в фотографии.

Любое ли тело красиво?
Я считаю, да. Всё зависит от ракурса, от намерений что-то увидеть. В 1992 году я получил грант от Минкульта России на проект «Ищу женщину». Я хотел собрать коллекцию женских портретов любого социального положения, от юной модели на подиуме до пожилой женщины в деревне. Искал яркие выразительные лица, а после, вернувшись в Казань, сделал подряд три выставки. В том числе, там были обнажённые фотографии. Я старался брать самые невинные снимки, потому что далеко не все, кто соглашался в начале, потом действительно давали согласие. Потому что даже если ты берёшь письменное согласие, это не гарантия, что человек не пойдёт на попятную.

Как найти моделей
По-разному. В 80-е годы, когда вся эта тема была под запретом, Борис Давыдов в Казани был первым, кто работал в этом жанре, и нам всем оставалось только завидовать. Он умел найти подход, уговорить. Это должны были быть люди, которые стоят выше ханжеских предрассудков. Я специально никого не искал. И вот неожиданно вечером стук в дверь лаборатории. Пришла незнакомая девушка, которой меня посоветовали, и сказала, что хочет попозировать, в том числе обнажённой. Это стало для меня подарком судьбы. Ей было тогда лет двадцать, и я поразился её мудрому взгляду на жизнь.
Несколько лет назад я встретил её на рынке, ей было около шестидесяти, и она сказала, что счастлива из-за того, что нашла смелость тогда сфотографироваться. Потому что сейчас она показывает эти фото своим внукам и детям, и они восхищаются ею.
Эта женщина вдохновила меня вернуться к своим женским портретам, и я захотел издать альбом. Но когда стал поднимать фотографии, то понял, что многие из них нельзя напечатать, так как не смогу получить разрешения от моделей — я просто не знаю, как их найти, ведь прошло уже 40 лет. Была зима, я понимал, что не смогу сжечь их — не разводить же костёр во дворе жилого дома. Тогда я положил фото в пакет и залил водой, чтобы эмульсия слезла. Комок негативов превратился в лёд, и когда я весной втащил этот пакет в комнату, стал отдирать их друг от друга, выяснилось, что часть из них всё равно сохранилась. У меня было первое желание грустно вздохнуть и выбросить. Но потом я их отсканировал и увидел на мониторе, что фотография проступает сквозь пятна воды и эмульсии. Получился своеобразный сюрреализм, теперь фотографии можно оставить, так как героини на них совершенно не узнаваемы.

Интим
Когда вы идёте к гинекологу, вы же не думаете, будет он к вам приставать или нет. Но всё, конечно, бывает. Я снимал в 90-е годы одну профессиональную модель, и она меня поблагодарила за тактичное к ней отношение, потому что до этого столкнулась на фотосъёмке с фотографом, после взглядов которого хотелось встать под душ. Я не хочу быть ханжой, отношения могут завязаться, но это совсем другое. Это другие обстоятельства, другое место, и не в рабочее время.

Цензура
В 1980-е годы в Молодёжном центре проходили выставки, и я получил разрешение провести свою. Перед открытием пришла цензор — специальная тётенька, которая проверяла любое пуб­личное действо, не важно — пуб­ликация это, концерт, выставка, выступление в ресторане. Она велела снять одну фотографию. Там была девушка в купальнике спиной, видны профиль, плечо и рука. Фотографию сняли, потому что, по мнению цензора, можно было предположить, что девушка обнажённая. Грустная реальность тогдашней жизни.


Тогда всё было запрещено, тем не менее находились фотографы, которые работали в этом жанре. Сейчас же, когда сняты все тормоза и можно найти любое изображение в сети, почему-то не прибавилось большого количества красивых фотографий ню. Такое ощущение, что снимает один и тот же фотограф, очень похожих людей, в одной и той же студии. Оказалось, что, освободившись от всех запретов, очень трудно найти в себе образный язык. Сейчас нет проблемы уговорить женщину раздеться, но такое ощущение, что фотографы не знают, что делать с этой свободой. Хотя в первую очередь проблема касается российских фотографов. Отсутствие вкуса к красивому, культуры общения, мироощущения. Нет в природе некрасивых людей, есть некрасивое отношение к людям. Фотография как рентген — всё вытаскивает наружу.

Тимур ХАДЕЕВ

Начало ню
Я начал снимать в 2007 году, тогда это были съёмки города. Как только у меня начало получаться вводить человека в кадр, появилась мысль о том, что, возможно, меня интересует то, как человек связан с городскими пространствами. Со временем, появился фокус на телесном: это результат размышлений об изменчивости тела во времени. Когда ты молод, ты не обращаешь на это внимание, но позже становится всё очевиднее, что наше тело — это не фиксированная сущность, оно постоянно меняется.
Тема телесного в искусстве окружала меня всегда, в первую очередь, на это повлияло то, как мои родители — Наиль и Роза Хадеевы — относились к обнажённой натуре: домашняя коллекция картин включала в себя произведения с обнажением, например, картины Ильдара Зарипова. Наша семья была близко знакома с ним. Картины Зарипова в определённой степени повлияли на формирование моих представлений о том, как должна выглядеть обнажённая натура. 
В 2013 году получилось организовать первую ню-фотосъёмку, мне согласилась позировать по­друга, за что ей большое спасибо. Одним из важных наблюдений на съёмке стало то, что природа и женское тело — это две очень органичные сущности, которые идеально сочетаются.

Обнажённая съёмка в городе
Съёмки с обнажением в городе оказались очень интересной темой: диалог тела и окружающего городского пространства работает по‑разному, включает в себя разные смыслы и контексты. Я противопоставляю обнажённых девушек старому городу — с обшарпанными стенами, оголённым кирпичом, скромной городской растительностью, которая отличается от того, что мы можем увидеть на природе. Получается контраст смысловой и визуальный. Но в городе я редко использую полное обнажение, так как оно органично скорее на природе. То, что человек в городе не может полностью обнажиться, вносит дополнительные смыслы. Город настолько наполнен деталями и связями человека с ними, что эта тема становится неисчерпаемой.

Японская фотография
Японская фотография сильно влияет на меня. Долгое время Япония была закрытой страной, эта особенность сформировала и их отношение к обнажению. Японцам сложно говорить о личной жизни, однако в 60-х и 70-х годах прошлого века именно японские фотографы стали захватывать темы, которые раньше были табуированы: личная жизнь, повсе­дневность, обнажёнка. Например, Нобуёси Араки сделал серию про медовый месяц, когда он путешествовал со своей женой: работа состоит из снимков, которые больше похожи на визуальный дневник, каждый шаг он документировал очень точно. Он включил множество личных снимков, которые раньше нельзя было показывать, в том числе и снимки с обнажением. В итоге это стало художественным высказыванием.
Процесс раскрытия интимного, возможно, является каким-то решающим моментом. В снимках Араки есть искренность, непосредственность и простота, которые сложно передать и которых так не хватает в наше время снимкам в стиле ню. Хочется через фотографии передавать больше, чем просто тело, чтобы за внешней эстетикой шло и моё личное послание, обнажение моей души, моего внутреннего мира, которое люди могут воспринять по-своему.

Любое ли тело красиво?
Конечно, всегда можно сказать: «красота в глазах смотрящего». Но мне кажется, красота должна быть, в первую очередь, внутри самого человека. Если собственное тело для самой модели имеет сакральный смысл, то изнутри обязательно проявится красота. Как поставить свет или какую выбрать позу — это вопросы уже вторичные. 
Чтобы достичь этого, необходимо воспитывать в себе умение воспринимать красоту, которая лежит за пределами внешнего, физиологического.

Как находить моделей
Мои модели — чаще всего девушки, с которыми я знаком довольно давно. При съёмке ню очень важны доверительные, тонкие отношения между моделью и фотографом. Независимо от пола модели  и социального положения, при обнажении мы уязвимы. И доверие здесь — самое ценное в съёмке. 

Интим
Вопрос отношений модели и художника исторически существовал всегда. Из-за того, что существует момент обнажения, мысль о том, что между моделью и художником «что-то было» или «чего-то не было», присутствовал всегда. Если взять в пример художников, учащихся, то к ним критерии применяются более мягкие, понятно, что обнажение модели для них — это часть творческого процесса, например, учебного. Позирование же фотографам до сих пор остаётся «серой зоной». Тут вопрос в результате. Есть такие вещи, как профессионализм и репутация фотографа, именно они сдерживают давление общества. На мой взгляд, всё, что можно сделать — своим примером каждый раз показывать, что ты творишь по совести, что существует высокая цель твоего творчества, ради которой происходит обнажение.

Цензура
Цензура вокруг есть всегда, и она никогда не исчезала. Всегда есть границы, внешние и внутренние. Мне хочется верить, что мои работы не оскорбляют ничьи моральные устои, но в то же время я понимаю, что не могу это контролировать. Я всегда публикую то, в чём абсолютно уверен, поэтому никогда не удаляю свои снимки под каким-либо давлением. Когда сталкиваюсь с негативом, то стараюсь помнить главное: делая эту работу, я делал её искренне.

Дилюса ГИМАДЕЕВА, креативный директор,  fashion фотограф

В одежде и без одежды
Когда я первый раз фотографировала девушку обнажённой, то она чувствовала себя так же, как и в одежде. Так что и у меня не было никакого волнения. И я не сталкивалась с каким-то негативом к своим фотографиям, все понимают, что это эстетично.
Любое тело красиво. Самое главное, насколько человек комфортно себя чувствует. Я, например, всегда находила красивым целлюлит. Рисунок, текстура на теле — это очень красиво, поэтому я всегда стараюсь его подчеркнуть.

Почему женщины?
Просто в России именно женщины больше хотят фотографироваться, а в США, где я тоже много снимаю, люди гораздо более раскрепощены, гораздо охотнее идут на эксперименты. И это не зависит от пола или рода занятий. В нашей стране таких людей гораздо меньше, но зато когда здесь находишь модель, то получается очень здорово. 

Гендер и объектив
Есть представление о фотографе‑мужчине, для которого обнажённая съёмка становится чем-то большим. Но это представление из 90-х.  Мне говорили, что иногда мужчины настроены более сексуально, и женщины-модели чувствуют себя некомфортно, но я не знаю, есть ли такое сейчас. Думаю, нет разницы в восприятии мужчины и женщины-фотографа, есть очень много мужчин-фотографов, которые снимают обнажённую натуру очень круто, чувственно и без пошлости. Сейчас много классных фотографов, я сама ориентируюсь скорее на Михала Пуделку или Хельмута Ньютона, ещё мне нравятся художники-сюрреалисты.

Самая необычная съёмка
Это была съёмка нижнего белья на фоне дома в виде летающей тарелки в Америке, очень сложная, но получилось красиво. Стояла жара в 40 градусов, и процесс шёл двое суток.

Цензура
Я не сталкивалась с цензурой и никогда себя не ограничивала. Конечно, если это частная съёмка и человек привык видеть себя под одним ракурсом, я пойду ему навстречу. То есть беру то, что хочет человек, накладываю то, что вижу, и получается симбиоз. У меня есть эстетические критерии, но в целом я просто за естественность, натуральность, чтобы видна была текстура тела. Но у меня нет такого, что бы я назвала отвратительным, ведь то, что сегодня я назову некрасивым, завтра мне может понравиться.

Феликс ПОСАДСКИЙ


член Союза фотохудожников России

«Неоднозначная часть творчества»
В инстаграме у меня отдельный аккаунт под ню-съёмку, где написано, что это моя «неоднозначная часть творчества». Потому что «обнажёнка» неоднозначно воспринимается людьми: кто-то восхищается, кто-то говорит, что это нехорошо, а инстаграм, как вы знаете, вообще очень «нервничает».
«Обнажёнка» интересна, потому что это немного другое восприятие мира. Кто-то видит в этом только эротику, кто-то — красоту тела. В 2016 году у меня была выставка в ГСИ, где один посетитель написал в книгу отзывов, что ему всё это очень не понравилось. Но он был такой один — человек, который в принципе не видит красоты в обнажённом теле. В любом случае, все реагируют на такие фото активно.
В 2005 году, когда я начал заниматься фотографией, был популярен «Фотосайт», и мне, как «нормальному мальчику» (все мы мальчики до старости), было сложно пройти мимо раздела «ню». Сперва интерес был больше мужской, но потом я стал понимать, что это искусство красиво и эпатажно. А потом в каком-то из комментариев я услышал имя Яна Саудека, стал искать его фотографии, и он сильно на меня повлиял. В 2006 году мне повезло попасть на его выставку в Праге, я был сильно впечатлён. Саудек очень неоднозначен, откровенен, но он — гений. Он разукрашивает свои чёрно-белые фотографии, это очень большой труд, и очень впечатляет. Потом я познакомился с казанскими фотографами — Валерием Павловым, Фархатом Тухватуллиным. Именно у Валерия я увидел альбом Джока Стёржеса, и меня впечатлила обнажённая натура, снятая на большой формат. И, кстати, все мои обнажённые работы сняты на плёнку. Созерцать снятое на плёнку обнажённое тело для меня — отдельное удовольствие. Градиент от света к тени на плёнке получается удивительно объёмным и красивым.

Любое ли тело красиво?
Нет, конечно. Помните анекдот про разговор двух фотографов: 
— Я женился. 
— А она красивая?
— А это, как свет поставить! 
Можно найти красоту и в уродстве, если уметь снять. У Яна Саудека есть фото изувеченной девочки. И здесь вроде как можно найти красоту, тем более что сама эта девочка прекрасна.
Знаете, говорят, что красота спасёт мир, но мне кажется, она же её и загубит. По крайней мере, в инстаграме — с его огромным количеством девочек, которые выпячивают грудь и губы и считают это красивым.

Выбор модели
Далеко не все, кого я фотографировал, были профессиональными моделями. Некоторых я просто находил в инстаграме, если видел, что они фотографируются обнажёнными.

Интим
Любой момент, по идее, может закончиться интимом, даже если ты просто познакомился на улице. Всё зависит от целей и желаний, — если человек своей целью ставит секс, то для этого совсем не обязательно делать обнажённую фотосъёмку. Да, когда знакомишься с женщиной, пригласить её на фотосъёмку — это удобный приём, но у меня это заканчивалось отношениями.
Во время съёмки цель одна — сделать хорошую фотографию. Здоровый мужчина, если перед ним красивая обнажённая девушка, не может не реагировать на это, но то, как мы поведём себя, зависит от нашей культуры и воспитания. В любом случае, если я уже с кем‑то состоял в отношениях, то не заводил случайные романы. И, честно говоря, обнажённые съёмки всё-таки влияют на отношения. Далеко не каждая женщина может к этому спокойно отнестись, так что снимать ню всё-таки проще холостым.

Цензура
Я не моралист, но границы для меня всё равно есть. У меня были съёмки, когда заказчику нужны были откровенные кадры, вплоть до съёмки секса. И я отказался, так как порнографию я точно снимать не хочу. Мне лично это неприятно.
Моя цель — утолить жажду творчества. Сейчас я практически отошёл от съёмки обнажённой натуры, и дело не только в том, что я удовлетворил свою жажду. Мне хочется ещё и какой-то фидбек получить, а такая съёмка не даёт отклика, потому что общество изменилось. Если в нулевые годы обнажённая натура была интересной и находила много позитивных откликов, то сейчас общество меняется в сторону большей сдержанности. А мы, тем более, живём в Татарстане — в обществе с консервативными взглядами, где сильное влияние оказывает ислам.

Журнал "Казань" №3, 2022 г.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: