+18°C
USD 76,81 ₽
Реклама
Архив новостей

Олег МАКЛАКОВ: «Перегруза территории не произойдёт. Произойдёт переосмысление центра»

Руководитель проектной группы разработчиков методики проектирования в историческом центре Казани, один из авторов Концепции устойчивого развития исторического поселения, архитектор Олег Маклаков более чем активно принимает участие в жизни города. Он много лет участвует в градостроительном совете при главном архитекторе города, проектирует в центре и других районах Казани, неоднократно разрабатывал концепции отдельных территорий (215 квартал, район улицы Хади Такташа и другие). Как глубоко удалось погрузиться в ткань города за два года исследований и дискуссий о судьбе его ядра, исторического центра, он рассказал в интервью нашей редакции.

— Олег Александрович, в чём состоит главная идея вашей новой Концепции?

— Целью Концепции было изначально формирование единых подходов и принципов для проектирования и строительства на территории исторического поселения. В ходе нашей двухлетней работы была разработана уникальная методика проектирования в условиях исторической среды, которая может быть применена не только в Казани, но и в других исторических поселениях Татарстана и России. В ходе разработки методики нам удалось ответить на три главных вопроса: принципы регулирования застройки, направление пространственного развития территории и формирование миссии и видения будущего исторического центра.
Если говорить о сути самой проблемы центра, то решение лежит в области взвешенного отношения к наследию. Желание сохранить память о прошедшем в её материальных свидетельствах присуще всем людям. Вместе с тем, в городе, как в любом живом организме, заложены потребность развития, стремление к новому. В основе устойчивого развития всегда лежит баланс между сохранением и развитием, и именно нахождение этого баланса является главной смысловой задачей Концепции. Определение баланса — это вопрос обоюдного согласия и договорённостей городского сообщества, и это должно лежать в основе всех решений по развитию территорий.

— Свои предложения по застройке центра Казани и программы реконструкции когда-то предлагали Хосе Асебильо, Сергей Чобан и другие известные архитекторы. Какие идеи предыдущих разработчиков были для Вас наиболее полезны?

— Мы изучили опыт и зарубежных, и отечественных исторических городов в области практики регулирования градостроительной деятельности (Берлин, Таллин, Иркутск, Самара). Например, в основе предлагаемых нами правил регулирования лежит принцип «контекстного» подхода к сохранению и восстановлению исторической среды. Данный подход схож с методом «Критической реконструкции» Штиммана, по которой развиваются Берлин и другие немецкие города. Учитывались наработки в области развития и стратегического планирования не только центра Казани, но и всего города и агломерации. Мы учли и ранее разработанные концепции развития Ново-Татарской слободы («Казанский финансовый район»), Адмиралтейской слободы и Квартала «Б». Другое дело, что с момента этих разработок прошло достаточно много времени, и градостроительная ситуация изменилась. Многое уже не может быть применено в исходном виде, требует переосмысления. Основные градостроительные идеи мы сохраняем. И ещё на последнем этапе происходит увязка с недавно презентованной Концепцией развития прибрежных территорий Казанки.

— Мировые города отличает особо яркая жизнь в центре, где есть всё: любые услуги, разнообразная культурная палитра и сфера развлечений. И где всё дороже — и аренда, и жильё. А в центре Казани, за пределами двух-трёх центральных улиц, гулять пока грустно. В Вашей разработке что-то запланировано для изменения ситуации?

— Конечно. Обобщая опыт успешных отечественных и зарубежных городов, мы выявили основные характеристики, присущие развитым историческим центрам. Основными являются, прежде всего, сохранившаяся и поддерживаемая в новой архитектуре подлинная историческая среда, сомасштабная человеку. Поэтому одна из главных наших идей — это формирование отношения к центру города не как к набору отдельных сохранившихся исторических зданий, но как к целостной системе. А в системе есть различные аспекты: и природный ландшафт, и исторически сложившаяся планировочная и композиционная структура, и большое количество общественных и озеленённых пространств, и высокое разнообразие функций и уникальных услуг, развитие гостевого сервиса и постоянного жилья.

— Очевидно, есть конкретные препятствия для реализации этих идей, иначе бы город давно реализовал их?

— Одно из них, например, в том, что в Казани изначальная топография местности и сама городская структура, развитая в центре, имеют периферию бывших промышленных и трущобных окраин. Это долговременная проблема, эти территории остаются неразвитыми до сих пор, формируя так называемые «серый» и «ржавый» пояса. Неравномерность развития является и недостатком, и в то же время ресурсом — в серых поясах сосредоточены необходимые городу для роста пустующие участки.

— И какие пути решения Вы нашли в связи с этим?..

— Предложения Концепции состоят из трёх основных блоков: создание регламентов для проектирования и застройки, развитие планировочной структуры территории, а также формирования новых зон функциональной активности, смысловое наполнение которых основано на исторически сложившихся традиционных видах деятельности, переосмысленных с учётом современных потребностей. Город — это многослойная структура, включающая в себя практически все аспекты жизни общества и напрямую зависящая от ментальных установок и культурного уровня горожан, их опыта и самоидентификации. Поэтому работа носит сложный междисциплинарный характер. Подробнее о смежных вопросах, связанных с описанием культурного и природного городского ландшафта, расскажут мои коллеги, архитекторы Новиковы, разработчики соответствующих разделов Концепции.

— Прокомментируйте, пожалуйста, более подробно вашу часть разработки — ведь за вами архитектурный блок.

— В основе предлагаемых нами правил регулирования застройки лежит принцип «контекстного» подхода к сохранению и восстановлению исторической среды, где предметом сохранения являются, прежде всего, планировочная структура и объёмные параметры застройки. Требования к архитектуре при данном подходе носят косвенный характер и учитывают масштабный и ритмический принцип сложившейся исторической застройки, а также традиционные материалы и цветовые решения. Были выявлены основные типы застройки в центре: все они делятся на поддерживающие изначальную пространственную структуру города и нарушающие. Мы их локализовали, выявили зону исторического ядра, где параметры новой застройки должны опираться на уже сложившиеся принципы, где плотная малоэтажная квартальная застройка с развитой внутренней системой дворов. И в итоге предложили основные принципы формирования и сохранения пространственной структуры центра города, своего рода рамки, позволяющие сохранять преемственность застройки, когда дома могут меняться, а городское пространство сохраняться.

— В Вашей презентации перечислены четыре вида материалов, среди которых нет керамогранита. С чем связано такое решение и можно ли всё-таки использовать его на окраинах исторического поселения?

— Существует четыре натуральных материала, из которых испокон веков строили здания, особенно в нашем регионе. Кирпич, штукатурка, дерево и камень, как дополнительный материал. Камень использовался, но не часто. Поэтому эти четыре материала взяты за основу, они всегда беспроигрышно и гармонично садятся в историческую застройку.

— Какие чужеродные материалы для исторического центра вы бы назвали? Допустимо ли в целом применение навесных фасадов в центре?

— Дело в том, что сам технологический принцип навесных фасадных систем противоречит традиционным принципам архитектурного построения фасадов, и вообще долговечности фасадов. Это как в интерьерах разница между массивными материалами — например, массивным паркетом и недорогим ламинатом. Исторические здания, у которых вся метровая стена состоит целиком из кирпича — естественно и красиво старятся. То есть, когда они облупливаются или вышелушиваются, стареют, то всегда выглядят естественно и красиво. Остаётся эстетика этих материалов, она не выбивается из общей эстетики старинных зданий, даже если они в плохом состоянии. Вот это и есть принципиальный момент, ведь вообще многие современные фасадные технологии рассчитаны на короткий срок эксплуатации. Их задача — решить сиюминутные вопросы. А центр, он состоит из исторических памятников и наша цель — получить новые объекты, которые могли бы стать памятниками по прошествии семидесяти или ста семидесяти лет. Поэтому за основу взяты традиционные строительные материалы, которые существовали на протяжении веков.

— Как складывается утверждение этой разработки? Предложения разработчиков носят обязательный или рекомендательный характер?

— Вопрос о том, обязательный или рекомендательный характер, самый сложный. Над ним работают юристы, и на презентации мэр обратил внимание, что к этому вопросу нужно подойти очень внимательно. Сама Концепция это не нормативный акт, а подход для работы в историческом поселении, на основании которого сейчас юристы исполкома готовят вместе с нами изменения в существующие нормативно-правовые акты и разрабатывают новые.

— Что ждёт центр через десять-пятнадцать лет, насколько он уплотнится жильём, какое количество жителей планируется, есть ли уже расчёты?

— Считается, что для того, чтобы территория перестала быть мёртвой и начала жить, плотность населения должна составлять не менее тридцати-сорока человек на гектар. Сложное проектирование на пустующих участках или в ситуации промышленных зон, разрушенных, деградированных кварталах может дать новые площади и не являться при этом точечной застройкой. Никакого перегруза территории не произойдёт. Произойдёт переосмысление центра.
Бояться этого — всё равно, что в реанимации вывести человека из комы и переживать «не станет ли он слишком сильно дышать, а не слишком ли будет живой»… Повышение количества жителей — это ключ к экономической и социальной активности территории. Мы даём прогноз в семьсот тысяч квадратных метров нового жилья, это возможный максимальный потенциал. Между прочим, до революции плотность населения исторического центра была в три-четыре раза выше, чем сейчас. При реализации программы ветхого жилья из центра Казани было выселено до ста тысяч человек. В центре есть достаточно большой потенциал. Его не видно на первый взгляд, так как вся застройка и реконструкция связаны с внешней коркой кварталов: все улицы застроены по периметру, а внутри кварталов много пустот. В целом, по нашим подсчётам, максимальное число жителей центра в будущем семьдесят тысяч. И эта цифра даже меньше, чем было до реализации программы ветхого жилья, и рассчитана она на перспективу пятна­дцать лет.

— Во время нашего интервью вы часто говорите «переосмысление», «переосмысливать»… В этом году ваша команда участвовала в проведении в Казани большого форума «Модель идентичности города. Преемственность, устойчивость, развитие». Там эксперты разных российских городов об этом говорили более всего, как мы поняли. Какой полезный опыт вы вынесли для разработки из мероприятий форума?

— Все понимают, что форма пространства городской среды на уровне города, или на уровне его центра, зависит от социального наполнения. То, что называется духом, гением места. Глобальные следы этой взаимосвязи видны, например, если говорить о самых серьёзных примерах. Когда происходит смена парадигмы в обществе, то, например, меняются столицы. Когда нужно развивать новую идеологию, пространство предыдущей столицы этому уже не соответствует, строится, условно говоря, Петербург. Если провозглашают ценности европейского просветительства — то же самое происходит с городом. Но когда мы пытаемся ухватить эти взаимосвязи, чтобы пытаться управлять этим процессом или создавать какие-то конкретные технические задания на проектирование, исходя из сканирования и описания этого духа места, или главных общественных императивов, идей, мы неизбежно натыкаемся на методологическую сложность. Эти взаимосвязи как бы ускользают из пальцев. И основная задача, мне кажется, найти эти механизмы, когда нематериальное наследие превращается в материальное. С помощью конкретных шагов и инструментов, о которых говорили на форуме. И именно в этой плоскости лежит практический выхлоп всей работы форума. Сейчас модель идентичности Казани превращается в конкретные требования, например, юридические, градостроительные, землепользования или экономических взаимоотношений, создания каких-то преференций, для того чтобы сохранять это нематериальное наследие. Это и есть переосмысление.

— Желаем удачи в воплощении ваших замыслов на благо Казани!

Беседовала Александра Невская

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: