-2°C
USD 73,84 ₽
Реклама
Архив новостей

Осенью в город прилетает «Зиланткон». И тогда…

Бал в Паркетном зале

 

Валерий МУСТАФИН

(текст и фото)

 

В нынешнем году тридцатилетний юбилей массового движения ролевых игр в Казани! Непременно надо отметить!

 

Звукорежиссёр необходим совершенно разным людям: известным артистам, политиками. С ними можно оказаться в самой гуще интересных событий. Именно поэтому и взял на себя смелость описать свой взгляд на одно из явлений субкультуры, участвую в котором уже больше двадцати лет. Моя профессия, мне кажется, позволяет быть в меру беспристрастным наблюдателем.

Валерий Мустафин  в студии. 1995

 

Истоки

Любая субкультура — это подземная река с сильным течением. Она не всем видна, как красавица Волга, хотя порой и прорывается на поверхность, подобно происходящему обычно в начале ноября в Соцгороде. Жители этого района Казани уже не шарахаются, когда видят на улицах вереницу эльфов и гномов, средневековых рыцарей и прекрасных дам, идущих в ДК Ленина и «Гайдар-сарай».

К жанру фантастики в СССР относились настороженно, ведь это «пустые мечтания» на тему будущего, а там человечество ждал коммунизм. Без вариантов. Фантастика иногда всё же появлялась на страницах журналов. Школьником мне удалось прочесть «Возвращение со звёзд» Станислава Лема и «Час быка» Ивана Ефремова. В восьмидесятые годы произошло чудо: цензура расширила списки разрешённой литературы, и тогда мы узнали о книгах профессора Джона Рональда Руэла Толкина и увлеклись его миром Средиземья, населённого эльфами, гномами, хоббитами и разнообразной нечистью…

Бал в Паркетном зале

 

Книги эти сразу стали бестселлерами! В некотором смысле они были продолжением рыцарских романов, но сюжеты развивались в особом, выдуманном мире. Отчасти это напоминает мифы Древней Греции, где рядом с богами, полубогами, титанами, нимфами и прочими подобными существами по особым сказочным правилам живут обыкновенные люди. Кстати, древнегреческая мифология тоже является питательной средой ролевого движения.

В 1985 году в Казани появился заседавший одно время в УНИКСе рядом с клубом авторской песни клуб любителей фантастики «Странники». В КЛФ порой приглашали попеть бардов.

В 1986 году доклад о творчестве Толкина сделал мой знакомый ещё по физико-математическому лагерю «Квант» Альберт Зелечёнок. Эти два клуба, КЛФ и КСП, не случайно соседствовали и пересекались в пространстве позднесоветского свободомыслия. Ролевые игры уже были известны, но проводились весьма необычно. Клуб самодеятельной песни «Белая ворона» в 1985 году устроил, например, творческий суд над песнями барда Александра Дольского в духе литературной жизни начала XX века. А КЛФ — суд над инспектором Глебски из книги «Отель «У погибшего альпиниста». Но всё же основной деятельностью клуба любителей фантастики, помимо общения, оставались доклады, обсуждения книг, выпускался даже рукописный журнал (принтеры и компьютеры ещё не вошли в обиход).

Скади (Людмила Смеркович)

 

В клубах других городов России уже проходили ролевые игры в современном их понимании. Но решающими в истории ролевого движения стали «Хоббитские игрища» под Красноярском, куда из Казани поехали три студента, и среди них патриарх ролевого движения и реконструктор Владислав Хабаров, но это в будущем, а тогда он учился на истфаке университета. Он известен в ролевой среде как Балин.

Кстати, наличие псевдонима — отличительная черта субкультуры, хотя мне привычнее мирские имена и фамилии. Ролевики погружаются в свой особенный мир и на это время отрешаются от своих имён. Многие вспомнят, что приверженцы движения хиппи и другие неформалы тоже брали име­на-псевдонимы, но в основном из-за желания шифроваться от властей.

Балин (Владислав Хабаров)

 

Все трое вернулись с тех игрищ воодушевлёнными, и Балин решил готовить своё окружение к следующим «Хоббитским игрищам», которые прошли в 1991 году в Подмосковье. Туда из нашего города поехали уже несколько десятков человек. Так что в нынешнем году тридцатилетний юбилей массового движения ролевых игр в Казани! Непременно надо отметить! А в 1995, 1997, 2003, 2005, 2007, 2009 годах «Хоббитские игрища» проходили совсем близко от Казани, так что ехать приходилось недалеко, встретить же там можно было даже лидера группы «Мельница» Наталью О’Шей (Хелавису).

 

Откуда пошёл «Зиланткон»

Но для казанских ролевиков и любителей фантастики всё же самым значимым событием стал конвент «Зиланткон». Началось всё в первые сентябрьские дни ровно тридцать лет назад, то есть в 1991 году, когда на «сковородке» возле университета собрались трое: студент Казанского института культуры Михаил Русин, аспирант КГУ Рустем Максудов и Андрей Ермолаев — тогда ассистент биологического факультета Казанского университета. Все трое недавно вернулись с «Хоббитских игрищ» и всё ещё не отошли от восторгов пережитого. У меня и самого такое было, когда закрывался бардовский лагерь на острове Буян у Свияжска: возвращаясь в обычный мир, я испытывал ностальгию по тому обществу, что создалось в лагере. В тот примечательный день наши три героя договорились повторить праздник и организовать конвент в Казани по принципу «утром доклады и работа разных секций, а вечером зрелища». Всё это «безобразие» предполагалось назвать «Дни Толкина в Казани», а крепко связанное с Казанью имя «Зиланткон» было придумано через год — в 1992-м.

Шмендра и Крыс (Анна и Алексей Ширяевы). 1999

 

На подготовку оставалось лишь два месяца, но, благодаря героическим усилиям Владислава Хабарова (Балин), Татьяны Борщевской (Тордис), Людмилы Смеркович (Скади), Эльвиры Байгильдеевой (Удрун-та-Хелдиндреда) и других, среди которых одним из курьеров оргкомитета был Гном Кили — школьник, будущий глава «Зиланткона» Борис Фетисов, конвент состоялся. На него приехали чуть более сотни человек (договаривались о встрече письмами и по телефону, а сегодня интернет собрал бы раз в десять-двадцать больше), и все смогли уместиться за одним большим столом на праздничном пиру. Был и бал на открытии, названный «Эльфийским Новым годом».

Конвент прошёл в УНИКСе в ноябрьские праздники — исключительно из удобства приехать на него в выходные, но именно это обстоятельство столкнуло на перекрёстке Пушкина и Университетской демонстрантов с красными флагами и ролевиков с мечами и в кольчугах — выходцев из фантастических миров всеобщего счастья и толкиновского Средиземья. До конца Советского Союза оставались считанные дни…

Обо всём этом я знаю лишь по рассказам участников, а с музыкой Средиземья казанцы, как и я, могли познакомиться на праздновании 10-летия ансамбля «Уленшпигель» в Большом зале консерватории. На юбилей был приглашён московский ансамбль «Деревянное колесо», исполнивший сюиту на тему «Властелина колец» Толкина. Тему москвичам предложила создательница «Уленшпигеля» Луиза Леонтьева. То выступление было необычным и впечатляющим.

 

Как я становился посвящённым

Моё личное знакомство с менестрелями (так стали называть ролевых бардов) случилось лишь в 1994 году, когда мне предложили записать альбом Людмилы Смеркович (Скади). Песни не показались слишком отличающимися от тех, что пелись в клубах авторской песни, даже заглавная «Струны покрываются инеем». Как-то однажды поздней осенью мне было негде переночевать в Москве, и я попал на загородный слёт одного из таких клубов. К утру не только струны гитар, но и я сам, похоже, покрылся инеем, хотя провёл ночь у костра. Альбом Скади «Струны покрываются инеем» сейчас отреставрирован и оцифрован.

Лена Созник и Асия Гареева на записи в студии. 2002

 

Известная многим Екатерина Болдырева, чьи песни исполняет, к примеру, Екатерина Гусева, актриса, певица и ведущая «Романсиады» на телеканале «Культура», тоже свой человек в этом направлении субкультуры. В 1991-м я записывал в исполнении ансамбля The Wind сочинения Екатерины, среди которых звучали по-настоящему ролевые, как болдыревский вариант «Песни Галадриэль» на стихи Толкина.

Но всё же чаще мы слышали обычные бардовские песни. Осенью 1999 года мне удалось записать истинно ролевой альбом «Дорога на Калланмор» дуэта из Новосибирска Анны и Алексея Ширяевых, известных как Крыс и Шмендра. Записывали всего три дня.

Екатерина Болдырева и ансамбль The Wind. 1989

 

Стоит также рассказать о семейном творческом дуэте Тамары Шалман и Максима Сёмкина. Они познакомились именно на играх. В середине 90-х у Тамары появилась компактная видеокамера, и дуэт стал снимать события ролевой жизни: игры, концерты и конвенты. Потом монтировали материал и рассылали по стране обычной почтой. До доступного интернета было ещё далеко. Таким образом, казанская видеостудия «Фангорн» стала одним из центров видеофиксации развития ролевого движения. Фонотека этих записей представляет большую ценность.

Особая история произошла с их дочерью Марьяной. Я её заметил ещё на юбилее «Улен­шпигеля»: бегала между первым рядом и сценой. Жизнь в среде ролевиков не прошла бесследно, и теперь Марьяна — ведущая певица британского прогрессив-рока, выпускает альбомы своих песен. Рассказ о Марьяне — это отдельная «песня», и желающие могут найти информацию о ней в интернете.

Хелависа (Наталья О' Шей)

 

Творческая жизнь с «Зилантконом» у меня уже вовсю кипела, а на сам фестиваль я всё никак не попадал: по сути, это было закрытое мероприятие для посвящённых, коим пока не стал.

Через год записал мюзикл с Еленой Созник по произведению Толкина «Финрод-зонг», где основная фонограмма по то­гдашней бедности делалась на синтезаторе типа Yamaha PSR-51 с сольными партиями на живых инструментах — скрипке, трубе, флейте и гитаре (а играл сам Александр Лаврентьев!), что вытягивало качество конечной фонограммы. Тут и пришли к тому, что если показывать всё это на сцене «Зиланткона», обосновавшегося в ДК Ленина и «Гайдар-сарае» по соседству с ним, то — с более серь­ёзным подходом к звуку и оснащению. Вот меня и привлекли работать в качестве звукорежиссёра. Предстояло окунуться с головой в жизнь увлечённых фантастикой и ролевыми играми.

 

Конвент — не просто игра

С первых же дней работы на «Зилантконе» мои представления о конвенте стали меняться. Поразила слаженная организация огромного по масштабам и самодеятельного по сути мероприятия, на которое съезжаются теперь от полутора до двух с половиной тысяч человек. На входе строгая охрана, на каждом участнике бейджик с фотографией и личным номером, мероприятия проходят точно до определённого, оговоренного с администрацией времени.

Участники конвента, особенно технические работники, проявили массовую компьютерную грамотность ещё в ту пору, когда компьютеры не стали так же обычны дома, как стиральная машина или телевизор. Но вот звуковая аппаратура не всегда бывала на высоте: использовали то, что привозили с собой из Москвы. Ролевики — люди не богатые, конвент вообще держится на волонтёрах и энтузиастах, а потому и ноутбуки использовали не самых последних моделей, проектор на киноконкурс приносил Макс Сёмкин. Ведь в рамках конвента проходил конкурс самодеятельных фильмов! Пришлось помочь с аппаратурой и привезти свою элитную акустику.

Тогда же у меня изменилось и отношение к балам, танцам и костюмам. Перед празднествами проходили мастер-классы по танцам, устраивались конкурсы костюмов, а сами балы блистали великолепием. И дело даже не в изысканности костюмов, а в том, что часто они гораздо больше подходят их хозяевам, чем те, что носятся в обычной жизни.

На «Зилантконе» проводятся соревнования и турниры с применением безопасного, но, тем не менее, холодного оружия, а также по стрельбе из лука и арбалета, фехтованию и другим боевым искусствам. Заведует этим направлением Балин. Естественно, никуда не пропал и клуб любителей фантастики: идут литературные диспуты, вручаются премии Зиланта, каждый раз объявляются конкурсы на короткий рассказ. Это всё на отдельной площадке. Андрей Ермолаев, естественно, всегда во всём участвует. Есть и совсем тихие игры, типа настольных, у которых, к моему удивлению, тоже масса поклонников. И даже работают библиотека и, более того, детская комната! Огромный Дворец культуры имени Ленина в эти дни гудит как улей!

В это время он такой, каким его и задумывали когда-то создатели подобных учреждений досуга! Они мечтали, чтобы во дворцах культуры кипела жизнь, а не устраивались ярмарки и магазины одежды и обуви! Однажды «Зиланткон» проходил в совершенно мёрзлом здании: что-то там не согласовали с отоплением, струны у менестрелей покрывались, можно сказать, инеем, но конвент продолжался. Просто все ходили весьма тепло одетыми. А было начало ноября, и устанавливался постоянный снежный покров. Героизм, можно сказать!

Я много чего видел, и мне есть с чем сравнивать. Например, с бардовскими фестивалями, в том числе с Грушинским. Конкурс менестрелей отдалённо напоминает конкурс авторов-исполнителей с «раздачей слонов». Однако на конвенте, помимо просто конкурса, придумали ещё театрализованный «Турнир на песнях». Каждый раз предлагается оригинальный сказочно-фантастический сюжет, блещущий юмором, с участием артистов самодеятельных театров, а поединки проходят между финалистами конкурса и мэтра­ми-менестрелями.

 

Чем горжусь

Из известных в разные годы у нас выступали ещё Юлия Зиганшина, Александр Лаврентьев, ансамбль «Оберег», а из других городов — Хелависа, Михаил Щербаков, Сергей Калугин, Ольга Арефьева, ансамбль «Птица Тылобурдо», Александр Щербина, Олег Медведев, Анна Ширяева и многие другие. Однажды выходили на сцену чередой лауреаты Грушинского фестиваля во главе с харизматичным Сергеем Калугиным.

Но огромное отличие «Зиланткона» от большинства бард‑фес­тивалей в том, что нет привычного разделения: организаторы-мэтры, зрители и техническая группа — все могут быть участниками или волонтёрами, то есть спеть в менестрельнике, поучаствовать в турнире, быть слушателем на концерте, помочь в его обеспечении в качестве волонтёра. К примеру, не сам же я таскаю свою аппаратуру. И ведь никакой комитет по борьбе с молодёжью за государственные деньги во всём этом процессе не участвует и не мешает. Вот что ценно, хотя и заставляет задуматься, зачем он такой нужен…

Важное место в концертно-зрелищной программе «Зиланткона» занимают театральные постановки. Есть совсем специфичные, такие, скажем, как мюзикл о жизни в древней Японии, но тоже имеющие своих зрителей и поклонников. Многие более близки по духу и тематике большинству поклонников фантастики. Не один раз видел на сцене «Финрод-зонг», однако наш казанский молодёжный театр «Лориэн» под руководством Елены Созник показывал очень профессионально поставленную версию. Просто горжусь этим!

Были у этого театра несколько мюзиклов и корифеев ролевого движения Лоры Бочаровой и Лины Воробьёвой, не только «Финрод-зонг», но и «Жанна д’Арк», а также других известных и не очень авторов, и даже «Иисус — суперстар».

Возвращаясь к началу статьи, повторюсь, что подготовка к фес­тивалю ролевого движения не видна большинству казанцев, она заявляет о себе только в ноябре: конвент похож на праздничный салют посреди тихого вечера, который вдруг объявляет жителям города, что у кого-то сегодня радость и важное событие. Прилетает «Зиланткон», и тогда…

Но этого не описать словами, это надо видеть своими глазами!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: