0°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    358
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Россия — страна басов

Журнал "Казань", № 2, 2012

Ф. И. Шаляпин - лицо символическое.

Такие люди, каков он, являются для того,

чтобы напомнить всем нам: вот как силён,

красив, талантлив русский народ.

А. М. Горький

Бас Алексея Тихомирова звучит на пяти континентах

Известный молодой бас из Казани Алексей Тихомиров, уже давно названный в прессе «новым казанским Шаляпиным», дважды выпускник Казанской консерватории (по классу доцента Л. А. Дразниной, 2003 и по классу профессора Ю. В. Борисенко, 2006), победитель Первого Международного конкурса имени Галины Вишневской (2006), «Лучший молодой бас Татарстана» (2007), один из ведущих солистов театра «Геликон-опера» в Москве - давний друг журнала «Казань». Студентом Алексей непременно выступал на новогодних редакционных праздниках, и мы с удовольствием наблюдали, как год от года крепнет его бархатный широкий бас, растет мастерство, расправляются плечи. «Бас должен созреть»,- многозначительно кивали казанские знатоки, радуясь чудесной скорости этого процесса, а журнал отмечал его вехи на своих страницах.

Алексей Тихомиров давно живёт в Москве, солирует в ведущих театрах мира, с восторгом принят в Европе, Азии, Америке, Африке, Австралии, но Казань остаётся его родным и любимым городом. Тут родители, учителя, друзья детства, обожаемая Волга. Накануне отъезда в Берлин для работы над постановкой в Комише опере Алексей рассказал нашим читателям о своей работе за два минувших года.

- Алексей! Два года мы не встречались на страницах «Казани». Что это были за годы для тебя?

- Было много новых постановок и проектов по всему миру. Но главный мой успех и событие минувшего года - рождение в марте сына Тимофея!

- Долго мы ждали вашего первенца! И наконец - твоя абсолютная копия! Скорее бы запел. Кстати, он еще не поёт?

- Поёт, и очень громко! Но чисто…

- Нравится быть папой?

- Не то слово! Я же мечтал о сыне! Очень! В сентябре 2010 года в Австралии в Квинслендской королевской опере Брисбена, в зале на три с половиной тысячи мест, я пел партию Рамфиса в «Аиде». Каждый день после спектакля общались с женой по скайпу. И вот она сообщает, что была на УЗИ, и у нас будет мальчик. Что со мной случилось! Я, как гигантский австралийский кенгуру, начал прыгать от счастья по своему номеру-студии в отеле и кричать: «Боже, спасибо!!! Спасибо!!!».

- Потолок и пол выдержали твои басище и прыжки двухметрового баскетболиста?

- Думаю, был небольшой переполох. На эти крики прибежали жившие на трёх ближайших этажах в отеле мои партнёры по «Аиде», почти все персонажи. Они узнали мой голос и страшно испугались. Первым прибежал Царь Египта, австралийский бас Джеймс Клейтон, мой очень хороший приятель. Он с ужасом стоял в дверях комнаты, не понимая, что я ору, и почему прыгаю. Решил, что я себе что-то прищемил или обварил, или ещё что-то хуже, потому что так реветь в Австралии может только раненое кенгуру. Но, посмотрев на моё счастливое лицо, Джеймс потребовал объяснений. Не переставая прыгать, я стал кричать по-английски! В дверях уже стояли остальные артисты. Через несколько минут все мы сидели за столом, я принимал поздравления!

- Австралия хорошо тебя принимала?

- Очень! Постановка «Аиды» в Брисбене была на редкость удачной по голосам и удивительно красочной по сценографии.
После премьеры ведущие русской радиоволны в Австралии пригласили меня на интервью в прямом эфире. В Австралии «Радио тон» слушает очень много русских. Я был этим потрясён!

- О чем была беседа?

- Обо всём. Десятки разных вопросов. Многие не бывали на Родине со времён СССР. Неожиданным было то, что русские австралийцы меня знают. Один из последних вопросов это показал. Спросили об исполнении Бориса Годунова в Валлонской королевской опере (Льеж, Бельгия). За два месяца до Австралии я там пел и самого Бориса, и Пимена, когда Бориса пел Руджеро Раймонди, известнейший итальянский бас.

- В 2009 году ты дебютировал как солист, избранный великим Риккардо Мути. Наш журнал писал тогда о семи триумфальных премьерных спектаклях в Римской опере, где ты исполнил роль Агамемнона в опере «Ифигения в Авлиде». Твоё творческое содружество с Мути продолжается?

- Да! После Римской оперы я спел с великим маэстро и оркестром Венской филармонии в «золотом зале Европы» Мюзикферайн басовые партии в «Стабет Матер» Россини и в «Месса Солене» Керубини. В мюнхенском Геркулес-зале с Баварским филармоническим оркестром спел моцартовскую «Месса Солене». Позже под управлением Риккардо Мути исполнил на главном оперном фестивале планеты на родине Моцарта в Зальцбурге в огромном Фестивальшпильхаусе партию Озирида в опере «Моисей и фараон» Дж. Россини. Мой герой, верховный жрец Озирид, был наделён гримом с лысой головой, котурнами по двадцать сантиметров на ногах. Стоя на подставке на колёсах метровой высоты, я разъезжал по наклонной сцене. Самым трудным было не забыть, что я не птица, и не улететь в оркестровую яму. Была огромная пресса.

- Новации Мути великолепны, это мир признал. Что-то традиционное ты продолжаешь петь?

- Да. В Лионской национальной опере исполнил партию старого цыгана в «Алеко» Рахманинова. Это была классическая концертная постановка Михаила Плетнёва. Маэстро не терпит современных оперных интерпретаций режиссёров нового поколения. После этого я ещё не раз возвращался в Лион. Пел в операх Чайковского «Мазепа», «Евгений Онегин», «Пиковая дама». Потом в «Луизе Миллер» Дж. Верди исполнил партию злодея Вурма. Дирижировал известный японский маэстро Оно Казуши. Очень интересная постановка. Режиссёр сделал из моего персонажа этакого Мефистофеля с накладной лысиной и усами. Опера прошла с большими аншлагами, моего Вурма хорошо отметила французская критика.

- Ты много гастролируешь по миру. Побывал на всех континентах?

- Да. Во многих местах выступал не один раз. Летом 2010 года с женой были в полюбившемся ещё с гастролей с «Геликон-оперой» в 2004 году курортном испанском Сантандере. В двухтысячном зале на оперном Сантандерском фестивале я пел Пимена в «Борисе Годунове» и исполнял реквием Верди. А потом с наслаждением рыбачил в Бискайском заливе, и, как и в Лионе, весь улов фотографировал и тут же отпускал обратно в воду. Я же волжский заядлый рыбак!

Летом 2011 года был приглашён на постановку Бориса Годунова в Чили. В этой стране по-настоящему ценят и знают оперу! Сцена Оперного театра Сантьяго, где мне предстояло работать, освящена моими кумирами. Пласидо Доминго - я виделся с ним в Москве. После спектакля в Центре оперного пения Галины Вишневской, куда Пласидо специально приехал, солисты устроили для него небольшой концерт. Я пел арию Филиппа, и маэстро на моих нотах захотел написать свои пожелания. Тогда я имел честь провозгласить великому певцу «Многая лета», и весь театр подхватил знаменитый распев!

С Лео Нуччи я в 2006 году в Бусетто, в Италии, спел Спарафучиле в «Риголетто» Дж. Верди. Пел в Сантьяго и Паваротти. Но, главное для меня, эта сцена помнит самого Шаляпина! Кстати, театр и его сцена почти не изменились с тех пор. Слава Богу, их никто не убил реставрацией. По следам Фёдора Ивановича я открыл для себя эту страну с её благодарной публикой и замечательным Оперным театром. В скором времени буду петь там Командора в «Дон-Жуане» Моцарта.

- В Россию заглядываешь?

- Стараюсь почаще бывать дома, сынишка растёт, и невозможно оторваться от него на большой срок. Боюсь пропустить момент, когда он встанет на ножки и сделает первые шаги. Поэтому есть возможность принимать приглашения на съёмки телепрограмм «Романтика романса» на телеканале «Культура». Записался в новогоднем концерте с Владимиром Спиваковым. Неоднократно участвовал как приглашённый гость в телешоу «Большая опера».

С удовольствием участвовал в телевизионной версии юбилейного концерта Александры Пахмутовой. Она для этого случая написала с Николаем Добронравовым программное произведение «Монолог Петра Великого». Я в это время пел в Амстердаме Командора в «Дон Жуане» Моцарта. Позвонили из Москвы с канала «Культура», сказали, что Александра Николаевна приглашает меня на свой юбилейный концерт исполнить «Монолог Петра Великого». Я с великой радостью согласился, получил по электронной почте музыкальный материал и сразу его выучил. Прилетел на репетицию в Москву. Немножко волновался, пока с шефом-редактором телеканала и режиссёром концерта ехал домой к Пахмутовой и Добронравову. На пороге меня встретили добрые, простые люди. В объявшей трогательной человеческой чистоте сразу забылось всё о великих именах, орденах, званиях. Я почувствовал необычайное тепло,- такое теперь редко кто из великих дарит с первого взгляда.

После долгих разговоров, расспросов обо мне и чаепития мы приступили
к работе над монологом Петра. Александра Николаевна села за концертный рояль, за которым родилась знаменитая советская эстрадная классика, и, начав играть вступление, вдруг разволновалась, никак не могла доиграть виртуозный пассаж для медной группы оркестра. После пятого или шестого дубля Николай Николаевич пошутил: «Сашенька, скажи нам, пожалуйста, это точно твоя музыка?». Все рассмеялись, и вступление было сыграно безукоризненно. Когда я запел без нот, Пахмутова перестала играть и с удивлением спросила: «Как, Алёша, вы уже поёте это наизусть? Такое с исполнителями было у меня лишь однажды…» С тех пор мы продолжаем творческое сотрудничество, перезваниваемся, поздравляем друг друга с успехами и праздниками. Для меня работа с Александрой Николаевной - и большая честь, и великая школа.

В России и за рубежом гастролирую и работаю с российскими дирижёрами В. Федосеевым, М. Плетнёвым, В. Спиваковым, В. Юровским, Д. Юровским, В. Понькиным, Г. Дмитряком, Б. Тевлиным, Н. Некрасовым.

- А театральные премьеры в России были у тебя в минувшем году?

- Да, в Большом театре. Там исполняю три партии. В 2010 году на новой сцене, пока основная была на реконструкции, дебютировал в партии волшебника Зарастро в «Волшебной флейте» Моцарта. Недавно на открытии исторической сцены Большого театра России исполнил Руслана в «Руслане и Людмиле» Глинки в постановке Дмитрия Чернякова.

Сразу за этой премьерой на основной сцене Большого театра спел Пимена в опере Мусоргского «Борис Годунов» в восстановленной постановке 1948 года режиссёра Леонида Баратова и художника Фёдора Федоровского. В таком спектакле участвовать - счастье для певца. Декорации - реальная эпоха 1598 года, просто перемещаешься в то время. Думаю, в опере это главное,- достоверность исторического времени. Помню, мальчишкой слушал «Царскую невесту» в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля. Это был для меня шок, потрясение! Сознание унеслось в ту эпоху... Вот чего недостаёт мне в современных оперных постановках.

- В твоем любимом Центре оперного пения Галины Вишневской удаётся поработать?

- Этот центр - моя певческая Родина! Ещё студентом Казанской консерватории за два года стажировки у Вишневской я успел исполнить на учебной сцене десяток главных оперных басовых партий: Король Рене, Гремин, Собакин, Малюта, Руслан, Мефистофель (Гуно), Спарафучиле, Монтероне. В ноябре 2011 года с новой премьерной постановкой «Бориса Годунова» Галина Вишневская праздновала своё 85-летие сначала в Москве, а затем в Санкт-Петербурге. Я пел Бориса. Мне очень приятно, что работу над Борисом с Галиной Павловной услышали не только за рубежом, но теперь и на московской сцене Центра оперного пения. Замечательный художник постановки Валерий Левенталь сузил сценическое пространство, выдвинул его в зал, придав камерность спектаклю, приблизил актёров к зрителям. Так я смог сыграть Бориса как в кино, крупным планом. Вспоминаю моего Бориса Годунова в десяти странах мира,- в оперных театрах Реджио Эмилия (2006, Италия), Масси-опера (2006, Франция), в Софийской национальной опере (2007, Болгария), в Национальной опере Тель-Авива (2008, Израиль), в Оперном театре Мишкольц (2009, Венгрия), в Валлонской льежской королевской опере (2010, Бельгия), в Оперном театре Сантандер (2010, Испания), в Муниципальном театре оперы и балета Сантьяго (2011, Чили). Для меня спектакль в Центре оперного пения Галины Вишневской (2011, Москва, Санкт-Петербург) выделяет камерная искренность, а не копия великих певцов старого времени. Борис в новой постановке Вишневской лишён вампучных штампов и наделён самым важным - сдержанным душевным покаянием.

- Каковы ближайшие планы?

- Пройтись с Тимошей за ручку!

- А по работе?

- Борис в «Борисе Годунове» - Екатеринбургский театр оперы и балета. Эремит - «Вольный стрелок» в Комише опере в Берлине. Реквием Верди во Франции, в Опере Монпелье, дирижировать будет Риккардо Мути. Командор в «Дон Жуане» в Театре оперы и балета Сантьяго (Чили). Это в нынешнем году. В следующем году - Командор в «Дон Жуане» в Тулузской опере, Франция, и в 2013-2014 годах - Водник в «Русалке» Дворжака в Театре женевской оперы (Швейцария).

- Всё это очень приятно! Просто великолепно! Особенно для тех, кто помнит тебя долговязым улыбчивым казанским мальчишкой. Но слушать тебя с экрана телевизора - не лучшее удовольствие для казанских ценителей оперы. Шаляпин находил время приезжать в Казань и петь тут!

- Жаль, но я ни разу не выступал в оперных спектаклях в родной Казани. Хотя в концертах в оперном театре имени Мусы Джалиля дважды участвовал.

- Значит, казанским театралам есть о чём мечтать.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: