+5°C
USD 77,55 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    635
    0
    0
Реклама
Архив новостей

"Скверное" дело Октябрьского городка

 
 
Журнал "Казань", № 3, 2015
 
А когда забелеют седины,
Вспомним этот прощальный парад…
Из гимна артиллеристов
 
У выпускников артиллерийского училища есть замечательная традиция. Ежегодно они встречаются в Октябрьском городке, где сейчас застряли в межвременье останки прежних корпусов родного учебного заведения, носившего когда‑то гордое название Казанского высшего военного командно‑инженерного училища ракетных войск имени маршала артиллерии Михаила Николаевича Чистякова. Обязательные явки, сопровождающиеся бурными воспоминаниями, традиционно выпадают на День ракетных войск и артиллерии (19 ноября), День защитника Оте­че­ства (23 февраля) и последнюю «выпускную» субботу июня. Ритуал фотографирования на фоне знаменитых пушек и посиделки у фонтана перед офицерской столовой с годами стали носить уже некий сакральный характер.
 
К сожалению, всего этого выходцы из «артухи» (народн.) лишились в одночасье, потому что новый собственник территории Октябрьского городка компания «Унистрой» планирует построить на этом месте высотный жилой комплекс с инфраструктурой, где не остаётся места островкам памяти бывших хозяев.
 
Наши деды — славные победы
Прославленное военно‑учебное заведение, десятилетиями готовившее лучших в стране артиллеристов, было предательски уничтожено в продажный период сердюковщины. В истории российской армии деятельность министра обороны, устроившего масштабную распродажу нажитого кровью и потом не одного поколения имущества, ещё получит свою объективную оценку. А пока восемьдесят процентов построек училища уже превратились в руины, а оставшиеся двадцать ещё хранят память его героической истории.
 
Строительство Арских казарм началось в 1903 году. После революции они были переименованы в Октябрьский городок. Согласно документу Российского государственного военного архива, между Гражданской и Второй мировой вой­нами в Октябрьском городке дислоцировались Татарский стрелковый и артиллерийский полки 1‑й Казанской стрелковой дивизии имени ЦИК ТАССР.
 
С 1933 по 1937 год здесь проходил военную подготовку и мой дедушка со стороны мамы Григорий Алексеевич Харитонов. В семье бережно хранят его военный билет, одну‑единственную уцелевшую фотографию, на которой зафиксирован момент учебного занятия, и истлевший от времени клочок бумаги с благодарностью по приказу Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Сталина от 7 мая 1945 года № 364 за овладение городом и крепостью Бреславль (Бреслау). Благодарность подписана командиром 334‑го отдельного пулемётно‑артиллерийского батальона гвардии капитаном Москаленко. Ещё от войны у деда остались медали и инвалидность после ранения в грудь. В последние годы жизни, а скончался дед на шестьдесят шестом году, он любил прогуливаться по чистым ухоженным дорожкам Октябрьского городка, вспоминая безвозвратно ушедшую молодость.
 
«Ратная доблесть и мужество многих наших земляков‑артиллеристов были отмечены за годы войны заслуженными наградами Родины - орденами и медалями,— сообщает кандидат исторических наук полковник запаса Евгений Панов в своём пособии «Казанское артиллерийское». Мы узнаём, что сорок восемь из них стали Героями Советского Союза, а семь — кавалерами трёх орденов Славы. Среди них уроженцы Казани, герои‑артиллеристы Александр Васильевич Кирсанов, Борис Кириллович Кузнецов, Дмитрий Евгеньевич Строганов, Павел Григорьевич Фролов, Николай Григорьевич Чунтонов и другие отважные воины.
 
На самой же территории Октябрьского городка в годы войны располагался авиа­гарнизон Поволжья, с весны 1947 года сюда передислоцировали Челябинское авиационное техническое училище Военно‑воздушных сил Красной Армии. В октябре того же года оно было переименовано в Казанское военное авиационное техническое училище дальней авиации.
 
«Казанским артиллерийским» училище стало с 1959 года. С того времени название неоднократно изменялось. Из стен училища вышли двадцать пять тысяч офицеров, которые участвовали в освоении космоса, ликвидации последствий катастрофы Чернобыльской АЭС и других событиях, требовавших участия военных.
 
2011‑й год стал для училища роковым и последним. Тогда состоялся последний выпуск, и после этого его расформировали.
 
Дети разных народов
В конце семидесятых у ворот училища стали появляться молодые люди в необычных военных мундирах. Это были курсанты из восточноевропейских, азиатских и арабских стран. По воспоминаниям ветеранов училища, особенно щедро оплачивал подготовку военных спе­циа­листов на специальном факультете ливийский лидер Муаммар Каддафи, а самые скудные перечисления шли за подготовку вьетнамских спе­циа­листов. Говорят, денег Каддафи хватало не только на своих, но и на оплату обучения курсантов из Вьетнама.
 
Время перемен пока оставило нетронутым общежитие спецфака. Там и се­го­дня по удивительному совпадению проживают иностранные специалисты, правда, совсем иного профиля. Приезжие строители из Узбекистана и Таджикистана сейчас демонтируют «военное прошлое» нашей страны.
 
Зияющий провал былого величия
Для подполковника в отставке Олега Александровича Егорова артучилище стало чем‑то большим, нежели местом работы. Служению ратному делу он отдал более полувека сначала заместителем начальника отдела кадров училища, а затем ведущим психологом. Для него каждый камень здесь родной.
 
В старый Новый год встретился он с бывшими коллегами традиционно у фонтана, вернее, у того, что от него осталось, а затем, обнаружив зияющий провал в ограждении, сотоварищи проникли на территорию училища.
 
И… лучше б они этого не делали! Их взору предстали полуразрушенные корпуса с оторванными углами и упавшими крышами.
 
— Когда человек приходит на пожарище своё, что он чувствует? - задаёт мне риторический вопрос Олег Александрович. И с горечью отвечает на него: — Он чувствует беспросветную тоску, скорбь, отчаяние и собственную немощь от того, что не вернуть назад всё это.
 
Ветераны и выпускники училища мечтают только об одном: чтобы им оставили памятный сквер какой‑нибудь, где бы они по‑прежнему могли собираться и предаваться воспоминаниям.
 
— Хотя бы муляж пушки поставить,- говорит Егоров,- всегда сюда люди будут с душой приходить, чтобы прикоснуться к светлой памяти училища.
 
Военные люди реалисты. От собственников они хотят вполне осуществимого, чтобы те оставили на память ворота с пушками на постаментах, которые являются визитной карточкой училища, мемориальную доску, ну, и аллейку с фонтаном.
 
 
Сохранить нельзя сносить
Ах, как хочется вернуться,
Ах, как хочется ворваться в городок…
Из песни
 
Где в этой истории встанет запятая, пока неизвестно, а перспективка уже нарисовалась, и не сказать, что радужная. В январе Татарстанское региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры отправило петицию на имя президента Татарстана Рустама Минниханова в защиту комплекса Арских казарм.
 
В конце февраля из аппарата президента пришёл ответ: «В условиях крайней необходимости развития жилой зоны и строительства социальных объектов инфраструктуры по улице Ершова, территория Октябрьского городка передана на редевелопмент частной строительной компании в рамках действующего законодательства».
 
Увы, получается, что разрушение свидетельств истории училища проходит в рамках закона. Компания «Унистрой» ничего не нарушает, потому что приобрела тридцать семь гектаров земли без обременений.
 
Почему же так произошло? По какой причине здания Арских казарм постройки первого десятилетия прошлого века не вошли в перечень архитектурных памятников?
 
— Исполком вносил их в список ценных градоформирующих объектов,- сообщила на собрании защитников памятников помощник президента Республики Татарстан Олеся Балтусова,— однако этот список, как известно, не имел никакой охранной силы.
 
В ответе на петицию защитников памятников говорится также: «По результатам переговоров строительная компания, ведущая проектирование на территории указанного городка, приняла во внимание историческую и архитектурную ценности некоторых зданий городка. На се­го­дняшний день достигнута договорённость о сохранении фасадной части двух корпусов по первой линии в проекте развития территории».
 
Но что такое «сохранение фасадной части»? В новейшей истории Казани немало примеров, когда оставляли такие вот ценные фасады, а они потом случайно падали. Обидно будет, если и с Арскими казармами произойдёт нечто подобное.
 
— Хотелось бы, чтобы застройщик оставил хотя бы что‑то, может быть, в парковой зоне, но застройщик говорит, что ему это невыгодно,- добавила Олеся Балтусова во время встречи с защитниками памятников.
 
В отделе маркетинга «Унистроя» мне пояснили, что вопросы, касающиеся Октябрьского городка, они пока не комментируют, но добавили, что в проект застройки комплекса включён парк. Ничего более конкретного не сообщили.
 
Военные ветераны, выпускники училища и защитники памятников всё же надеются, что в знаменательный год 70‑летия Великой Победы компания «Унистрой» оставит им островок памяти с мемориальной доской и пушками знаменитой когда‑то и в нашей стране, и за рубежом кузнице офицерских кадров.
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: