0°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    357
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Слово, звук, дело

Журнал "Казань", № 2, 2015
28 января в нашем городе прошёл необычный концерт. Известные казанцы читали стихи под музыку оркестра. Не за гонорары. И даже не ради аплодисментов. В зале был полный аншлаг - люди пришли, чтобы поддержать строительство второй очереди татарстанского хосписа - Дома ангелов, в котором помогают неизлечимо больным детям. Помогают жить, после того, как уже умерла последняя надежда.
«Мне верить хочется, что этот чистый пламень, который в глубине её горит, всю боль свою один переболит и перетопит самый тяжкий камень… перетопит самый тяжкий камень… камень…» - уже совсем скоро прозвучит первый звонок, но богатырского вида чтец на сцене продолжает репетицию. Проверяет звук. Это ватерполист Ирек Зиннуров, который будет выступать с известным стихотворением Николая Заболоцкого о красоте. В фойе Большого концертного зала имени Сайдашева в это время собираются люди, работает благотворительная ярмарка, стоят стеклянные кубы. Каждому, кто бросает в них деньги, находящиеся рядом сотрудники Фонда имени Анжелы Вавиловой говорят спасибо. Хотя это ещё вопрос, кто кого должен благодарить. В рядах этой организации случайных людей нет. Почти все они се­го­дня, выражаясь строками врача и поэта Вероники Тушновой, «из горького горя счастье своё добывают». Председатель Фонда Владимир Вавилов организовал его, потеряв дочь Анжелу, главный бухгалтер Ольга Мишутина похоронила ко­гда‑то сына… Казалось бы, что может быть больнее? И как после этого найти в себе силы не просто жить дальше, но наполнять каждый день высоким и благородным смыслом?
Фонд существует с 2003 года, и ведёт огромную работу по помощи детям с онкологическими заболеваниями. Для того чтобы представить весь её масштаб, достаточно зайти на сайт www.angela‑vavilova.ru. Если до сих пор вам этого делать не приходилось - то обязательно сделайте. Там нет никаких пустых слов. Есть конкретика и много полезного - информация для доноров, реквизиты счетов и способы перечисления пожертвований, полные отчёты о поступивших и потраченных средствах. Особенно вас впечатлят размеры сумм, необходимых для лечения и поддержки тяжело больных детишек, приобретения им необходимого оборудования и лекарств - это, как правило, пяти‑шестизначные цифры. Посмотрите, не поленитесь.
С 2010 года одним из главных направлений работы Фонда Анжелы Вавиловой стало строительство первого в Татарстане детского хосписа, который открылся 2 июня 2014‑го. Сегодня на его стационарном бесплатном попечении - двадцать пациентов, а более шестидесяти обслуживает выездная амбулаторная служба. С 12 января нынешнего года она начала работу и с пациентами старше восемнадцати лет. Именно для них и строится вторая очередь хосписа. Уже готово само здание, проведена его наружная отделка.
- Вопрос о том, что нам необходимо продолжать работу, решился сразу, как только мы открылись,- рассказывает мне Владимир Владимирович.- Президент Татарстана выделил нам на это тридцать миллионов рублей. Но для того, чтобы довести дело до конца, требуется ещё столько же. Очень дорого стоят внутренняя отделка, оборудование, налаживание инфраструктуры. Хотим сделать купол над зимним садом, одно его остекление стоит два миллиона. Нам по‑прежнему нужна помощь благотворителей.
- А на какие средства была построена первая очередь?
- Начиналось всё как народная стройка - на добровольные пожертвования. Но был момент, когда работу пришлось притормозить - деньги заканчивались. Я написал письмо Рустаму Нургалиевичу Минниханову с просьбой нас поддержать. Он глубоко проникся и выделил пятьдесят миллионов рублей для завершения первой очереди строительства. Сам хоспис работает се­го­дня на основе государственно‑частного партнёрства. Половину финансирования даёт фонд социального страхования, половину - наш фонд. Проект здания для нас бесплатно разработали спе­циа­листы «Татинвестгражданпроекта». Но мы перед этим сделали для них подробное техническое задание. Это очень важно, чтобы хоспис был спроектирован именно как хоспис. Он подразумевает свою особую философию, свой уклад жизни.
- В России есть подобные хосписы?
- В 2007 году российский Минздрав разработал проект, согласно которому у нас должен быть один хоспис на пятьсот тысяч человек населения. Но пока дальше этого дело не пошло. Есть детский хоспис в Санкт‑Петербурге - его полностью финансирует государство, открывается определённое количество койко‑мест при отделениях больниц в других городах. А так, по большому счёту хосписов нет. В нашей стране не развита философия смерти. Мысли о ней мы, как правило, гоним прочь, а всерьёз задумываемся, только теряя кого‑то из близких. Но ведь даже у Кощея Бессмертного смерть было на конце иголочки! Когда человек уходит вследствие тяжёлой болезни, испытывая страдания - это страшно. Но часто приходится слышать: а для чего вообще собирать деньги на помощь тем детям, которые уже обречены? Давайте помогать тем, кого можно спасти. Но это неправильно. Если ребёнка нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь.
- Как вы решаете вопрос кадров, какие спе­циа­листы нужны в хосписе в первую очередь?
- Кадровый вопрос в хосписах стоит на первом месте. Очень нужны спе­циа­листы по паллиативному делу - лечению не с целью вылечить, а с целью облегчить страдания безнадёжного больного, находящегося в терминальной, то есть в последней, стадии тяжёлого заболевания. В России в этом направлении пока делаются только первые шаги, стали открываться кафедры для подготовки таких врачей. Это очень трудное дело. Это - подвиг. Когда врач ведёт больного, привыкает к нему, а он неизбежно умирает - это всегда оставляет шрам на сердце. От этого идёт большое внутреннее выгорание. Врач ведь учился для того, чтобы лечить, вы‑лечить…
- В программу работы с пациентами у вас входит также их религиозная и духовная поддержка…
- Да, у нас есть специальная молельная комната. К нам приходят и мулла, и православный священник. У нас и причащаются, и крестятся. За больных молятся их родные и близкие, которые до самого конца находятся рядом, сёстры милосердия у нас трудятся - и из мусульманской, и из христианской общин.
- Как появилась идея провести се­го­дняшний концерт?
- А мы с этого и начинали. И именно с Рустемом Абязовым. Ещё в 2003 году, только начав свою работу, наш фонд обратился к нему с просьбой провести благотворительный концерт в помощь онкобольным детям. Маэстро тогда сразу откликнулся. Потом наш фонд проводил такие акции и с Александром Сладковским, у нас читали сказки Чулпан Хаматова и Ильсур Раисович Метшин.
Осенью мы как‑то опять случайно встретились с Рустемом Абязовым и договорились снова провести концерт. Подумали: пусть звучат стихи, всё‑таки - Год литературы будет. Решили пригласить известных казанцев - Эльмиру Калимуллину, Илью Славутского, ведущую Анастасию, Равиля Шарафиева, Ирека Зиннурова - с ним мы в Общественной палате работаем. Никого уговаривать не пришлось. Спасибо им! По‑моему, замечательный концерт получился. Такие акции помогают не только деньги собирать, но и привлечь внимание людей к существующей проблеме.
- Для вас Год литературы начался вдвойне символично: недавно вы стали лауреатом премии «Своя колея» имени Владимира Высоцкого, нашего любимого поэта и барда. От души хочется вас с этим поздравить!
- Да, я сам был на седьмом небе от счастья! Смотришь, бывает, награждения в Кремле - веет прохладой. А от этой премии ощущение, как от истинно народной! Примерно за год до этого мне позвонили из Москвы, попросили прислать документы - там у них комиссия очень долго достойных отбирает. Всего троим ведь дают! И вручение проходило очень душевно - в театре «Современник», там нас встречали его артисты, импровизировали, пели песни Высоцкого под гитару. А когда я уже стал лауреатом, то Никита Высоцкий мне предложил: «Владимир Владимирович, хотим включить вас в состав нашего жюри…». Я, конечно, дал согласие.
- Спасибо вам от всей души!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: