+2°C
USD 76,44 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    377
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Строить не ломать

Журнал "Казань", № 1, 2012

Вернутся ли в Казань шедевры старины?

После дебютного доклада Олеси Балтусовой в качестве помощника Президента Республики Татарстан на совещании по вопросам сохранения и воссоздания объектов культурного наследия глава республики Рустам Минниханов решительно заявил: Казани необходимо вернуть самое значительное из утраченной деревянной архитектуры.

Чем обернётся благое начинание в преддверии студенческих игр для города, пережившего Тысячелетие? Совместимы ли воистину великие спортивные амбиции руководства Татарстана с реальной заботой о возрождении памятников? Не ждёт ли Казань очередное обострение «потёмкинского синдрома»? - вот вопросы, неизбежно возникающие у горожан, неоднократно становившихся негодующими свидетелями печальных событий утраты своей истории. Конечный ответ на эти вопросы даст только жизнь, а сейчас чиновники и ответственные за сохранение наследия лица проявляют готовность обсуждать положение дел с общественностью. В частности, они рассказали о планах сохранения и развития исторического центра Казани.


Светлана Персова
Заместитель министра культуры
Республики Татарстан


«Объекты Казани - приоритет программы «Мирас»

Намечен список деревянных домов, которые необходимо отреставрировать. Для части из них уже определены инвесторы, для других домов, которые находятся в муниципальной собственности, город будет искать инвесторов и передавать им эти дома с обязательным условием реставрации. Очень важное решение принято в отношении тех участков, где деревянные строения, в том числе и объекты культурного наследия, были утрачены. Там планируется воссоздание исторической застройки. Это прежде всего район Старо-Татарской слободы, как потенциально привлекательный для туристов, а также целый ряд домов в других районах, представляющих архитектурный интерес. На улице Каюма Насыри планируется восстановить дома Муллина и Марджани, на улице Парижской Коммуны - дом Бегаева, на Юнусовской площади - дом Бахтеева, на улице Гладилова - деревянный дом магазина Алафузовых.

В ближайшее время предстоит принять республиканскую программу «Мирас» («Наследие»), над проектом которой мы работаем. Программа финансируется из бюджета Татарстана и помимо реставрации предусматривает популяризацию объектов культурного наследия, разработку проектной документации. Решено, что приоритетным направлением восстановления памятников по этой программе на 2012-2013 годы будут объекты Казани, а с 2014 года эти приоритеты сместятся в районы. В Казани по программе «Мирас» в ближайшее время будут восстановлены главный дом усадьбы Боратынских, здание Музея Горького, музей-усадьба Толстого на улице Япеева, начнутся работы по восстановлению дома Михляева.

Татьяна Прокофьева
Главный архитектор Казани

«Мы оказались в градостроительном вакууме»

Сегодня город и республика ведут большую работу над тем, чтобы установить чёткие правила игры для застройщиков в исторической части Казани. Историческую среду нужно восстановить, и новая застройка не должна нарушать ауры, духа исторической части города.
Однако возникла непростая ситуация: устарела юридическая база, и мы оказались в своеобразном «градостроительном вакууме». Центр города не имеет градостроительной документации, которой можно было бы руководствоваться. Хотелось бы восстановить и уникальную планировочную структуру города Казани, но эта работа должна вестись в рамках и проекта зон охраны, и проекта детальной планировки, и ряда других нормативов.

Проект зон охраны Казани разработан и проходит согласования на федеральном и республиканском уровнях, обсуждается архитектурной общественностью и Татарстанским отделением общества охраны памятников. С учётом замечаний ведётся работа и по границам зон охраны, и по Старо-Татарской слободе, и по отдельным памятникам, и по регламенту застройки.

В Старо-Татарской слободе проще всего восстановить утраченное по старым фотографиям или сохранившимся аналогам. Но таким образом удастся воссоздать лишь оболочку, жизнь здесь не сможет развиваться вне складывавшихся веками и ныне утраченных экономической и социальной функций того, что мы восстановим. К сожалению, единой концепции, в которой эти стороны были бы продуманы - с точки зрения инженерных сетей, социальной инфраструктуры, транспортной доступности - пока нет. Но мы намерены разработать проект планировки центра города, и Старо-Татарская слобода станет неотъемлемой частью этого проекта. В соответствии с законодательством он будет создаваться проектной группой на основе конкурсного отбора.

Руслан Шакиров
Заместитель председателя исполкома Казани
по вопросам подготовки и проведения Универсиады-2013


«Определяем правила игры»

В третьем квартале 2011 года было приостановлено строительство ста двадцати одного объекта в центральной части Казани, на которых были выявлены нарушения правил застройки. От застройщиков потребовали придерживаться норм, чтобы способствовать сохранению исторической среды города. Для контроля над этим распоряжением Кабинета министров республики была создана межведомственная рабочая группа. Сегодня семьдесят из ста двадцати одного рассмотренного объекта не имеют ограничений по застройке, на сорока пяти предложено понизить этажность, шесть объектов по различным причинам, в основном связанным с изменением намерений самих застройщиков, были сняты с рассмотрения. Кроме того, рабочая группа рассмотрела ещё шесть объектов. В дальнейшем любое строительство в центральной части города будет начинаться только после согласования с созданной нами группой, заседания которой решено проводить регулярно. Работа будет носить открытый публичный характер, о результатах мы готовы информировать заинтересованную общественность.

Итак, первое, чего нам удалось достичь - мы определили общие правила игры для всех застройщиков в исторической части города, и второе - создали атмосферу нетерпимости к разрушению исторического облика Казани.

Итак, компромисс или двойные стандарты?

Несмотря на оптимистичные выводы замглавы исполкома, остаётся, однако, немало сомнений в том, что в центре Казани всё делается в интересах горожан. Ведь как то, общаясь с журналистами, он также чётко высказался в том смысле, что городская среда не может быть однородной, а музеефикация центра крайне нежелательна, потому как способна «убить бизнес». Примером же удачного вписывания в ландшафт центра Руслан Шакиров назвал высотку комплекса «Кловер Плаза», возводимую на территории бывшей фабрики «Заря» чешскими инвесторами.

Своё мнение по этому поводу специально для журнала «Казань» высказала Олеся Балтусова. Она ответила и на ряд других вопросов.

- Олеся, я поняла, что вы не во всём разделяете стратегию развития центра Казани. Что по прежнему вызывает вашу непримиримую реакцию?

- Я категорически не приемлю интенсивную застройку центра, но не только потому, что центр составляет всего три процента общей площади города и я хотела бы выгнать отсюда всех строителей поганой метлой в другие районы. А скорее потому, что в первую очередь надо разобраться: каким мы хотим видеть город лет через пятьдесят? Хотим ли мы, чтобы пробки у нас стали такими же, как в Москве, чтобы мы задыхались, гуляя в туннеле между высотками по узеньким тротуарам? Тогда давайте втыкать здания на Курашова, Айвазовского, Галактионова и им подобным улицам с уникальным ландшафтом. Можно продолжать уничтожать пространство, а можно - помочь ему развиваться. Не новые высотки возводить, а парки,- ну, или парковки. Я не градостроитель, я только учусь, но мне хорошо видно, как невыносимо неправильно развивают город те, кто за него в ответе. Когда чиновники заявляют о том, что центр необходимо застраивать, хочется их спросить - давно ли вы ходили по нему пешком? Приходилось ли им прорываться к Дворцу имени Алиша или стадиону «Динамо» после сильного ливня или зимой, по грязной снежной каше? А скоро там появится новая гостиница, у которой будет толкаться транспорт. Приходилось ли подолгу ждать возможности подъехать к парковке под «Кольцом» или к гранд-отелю «Казань»? Везти детскую коляску по этим тротуарам? А инвалидную? Иные чиновники думают, что, построив новую высотку на месте фабрики «Заря», решат проблему. Проблема только увеличится! По уму, эти территории надо выкупать у собственников и благоустраивать в интересах жителей и туристов.

- Для чего, по вашему мнению, стоит освещать положительные примеры спасения памятников? И о каких конкретно памятниках деревянного зодчества шла речь в вашем докладе, после которого было принято решение реставрировать и восстанавливать утраченную архитектуру?

- Хотелось бы привести в пример всех сознательных собственников земли в центре, причём поимённо, и попросить коллег-журналистов в этом помочь: ведь мало кому известно, что, кроме дома Кекина, были отреставрированы или реконструированы и другие дома в центре. Положительные примеры есть, но их очень мало. Взять дом на Горького, 4 - обычный объект исторической среды, не памятник. Или Петрушкин двор, который также был реконструирован в историческом виде собственником по его воле. А мог бы забацать там мегамолл в стекле и бетоне! То же на Астрономической, 10, Карла Маркса, 35, Московской, 42. Уникальный пример - деревянный дом на Шмидта, где собственники отказались от программы ветхости, по своей инициативе заключили охранное обязательство, зарегистрировали дом как объект культурного наследия, установили на свои средства мемориальную табличку. Спасён дом Лихачёва на Муштари, сейчас там ресторан. Можно каждый пример воспевать и ставить другим в пример и в назидание.

Моя уверенность в том, что старина имеет ценность - результат кропотливого изучения ткани истории. Проникнув в неё, я поняла, что человек несёт в себе разрушение и созидание одновременно. Выбор всегда за собственником. Купить старый особняк начала позапрошлого века и, перестроив в нём все внутренности, сдавать задорого как апартаменты для вип-туристов - или снести его к чертям и построить на земле в центре дешёвый торговый центр с мгновенной прибылью. Выбор за хозяином, а он не всегда осознаёт, чем владеет. Ему надо прививать вкус, разъяснять, и методы могут быть разные.

На совещании 20 декабря мы говорили о тридцати пяти утраченных и находящихся в опасности деревянных домах, среди них: дом Дружининой на улице Зои Космодемьянской, дом-магазин Алафузовых на Гладилова, дом Марджани на Каюма Насыри и многие другие. Шедевров Казань уже лишилась, но редкие уцелевшие казанские «деревяшки» мы ещё можем спасти и должны это сделать, потому что в них - наша особенность.

- Насколько реально, на ваш взгляд, выполнение тех задач, которое поставило руководство республики, в частности, по восстановлению деревянного зодчества?

- Реально, но только в том случае, если мы примем целую программу мер для этого. Некоторые из объектов деревянного зодчества надо поднимать после пожаров, другие - воссоздавать с нуля, а есть - рекомендуемые к реставрации. Для реставрации памятников необходимы экспертиза, проектные работы, сметная документация, предписания собственнику. Большую работу берёт на себя Министерство лесного хозяйства республики, однако без проектов оно не сможет сдвинуться с места, иначе у нас получится очередной новодел без своего лица. Так что Министерству культуры надо будет предложить план действий, с января начнём работать в этом направлении, вместе с историками, краеведами, обществом охраны памятников. Не всё так просто, как кажется.

- Опыт Тысячелетия показал, что не все планы, увы, реально воплотить. Могут ли горожане быть уверены, что универсиадские дедлайны не породят «потёмкинского синдрома»? Ведь к 2013 году запланировано закончить только работы над фасадами и кровлями - так, по крайней мере, говорил Руслан Шакиров о здании гостиницы «Казань».

- Это вопрос к градостроителям и инвесторам. Я, кстати, поступила на градостроительные курсы в Казанском архитектурно-строительном университете для общего ликбеза. Однако у нас такая путаница в законах и кодексах, зонах и негласных правилах, что не каждый архитектор с двумя высшими образованиями разберётся. Следить за работой над памятниками мы будем внимательно, проекты гостиницы «Казань» я видела, об Александровском пассаже знаю, что пришёл серьёзный инвестор из Питера с большим опытом работы по сохранению памятников, планируется гостиница.

- Как вы считаете, устроит ли общественность проект восстановления номеров «Булгар» со стеклянной надстройкой внутреннего двора- вариант, мягко говоря, очень «компромиссный»? И может ли общественность вообще влиять на принятие подобных решений?

- Общественность сможет влиять на принятие решений, если будет отслеживать публичные слушания и массово являться на них. А так - они проходят узким кругом заинтересованных людей, и решения принимаются соответствующие. Публичные слушания анонсируются в городских газетах, на сайте Управления архитектуры и градостроительства исполкома Казани.

О номерах «Булгар» знаю, что проектировщик предложил вариант со стеклом, скрадывающим лишние этажи, и понизил этажность дома внутри двора, но проект ещё не согласован. Хотелось бы, чтобы дворы оставались открытыми и позволяли городу «дышать», становясь зелёными зонами, не застраиваясь, а понижение этажности кажется мне полумерой.

- Насколько эффективно сегодня взаимодействие власти с общественными структурами, Татарстанским республиканским отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, в частности? Изменилось ли что то в связи с вашим назначением на должность помощника Президента Республики Татарстан?

- Изменились лишь полномочия и реальная возможность что то сделать. Наше общество охраны памятников недавно выиграло грант от «Лукойла» на проект воссоздания дома Сафы Бахтиева в Старо-Татарской слободе, для приспособления его к созданию музейного комплекса слободы. Фариде Забировой, замглавы татарстанского отделения общества, вручал грант сам Президент Татарстана, так что взаимодействие налаживается самое конструктивное. К тому же я являюсь членом совета общества и советуюсь по всем вопросам с другими его членами. Скоро мы совместно с Минкультуры доработаем и предложим правительству Стратегию сохранения наследия республики Татарстан, аналогичную московской и питерской.

В идеале мне бы хотелось более эффективного решения проблем, которые сейчас приходится решать в «ручном» режиме. Надо было обезопасить подземные переходы на Баумана - я добилась этого, но как долго пришлось добиваться!.. Необходим комплекс мер по благоустройству города, озеленению, с постоянным контролем и повышением величины штрафов за несоблюдение обязательств. Сейчас ситуация очень запутанная, вон, уже год прошёл, как снесли номера Банарцева и дом Потехина - никаких перемен. Даже о проекте воссоздания ничего не слышно.

- Ну и, напоследок, расскажите о задачах на ближайшее время.

- Весь год, как и 2013 й, мы будем заниматься программой «Мирас» («Наследие»), по которой была устная договорённость с Президентом Татарстана: первые два года программа будет ориентирована на Казань. Начнётся работа по возрождению Богородицкого монастыря, для чего также необходимо разрабатывать концепцию, собирать рабочую группу. Затем мы должны представить Президенту программу возрождения Адмиралтейской слободы, по которой вообще столько уже поступило идей, дух захватывает. Но двигаться будем поэтапно, ещё неизвестно, что конкретно удастся сделать с её непростой территорией, надо подойти бережно. А главное, прошу всех читателей, всех казанцев быть бдительнее, ходить на экскурсии в музеи и по городу, ездить по России и городам Татарстана, и помнить о том, что человек без прошлого не имеет будущего.

- Спасибо за открытый разговор, и - успехов!

За событиями следила Айсылу МИРХАНОВА


Проекты строительства и реконструкции зданий центральной части Казани

Мнение эксперта

Автор книги «Архитектура России.

Казань деревянная»

доктор философских наук профессор

Владимир Игнатьевич КУРАШОВ

В СМИ дана краткая репортажная информация о правительственных планах и решениях по сохранению деревянной архитектуры Казани. Думаю, лучше всего могут прокомментировать их непосредственные участники совещания.

К этому могу только добавить, что градоначальникам Казани и их помощникам я бы посоветовал видеть Казань не только глазами туристов, но и глазами постоянных обитателей города. Для удовлетворения туристического любопытства гостей нашего города достаточно и точечного сохранения историко-архитектурных памятников, а для постоянных жителей важна благоприятная среда обитания. В данном случае в противоположность интенсивной застройке исторических центров российских городов некими новыми «нечто» предпочтительнее тенденция сохранения исторических зон.

Что касается моей позиции, то она полностью выражена в текстовой части книги «Архитектура России. Казань деревянная». Воспроизведу здесь некоторые принципиальные идеи.

У каждого города есть своя история, без сохранения которой он не сможет существовать. Казань уже не будет Казанью, а Москва - Москвой, если в них будет уничтожена большая часть архитектурного наследия. Более того - если не сохранять в себе и вокруг себя прошлое, то изменятся и сами жители городов: казанцы уже не будут казанцами, а москвичи - москвичами по культурному духу.
Сказанное показывает сложность и, можно сказать, диалектичность проблемы развития современных городов, но ни в коем случае не оправдывает сокрушение их исторической части, порой доходящее до уровня примитивного вандализма. Многое можно реставрировать, восстанавливать и сохранять во времени, а точнее говоря - нужно.Сохранение историко-архитектурных ценностей, в частности, в России - сохранение деревянной архитектуры, имеет принципиальное значение для воспитания и поддержания чувства патриотизма и душевного комфорта у соотечественников, а также для повышения интереса к нашей стране иностранных туристов. Первый фактор имеет прямое отношение к национальной безопасности, последний - к сохранению достойного места России в мировой культуре.

В наше время в Казани и других городах России (например, Томск) сложились сходные ситуации. Силы, противостоящие сносу деревянных строений, представляющих историко- архитектурную ценность,- это прежде всего отдельные граждане или инициативные группы, радеющие за сохранение культурных ценностей Отечества. К сожалению, такие люди могут только написать яркое письмо или проникновенную статью в газету, иные способы действий им не по силам.

Хорошо, что Президент Республики Татарстан стал энергично поддерживать желание казанцев жить в городе с богатейшей историей, которая, конечно, должна восприниматься не только в музеях или через печатные издания, но и при прогулках по улицам Казани.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: