+13°C
USD 73,63 ₽
Реклама
Архив новостей

Свет и тепло от сердца

Мечтал ли он стать энергетиком? Нет, конечно. В детстве воображал себя великим футболистом. Наив­ная мечта арского мальчишки, который рос в квартирке в три­дцать шесть квадратных метров с родителями и младшей сестрой. Мама Альфия апа всю жизнь трудилась фармацевтом в аптеке, отец Хайнас абый был на разных руководящих должностях, последние полтора десятка лет до пенсии - начальником Арского участка «Северо‑западных магистральных нефтепроводов». Родители пропадали на работе, и в ясли Марат пошёл уже в годовалом возрасте.

С малолетства приучался к физическому труду, таков сельский быт. Дети в деревнях рано пробуют на вкус слова «ответственность», «должен», «взрослый», становясь помощниками для родителей. В доме не было ни водопровода, ни канализации, ежедневно требовалось таскать воду вёдрами, запасать дрова: отапливались тремя печками, занимавшими в маленькой квартире около восьми квадратных метров. Тесно было настолько, что приходилось меняться местами с младшей сестрой, ведь кровати располагались буквой «Г», и не получалось свободно спать, не задевая друг друга. Мечта построить свой просторный дом зародилась в голове у конопатого мальчишки именно в те семидесятые годы.

С работой на стройке Марат познакомился уже в двена­дцать лет, ко­гда летом, чтобы заработать на школьную форму, устроился на кирпичный завод. Конечно, родители могли купить ему форму, но с воспитательной целью придерживались политики «ограничения», чтобы дети сами достигали поставленных целей. Вкалывали сменами по семь часов - разгружали кирпичи с ленты. «Мы просто мечтали о том, чтобы лента накрылась. Каждые два‑три часа рвался трос, и у нас была пара минут на передышку»,- вспоминает Марат Хайнасович. А до смены с утра он бежал в трудовой лагерь - полоть свёклу в поле. Если же на заводе ставили в первую смену - выручала сестрёнка Алия, вместо него отправлялась в поле. Удивительно, как двена­дцатилетний мальчишка переносил такие нагрузки?! Не надломился - напротив, приобрёл колоссальную выносливость, трудолюбие и упорство, уже на всю жизнь.

Марат Хайнасович с детства был рыжим, с большими яркими веснушками, которых смущался, ненавидел их. Мама приносила из аптеки крем «Молочай», но спасение не приходило. Из‑за дразнилки «Рыжий, рыжий, конопатый» мальчишка был готов драться не на жизнь, а на смерть. Но солнечная внешность нисколько не помешала ему потом, в юности, представлять себя Виктором Цоем, делать химическую завивку и красоваться в чёрной косухе.

Школьные годы ничем примечательным не запо­мнились. К учёбе он отнёсся сначала достаточно прохладно, пока мама не пообещала повезти его на Чёрное море, если следующий год окончит без единой тройки. Это был второй класс. Марат серь­ёзно взялся за ум и подтянул успеваемость. Но моря он так и не увидел, ни через год, два и даже десять. У семьи просто не было денег для осуществления мечты. Тем не менее мама ставила перед сыном всё новые и новые задачи, добиваясь хороших оценок. Он понял, что упорным трудом можно свернуть горы, и больше не позволял себе расслабляться, стараясь быть все­гда и во всём первым. А Чёрное море Марат Хайнасович увидел впервые лишь два года назад, ко­гда оказался в командировке в Сочи.

Как и все мальчишки, Марат играл в футбол, хоккей, какое‑то время занимался борьбой. Никаких кружков не посещал, однако по настоянию родителей с неохотой ходил в музыкальную школу на курсы по баяну. Марат Хайнасович объясняет свою нелюбовь к урокам тем, что, несмотря на музыкальный слух, петь, к сожалению, не умел. Зато пели на всех семейных торжествах родители, гости, а он аккомпанировал. Как‑то даже довелось выступать на концерте в Доме культуры. «Благо баян был больше меня, и я не видел никого в зале, иначе бы упал, наверное, от страха на сцене»,- признаётся наш герой. А се­го­дня очень хочется восстановить былые навыки игры на баяне.

В восьмидесятые годы выпускники школ выбирали для дальнейшего обу­чения в основном сельскохозяйственный, авиационный или химико‑технологический институты. Марат выбрал вуз по принципу от противного: «Хочу что‑то другое, не как все». В энергетику пришёл как в тёмный лес, не представляя, в какие чащи она приведёт и чем конкретно надо будет заниматься. Но ни разу потом не пожалел, что выбрал именно этот путь. Учёба давалась легко, за исключением предметов, которые, по мнению студента, были неинтересными и бесполезными. Хотя всё его окружение - студенческие друзья в основном были заядлыми прогульщиками и троечниками, Марату удавалось как‑то проводить с ними досуг и учиться только на хорошие оценки. Помогал и сосед по комнате в общежитии Рамиль Нурмихаметов, с которым они вместе приехали из Арска и поступили в Энерго. Он был круг­лым отличником и дисциплинировал. А Марату все годы учёбы приходилось ещё и работать. По‑другому он уже не мог, да и не умел, наверное.

На первом курсе Марат получил повестку: призывали на службу в армию. В те годы был недобор, поэтому не делали исключения даже для студентов. Отец хотел договориться об отсрочке до завершения учёбы, но он со слезами просился в армию, вызвав безудержный смех офицеров военкомата. А рвался Валиев служить потому, что хотел уйти и вернуться вместе со товарищами‑сверстниками. Но перестал сожалеть, что получилось не так, уже через две недели. Служил он сначала в Казани в войсках противовоздушной обороны, а потом в Казахстане в городе Приозёрске. Армия стала поворотным этапом в жизни молодого студента. Со службы Валиев вернулся уже другим, возмужавшим, окрепшим морально, более твёрдым и волевым. Марат Хайнасович говорит, что таким, какой он есть, в основном его сделала армейская школа.

Вернувшись в Ка­зань, наш герой продолжил обу­чение в институте. После окончания вуза близкий друг отца, в то время главный энергетик в коммунальном хозяйстве предприятия, сообщил Хайнасу абый об осво­бодившейся должности инспектора в Высокогорском отделении «Энергонадзора» по Арскому району. На следующий же день Марат Хайнасович устраивается туда на работу и с 1992 года попадает в систему, в которой работает по се­го­дняшний день.

Вчерашний студент начал с инспектирования организаций и предприятий, составлял акты, проверял исправность оборудования. Обходил дома и оформлял документы по приёму электрокотлов.

- Я был доверчивым и добрым инспектором. В основном жильцами были ветераны вой­ны, труженики тыла. Газа у них не было, а котлы - самодельные, сваренные местным электриком. Конечно же, никаких документов и пас­портов на оборудование. Я обязан был опломбировать всё, перекрыть отоп­ление и оставить стариков без тепла. Как на такое решиться? Пил с хозяевами чай, помогал выправить документы и уходил.

Такой подход к делу, конечно, ничем хорошим кончиться не мог. Если сердобольное отношение к старикам можно было как‑то оправдать, то работа с предприятиями в таком же духе привела к тому, что молодого инспектора перестали уважать и начали халатно относиться ко всем его предписаниям. Самолюбие молодого спе­циа­листа было изрядно задето. Вообще‑то по природе своей Марат Хайнасович доброжелателен, в чём‑то и сейчас излишне доверчив и до последнего даёт возможность исправиться; но если однажды утратить его доверие, то пощады ждать не стоит. Так произошло и то­гда. Валиев полностью изменил свой подход, наладил работу с организациями строго по правилам и на основе жёсткой дисциплины, за нарушение которой следовали и наказания. Этот опыт стал первой школой выстраивания деловых отношений и организации труда. Результаты не замедлили появиться.

В 1997 году Валиев стал начальником Арского районного производственного участка. А через четыре года ему предложили возглавить Высокогорское отделение «Энергосбыта». Марат Хайнасович долго колебался, и то­гда его спросили:

- Неужели не справишься с тем, что делали до тебя другие?

- Конечно, справлюсь.

- А лучше сможешь?

- Смогу!

Не в характере Валиева говорить, что он что‑то не сможет. Он часто работал на грани возможного. И удивительным образом, конечно же, благодаря труду - цели достигались, сроки не срывались, объёмы выполнялись. В этом весь Марат Хайнасович!

В 2000‑е годы ему пришлось расстаться со многими из тех, с кем довелось трудиться несколько лет. Это было сложно: среди уволенных были и добрые друзья‑товарищи. Но требовался порядок, нужны были единомышленники, нацеленные на результат. Именно то­гда стала сколачиваться команда, в которой все работали как отлаженный часовой механизм.

Придя в Приволжский филиал в 2007 году начальником отделения, Марат Хайнасович уже имел тот костяк сотрудников, с которыми был готов горы свернуть. С ними он и произвёл объединение Высокогорского и Приволжского отделений, наладил ясные и чёткие отношения с потребителями и сделал многое другое. Работу начальником сначала Приволжского, а потом Казанского филиала Валиев вспоминает с большой теплотой, хотя действовали, как все­гда, в цейтноте: «Ко­гда предложили объединить отделения, генеральный директор «Татэнерго» Ильшат Шаехович Фардиев дал возможность реализовать все наши планы и по размещению офисов, и по сохранению кадров, и по структуре самого объединённого филиала. Он все­гда поддерживал сбыт и относился к нам с особым вниманием».

С 2011 года Марат Хайнасович - первый заместитель директора по закупкам и продажам электроэнергии и мощности «Татэнергосбыта». Конечно же, другой уровень задач, другая мера ответственности. Но отношение к делу - то же, всё - по максимуму.

Как‑то близкий коллега - один из старших наставников сказал Марату Хайнасовичу: «Если сможешь в рабочее время позволить себе открыть газету и почитать, значит, ты на верном пути. Если же не получишь такой возможности, ты - плохой руководитель». А Валиев работал не просто по десять‑двена­дцать часов в сутки - брал документы на дом, а об отпуске только мечтал. Но через несколько лет зашёл в кабинет и впервые взял в руки газету. На следующий день - звонок с предложением возглавить Приволжское отделение. Не поверите, но так же было и перед переходом в Казанский филиал и Управление. Мораль: как только дела налаживались до полного порядка, возникали новые задачи. И - покой нам только снится!..

При этом - неизменный поклон учителям: Дамиру Хафизовичу Вахитову, возглавлявшему Арские РЭС более сорока лет, и Эдварду Юнусовичу Абдуллазянову, руководившему Сетевой компанией: «Они дали мне путёвку в жизнь, и я буду благодарен им все­гда. Поверили в меня, помогли себя проявить».

Всегда поддерживала Марата Хайнасовича супруга Алсу, обес­печивала надёжный тыл. Вместе они воспитывают дочь Диляру и сына Булата.

Слушая, с каким теплом Марат Хайнасович рассказывает о своей семье­, родителях, понимаешь, что, несмотря на постоянную занятость и нехватку времени на личную жизнь, этот человек невероятно богат духовно. Он не стесняется признаваться, что дети - его слабость и самая большая отрада, позволяющая не уставать.

Проводить в кругу семьи выходные - большое счастье для Марата Хайнасовича. Счастье благодарить родителей за всё, что они в него вложили, а судьбу за всё то, что у него се­го­дня есть. Что позволяет получать от жизни удовольствие.

Впереди большие планы и мечты, которым, конечно же, суждено сбыться. Иначе и быть не может, ведь этот человек все­гда достигал задуманного. И в свои пятьдесят лет готов работать и жить с ещё большими рвением и отдачей.

Для многих Марат Хайнасович - в первую очередь уважаемый и мудрый руководитель. А для кого‑то он по‑прежнему школьник, влюб­лённый в «Битлз», всё тот же голубоглазый конопатый мальчишка с мечтами о большом доме и путешествиях по миру. Кто‑то по­мнит его как старшего брата, все­гда готового защитить младшую сестру. Возможно, у кого‑то в памяти стеснительный студент, читавший втихаря Тургенева и Гончарова в электричке. А кто‑то скажет, что он лучший папа на свете! Но главное, для всех, кто его знает, Марат Хайнасович - человек с юношеским сердцем, не утративший способности радоваться каждому новому дню, каждому мгновению. Carpe diem!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: