+16°C
USD 74,15 ₽
  • 3 августа 2020 - 08:10
    Анонс №8 журнала "Казань"
    Наш автор, историк фотографии Рамина Абилова рассказывает о своем материале в августовском номере.
    94
    0
    0
  • 26 июля 2020 - 09:05
    Пилоты оставили послание в небе над Казанью
    25 июля в небе над Казанью появились надписи «100 лет ТАССР» и «Я выбираю небо!», таким уникальным способом пилотажная группа «Первый полет» поздравила жителей столицы Татарстана с ежегодным авиационным праздником «Я выбираю небо!», приуроченному к 100-летию создания российской авиации и 100-летию образования ТАССР.
    629
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Уроки дистанта. Звонок на перемену

Пандемия, накрывшая мир нынешней весной, изменила ход жизни во всех сферах. В том числе в образовании.

Как технологии влияют на качество обучения?

Может ли онлайн-платформа заменить привычный класс?

Как сказывается цифровизация учёбы на здоровье учащихся и преподавателей?

Своими мнениями и опытом выхода «из зоны комфорта» в онлайн делятся те, кто был в новых условиях по разные стороны мониторов.

 

Павел Шмаков

Создатель и директор Академического колледжа при КГУ (1992–2000), школы «СОлНЦе»* (2013), «Лучший учитель-2009» по мнению детей школы имени Алексиса Киви (Хельсинки)

«Коронавирусная» эпоха задала много вопросов, которые мы вынуждены решить немедленно. Лучше бы мы делали это планомерно. Мои дети живут в Финляндии. Дистанционное образование во время карантина было организовано там очень качественно, и произошла интересная вещь: 60 процентов родителей школы, в которой учатся мои дочки, теперь хотят, чтобы «удалёнка» продолжалась и дальше, поскольку это им удобно. У нас преимущества дистанционных форматов в состоянии оценить явное меньшинство — совсем не тот уровень обеспеченности людей компьютерами и хорошим Интернетом, особенно в провинции. Учителя страны в целом (если не говорить о столицах) не готовы к дистанционному ­обучению ни психологически, ни методически. Малышам вообще нельзя долго находиться перед экраном, либо это должен быть компьютер с большим дисплеем — никак не смартфон. Как сделать, чтобы дома у всех были качественные жидкокристаллические мониторы? Потянет ли это наша страна в ближайшие годы?

Мы давно говорим: «программы модернизации образования», и прочее в таком духе, но на деле оказались не готовы к технологическим вызовам. Ситуацию, возникшую с приходом коронавируса, можно было предусмотреть. Такое и раньше могло быть. В нашем климате может случиться и другое — зима, морозы под сорок градусов, когда люди неделями не будут выходить из дома. Мы должны быть готовы к этому всегда. Что же мы наблюдали нынешней весной? Некоторым учителям пришлось экстренно обучаться работе на компьютере. Не секрет, что в нашей стране многие из них в том возрасте, когда уже трудно осваивать новые навыки. Директивное «учитесь» в этом случае не работает. Нужно было делать что-то для этого в рамках государства заранее. Признаюсь, первые две недели «дистанционки» я тоже не понимал, что такое Зум. Пока мне не позвонила десятилетняя дочь из Финляндии и за один вечер не научила обращаться со всеми платформами.

Есть очень интересное слово — challenge. Многие переводят его как «вызов». Но у него более глубокий смысл. Речь идёт о готовности жить в развивающемся мире, готовности к тому, что твой ребёнок — другой. Например, в Финляндии уже отказались от уроков чистописания и каллиграфии, а с семи лет учат работать на клавиатуре десятью пальцами. Мне это однозначно не нравится, но вся их молодёжь считает, что это правильно. В нашей стране существует очень красивая система русской классической школы, возвращающей к истокам — писанию гусиным пером, к учебникам Пёрышкина и Киселёва, к методике Ушинского. Но, если вдуматься, то это — дорога назад. Меня давно тревожит, что дети теперь мало читают книг. На какие только ухищрения я не иду, чтобы они делали это чаще — мы организовали в коридорах бук-кроссинг, запретили на переменах пользоваться гаджетами. Но за прогресс ли я в данном случае выступаю? Ответ на этот вопрос для меня не очевиден.

Я рад, что наша школа в целом справилась с возникшей в конце учебного года ситуацией. Большинство сильных учеников стало учиться ещё лучше. Половина из тех, чья успеваемость раньше была не очень, также значительно подтянулись. Хуже заниматься не стал никто. Конечно, надо понимать, что в нашу школу ходят интеллектуально увлечённые дети. Но я вижу и другую причину: мы стараемся быть готовыми к вызовам. Нас периодически «трясёт», как было недавно в ситуации с татарским языком. Мы не боимся делать шаги вперёд, можем и ошибаться. Но человек, который ищет, и структура, которая ищет, стараясь двигаться вперёд, более жизнеспособны. Проблемы — это не плохо. Реальные изменения мира — это нормально. Любые изменения можно использовать для того, чтобы двигаться вперёд. К сожалению, перемены в нашей стране часто принимают характер «кампанейщины». Говоря о любой диете, мы понимаем, что она хороша в меру. Как разовая мера дистанционное обучение пошло нашей школе на пользу. Онлайн-формат нужно воспринимать как дополнительный канал обучения. Но живой контакт учителя с учеником необходим.

Скоро наступит 1 сентября. Часть педсоветов мы планируем проводить онлайн. То же и с родительскими собраниями. Это делать удобно, когда люди живут в разных микрорайонах. В нашей республике наконец заговорили о пятидневке — так учатся во всём мире. Но вопрос перехода на пятидневку по закону находится в компетенции школы. Если нет чрезвычайного положения, то ни президент, ни мэр, ни министр не могут единолично его решить. Переходя на пятидневку, мы выбираем между двумя плохими вещами. Первая в том, что дети перегружены в школе, и это правда. Другая состоит в том, что если они не будут перегружены, то не поступят в вузы. Очевидно, что наша школа полностью на пятидневку не перейдёт. Возможно, часть занятий можно как раз перенести в Интернет. Есть ряд разумных решений, которыми можно и нужно пользоваться. Для этого в первую очередь мы проконтролируем ситуацию с обеспеченностью детей компьютерами. Есть и преподаватели, которым нужно будет помочь с обучением. А вот дети — они сами прекрасно учатся. Им главное не мешать.

 

Анна Маргулис

Учитель биологии школы «СОлНЦе», доцент Казанского федерального университета

Как элемент новизны, давший нам новый опыт, «дистант» оказался полезен. Многие учителя поняли, что не всегда могут установить контакт с детьми, не имея с ними непосредственной связи. Кто-то жаловался на то, что дети не задают вопросов. Но это происходило не оттого, что им не было это нужно. Просто они не сразу адаптировались к новому формату общения с преподавателем. Из-за этого возникали проблемы.

О некоторых плюсах расскажу на примере собственного ребёнка. Он всегда хорошо учился, а на дистанционном ­обучении стал заниматься ещё лучше, потому что строил свой день так, как ему удобно. Он у меня «жаворонок» — вставал в пять утра и выполнял всю домашнюю работу, учился, отдыхал, делал задания из музыкальной школы. Режим был перестроен под потребности организма. Школа в привычном формате этого дать не может. Но не все дети способны себя собрать, мобилизовать — кому-то нужен контроль, иначе человек выпадает из реальности, даже не заглядывает в группу, где выкладываются задания. Всё очень индивидуально.

В более стрессовой ситуации находились педагоги. Приходилось слишком много проверять, огромное количество работ присылалось по почте. Преподаватели трудились в режиме нон-стоп. Границы рабочего дня были стёрты.

Опыт «дистанционки» для меня выявил и то, что, возможно, предметы в школе ­разумно было бы разделить на обязательные и на дисциплины по выбору. Обязательных может быть меньше, а вот возможности для выбора должны быть шире.

Не берусь утверждать, что абсолютно для всех необходима традиционная форма обучения. Кто-то вполне способен заниматься самостоятельно. У нас есть такая возможность — некоторые дети находятся на самообразовании или на семейном обучении. Результаты зависят от того, чего ты хочешь, насколько можешь себя организовать. Опять-таки, вернусь к примеру сына, который в конце учебного года сказал: «Мама, почему бы мне не учиться и дальше на семейном образовании?» В ответ я спросила: считает ли он, что сможет заниматься математикой на том же уровне, что и его одноклассники, которые проходят материал в классе с преподавателем, могут задать ему вопрос прямо во время урока, попросить помочь с решением сложной задачи? Он понял, что школу лучше посещать. Взаимодействие с учителем очень важно.

Нужно помнить и о том, что, проводя много времени за компьютером, и дети, и учителя портят своё здоровье, своё зрение. Но можно слушать аудиокниги, лекции. Возможности онлайна — разнообразны, нужно только взвешенно их выбирать и применять.

 

Алексей Сомов

Преподаватель физики школы «СОлНЦе»

Во время неожиданного и тотального перехода на дистанционное обучение, на мой взгляд, ещё более отчётливо проявилась проблема непонимания многими учащимися, зачем им нужно то, чему их учат. Поэтому с их стороны не хватало осознанного действия. В привычной системе они учились — за некоторыми исключениями — поднадзорно. В новой ситуации, когда контроль стал весьма неэффективным, продуктивность обучения упала ещё ниже. Одарённые и мотивированные ребята, напротив,— поняли преимущества ситуации и использовали их. Они, как и раньше, учились по собственной инициативе.

То, что случилось, заставило все стороны учебного процесса встряхнуться, очнуться от дрёмы, что само по себе полезно, продуктивно. Выход из зоны комфорта — необходимое условие развития.

Из удобств дистанционных форм обучения я бы, пожалуй, назвал возможности проведения электронного тестирования, просмотра видеоконтента, общения школьников и педагогов с коллегами из других мест. Больше не вижу никаких преимуществ.

К вопросу о традиционной классноурочной системе: «Самое лучшее решение проблемы образования — это понять, что самым превосходным обучением является прямая, личная связь между учеником и хорошим учителем, когда ученик обсуждает идеи, размышляет о разных вещах и беседует о них». Эти слова принадлежат американскому физику-теоретику, нобелевскому лауреату Ричарду Фейнману. Учитель челябинского лицея № 31 Иван Александрович Иоголевич, подготовивший многих призёров всероссийских и международных олимпиад по физике, высказался ещё более определённо: «В осно­ве школьного образования должно оставаться общение учителя и ученика, которое не могут заменить никакие технологии». Добавлю от себя, что единственная, на мой взгляд, вещь, которая устарела в традиционной системе, это — размер оплаты труда педагогов.

 

Роман Баканов

Доцент Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций Казанского федерального университета

С первых дней начала «дистанта» самым актуальным для меня делом стала самоорганизация: как всё успеть? Вроде на работу ездить не надо, она пришла к тебе сама, но времени в сутках стало катастрофически не хватать. Каждая минута на вес золота. Помимо университетских занятий по расписанию, я вёл вебинары для школьников, учителей, публичные лекции вне программы курсов для студентов своего и других университетов, преподавателей вузов, участвовал в разных веб-конференциях и обучающих программах — в апреле их было очень много. В зависимости от часового пояса, в котором жили мои слушатели или ученики, я выходил в эфир в три или шесть утра, около полуночи, само собой, днём-вечером.

Находясь в такой ситуации, сравнивал себя с артистом в гастрольном «чёсе»: выступил в эфире — попрощался с аудиторией — немного перевёл дух (какое уж там сосредоточиться на написании научной статьи или публицистического текста!) и снова «в бой». Так до двенадцати раз в сутки. Понимал: удалённому собеседнику нет никакого дела до того, в каком я состоянии, сколько десятков тысяч слов сегодня уже сказал. Каждый надеялся на качество преподавания.

Я поддерживаю практику дистанционного обучения в случае, если у моих собеседников нет проблем с качеством Интернета. Здесь важную роль должна играть интерактивность: во время аудиторного занятия я вижу реакцию студентов, а от расположенных на мониторе компьюте­ра аватарок могу только голосовые отклики получать. Потому онлайн научил меня постоянно оглядываться на своё поведение и следить за речью. Я не знаю, в каких условиях студенты меня слушают, слушают ли вообще, потому каждые пятнадцать минут кидал вопросы в «собрание». Старался сделать это максимально неожиданно для них. Отвечали часто, но не всегда. Понял, что онлайн хорошо идёт только лекция (во всяком случае, у меня), и то материала успеваешь дать меньше, чем в обычных аудиторных условиях. Постоянно надо возвращаться к сказанному, устраивать мини-интерактивы, а время «пары» ограниченно.

Всё-таки я привык к «дистанту». Но перегружать им человека, думаю, нельзя. Мы не должны ущемлять себя в движении, напрягать глаза. А ещё хочется честности. Чувствую и понимаю, мои студенты не списывали, когда сдавали мне. Но ведь через компьютер можно приобрести не только знания, но и много других соблазнов…

 

Камилла Нурутдинова

Студентка четвёртого курса Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций Казанского федерального университета

Первой из проблем дистанта я назову плохое качество Интернета. Чаще всего с ним сталкивались студенты в самоизоляции за пределами Казани. Если решить проблему, то с помощью мультимедийных технологий можно сделать процесс обучения полноценным, ярким и интересным. Проблема номер два — это отсутствие прямого очного общения между студентом и преподавателем.  Создать творческую атмосферу в стенах вуза куда проще, чем в Сети.

Если говорить о плюсах, то оказалось, что дистанционное обучение очень удобно для тех студентов, которые уже совмещают учёбу и работу. Таких немало на старших курсах. Не нужно тратить время на передвижение, и можно больше успеть. К тому же это ещё экономия денег на проезд до университета.

Онлайн-формат удобен для лекционных занятий. Можно сохранять их записи, пересмотреть в любой удобный момент. Очень выручает при подготовке к зачётам и экзаменам. Сами экзамены проходят менее нервозно — в комфортной обстановке проще сосредоточиться. Я назвала бы это главным плюсом.

Во время онлайн-обучения мы сталкиваемся с интенсивным информационным потоком. Тут есть положительные и отри­цательные моменты. Да, мы можем сами выбрать источник информации, но с увеличением количества доступных вари­антов делать выбор становится сложнее. Здесь, как и во время очного обучения, на помощь приходили преподаватели. Очень помогали сайты научных библиотек, где студентам предлагают обширный список учебных пособий и научных материалов.

 

Дарья Лопатина

Студентка второго курса Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета

Начну с очевидных для меня плюсов дистанта. Если раньше ничего полезного из лекционных занятий я не выносила, то теперь они стали для меня настоящим подарком. Лекции в онлайн-формате — это намного удобнее, нежели обычные поточные, куда мы ходим по двести человек, и сидящие в последних рядах обычно плохо слышат лектора. Слушая доклад на платформе, одновременно видишь перед глазами слайды презентации, не нужно напрягать зрение, есть возможность пересмотреть их, сделать запись, делать конспекты. Семинарские занятия на «удалёнке» почти ничем не отличаются от того, как они проходят очно. Зато очень удобно задавать вопросы — писать их прямо в чат. Ведь некоторые студенты стесняются спросить что-либо у преподавателя вслух.

Теперь о минусах. Сильно пострадали практические занятия. Со второго курса у нас начался такой предмет, как пропедевтика внутренних заболеваний. Обычно на нём студенты работают с пациентами прямо в стационаре, а на «дистанционке» пришлось изучать только теорию по видеозаписям и книгам. Мы пытались осваивать практические навыки на своих домашних, но было не совсем понятно, как правильно ставить руку, на какую глубину погрузить пальцы, чтобы провести пальпацию брюшной полости. Такие манипуляции требуют показа. Нам обещали, что в следующем семестре мы восполним эти пробелы.

По большинству теоретических предметов я училась бы дистанционно. Но практические уроки должны проходить в условиях клиник. Их ничем не заменишь.

Есть ещё один не очень положительный момент — это изучение смежных дисциплин, которые не несут для будущих врачей первостепенной значимости. Раньше мы ходили на лекции и посещали семинары, что не занимало много времени. А на дистанте нужно было делать конспекты после каждого выступающего и сдавать их преподавателю. Это требовало много времени, но только так можно было контролировать нашу посещаемость.

Мнения собирала Айгуль Садыкова

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: