-5°C
USD 75,76 ₽
  • 19 ноября 2020 - 09:30
    Кот Ученый читает Пушкина во дворе КФУ
    Вчера, 18 ноября, по случаю 216-летия Казанского федерального университета во дворе главного здания вуза открыли памятника Коту Ученому.
    1346
    0
    1
  • 21 октября 2020 - 10:06
    В Казани появился новый мурал - "Улей"
    Началось голосование за лучшую работу фестиваля стрит-арта «ФормART». От Татарстана в фестивале принимает участие художник Азат Шакиров, который стал финалистом регионального отборочного этапа.
    1839
    0
    1
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    1881
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Великая Победа в судьбе профессора Бусыгина

Среди фронтовых музыкантов Казани, Татарстана особого внимания заслуживает судьба Евгения Прокопьевича Бусыгина (1913–2008) — участника Великой Отечественной войны, музыканта-исполнителя, учёного-этнографа, географа, историка, этноинструментоведа, профессора Казанского университета и Казанской консерватории, заслуженного деятеля науки России и Татарстана, почётного члена Русского географического общества, в жизни которого наука и музыка существовали нераздельно.

Казанских музыкантов довоенного времени: С. Сайдашева, В. Виноградова, И. Ауха­деева, Р. Полякова, С. Бергольца, Дж. Файзи, А. Ключарёва, Дж. Садрижиганова, Х. Фазлуллина. З. Хабибуллина, З. Хайруллину, З. Байрашеву, М. Булатову, Н. Лучинину, А. Хайрутдинову, И. Халитова, В. Варшавского, Э. Бакирова, В. Рыжикова, У. Альмеева Евгений Прокопьевич называл «казанским музыкальным братством». Среди них он был известен, прежде всего, как профессиональный музыкант-мультиинструменталист, неизменный участник многих ансамблевых и оркестровых коллективов столицы Татарии.

В 30-40-е годы Евгений Прокопьевич Бусыгин был одним из тех, кто стоял у истоков симфонического, ансамблевого ­исполнительства, а также исполнительства на народных инструментах в Казани. Согласно довоенным биографическим данным, в 1932 году он окончил Казанское музыкальное училище («Восточный музыкальный техникум») по классу скрипки. Документы свидетельствуют и о том, что он прекрасно владел игрой на альте, мандолине и домре. Евгений Бусыгин играл в оркестре Театра юного зрителя (дирижёр М. Климов), Малом симфоническом оркестре Респуб­ликанского радиокомитета (дирижёр Дж. Садрижиганов), оркестре Татарского государственного драматического театра под управлением Салиха Сайдашева, симфоническом оркестре Государственной филармонии, оркестре Татарского оперного театра; принимал активное участие в создании первых оркестров народных инструментов под управлением В. И. Суслина, Малом оркестре народных инструментов Татарского республиканского радиокомитета.

Работая скрипачом симфонического оркестра Татарской государственной филармонии, а затем оркестра Татарского оперного театра, Евгений Прокопьевич одновременно учился в Казанском университете. Вполне закономерно, что после его окончания с отличием, Бусыгина направили… именно в оркестр Татарского театра оперы и балета! В официальном направлении на работу из Народного комиссариата просвещения РСФСР от 23 августа 1940 года значится: «Окончившего Казанский университет географический факультет Бусыгина Евгения Прокопьевича направить на работу в Татарский оперный театр».

Джаз-оркестр на курорте «Дарасун». Забайкальский военный округ. 
Евгений Бусыгин играет на скрипке. 3 июля 1941

Военный период биографии Евгения Бусыгина-музыканта начинается с октября того же года, когда он был призван в ряды Красной Армии. Его направили в Забайкальский военный округ, в военный городок Антипиха Читинской области, в 93-ю стрелковую дивизию, где он служил в музыкальном взводе: играл в духовом оркестре на трубе, в камерном и эстрадном оркестрах на скрипке, в оркестре народных инструментов на домре и мандолине. С этими коллективами он выступал с многочисленными концертами в частях Забайкальского военного округа, а также на известном Забайкальском курорте «Дарасун».

22 июня 1941 года грянула Великая ­Отечественная война… Её огненные вёрсты Евгений Прокопьевич прошёл от первых до последних дней.

В октябре 1941-го 93-я Читинская (Сибирская) дивизия была переброшена на Западный фронт для обороны Москвы. Евгений Бусыгин участвовал в боевых операциях по защите столицы от немецкофашистских захватчиков. Как и все бойцы музыкального взвода, он был прикреплён к штабу, выполнял поручения начальника, доставлял донесения, был санитаром, выносил с поля боя раненых, участвовал в сражениях... В феврале 1942 года Евгений Прокопьевич стал членом партии и его назначили комсоргом полка. В конце того же месяца он получил ранение и попал в госпиталь. В середине 1942-го Евгения Бусыгина наградили орденом «Красной Звезды» и присвоили воинское звание замполитрука.

Евгений Прокопьевич Бусыгин и Валерий Иванович Яковлев. 2003. Фото Гульнары Сагиевой

После выписки из госпиталя c апреля 1942-го и до октября 1945-го Евгений Прокопьевич служил в военных ансамблях, которые начали формироваться в частях с началом Великой Отечественной войны. Это были небольшие по составу творческие коллективы, объединяющие хоровую, танцевальную и оркестровую группы, быстрые и мобильные. В 1944 году они начали укрупняться — создавались уже фронтовые ансамбли. К началу 1945-го, по мере приближения Победы, многие из них были объединены и введены как отдельные творческие бригады в состав Краснознамённого ансамбля песни и пляски Советской Армии под руководством А. В. Александрова.

Главное предназначение этих коллективов заключалось в подъёме боевого духа, утверждении человеческого достоинства и чувства патриотизма, любви к Родине. И, как показывает история Великой ­Отечественной войны, — искусство, музыка, литература, поэзия сыграли свою значительную роль в Победе советского народа в борьбе с врагом. Музы не молчали!..

В своей работе «Счастье жить и творить» Евгений Прокопьевич Бусыгин писал: «Фронтовые ансамбли песни и пляски для бойцов — это что поцелуй любимой после долгой разлуки: они напоминали о доме, о мирной жизни и оставленных в ней близких, это была возможность просто приятно отдохнуть, посмеяться весёлым шуткам».

Биографические материалы Евгения Бусыгина являются ярким свидетельством творческой деятельности музыкальных коллективов Советской Армии в годы Великой Отечественной войны. В апреле 1942 года он был направлен на службу в Ансамбль песни и пляски 20-й армии под командованием генерал-майора Н. Э. Берзина (впоследствии он был первым комендантом послевоенного Берлина). Ансамбль базировался в небольшой деревушке между Волоколамском и станцией Шаховская. В его составе, по воспоминаниям Евгения Прокопьевича, было около тридцати артистов: двенадцать человек хоровой группы, восемь танцоров и десять музыкантов оркестра, включавшего две скрипки, две трубы, тромбон, два кларнета, два баяна, тубу и ударные. Все музыканты были профессиональными исполнителями, до вой­ны работали в разных коллективах страны или учились в специальных музыкальных учебных заведениях — например, второй скрипач был студентом Одесской консерватории.

Кроме должности артиста оркестра в Ансамбле песни и пляски 20-й армии, Евгений Прокопьевич занимал должность заместителя начальника ансамбля. В его служебные обязанности входили игра на скрипке, дирижирование ансамблем, организация и проведение концертов на передовой, в тылу и госпиталях.

В январе 1943 года Евгения Прокопьевича Бусыгина командировали в Москву формировать бригаду артистов Большого театра для участия во фронтовых концертах. Тогда ему удалось привлечь к концертам выдающихся певцов Марию Максакову, Петра Киричека, известного композитора Павла Акуленко. С ними Бусыгин успешно выступал во многих фронтовых подразделениях. Эти концерты запомнились тем, что после одного из них к нему подошёл полковник и подарил скрипку. На ней в оперном театре Евгений Прокопьевич играл после войны. Сегодня этот инструмент находится в Музее истории Казанского университета.

На лекции Евгения Прокопьевича Бусыгина в Казанском университете. 2003 
Фото Гульнары  Сагиевой

В январе 1944 года Ансамбль 20-й армии был передан в ведение Третьего Прибалтийского фронта, которым командовал генерал-полковник И. И. Масленников. Фронтовой ансамбль располагался в небольшой деревушке недалеко от города Остров. Это был коллектив в составе восьмидесяти человек, оркестр которого состоял из народных инструментов — домр, балалаек, баянов, из деревянных и медных духовых, ударных инструментов. В этом оркестре Евгений Прокопьевич играл на домре.

Осенью 1944 года Ансамбль был переведён в освобождённую Ригу. Около восьми месяцев коллектив выступал в различных городах и населённых пунктах Латвии. 8 мая 1945 года ансамбль был отправлен в Москву, и именно в поезде «Рига — Москва» артисты ансамбля узнали об окончании войны.

День Победы Евгений Прокопьевич Бусыгин встретил в Москве: ансамбль выступал на разных площадях столицы.

Во второй половине мая 1945-го Ансамбль Третьего Прибалтийского фронта влился в Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии под руководством выдающегося композитора и дирижёра, генерал- майора А. В. Александрова. Как самостоятельная концертная бригада, он был направлен для обслуживания советских войск, расположенных в освобождённых странах Западной Европы. Вначале ансамбль базировался во Львове. Коллектив выезжал с концертами в разные города Западной Украины. В августе ансамбль гастролировал в Польше, Германии, Чехословакии, Венгрии, Румынии. Это были последние концерты Евгения Бусыгина в качестве военного музыканта.

В конце сентября ансамбль вернулся во Львов. 22 октября 1945 года Евгений Прокопьевич демобилизовался, а 28 октября он вернулся в Казань и уже 1 ноября был принят ассистентом на кафедру географии Казанского университета и одновременно — артистом оркестра Татарского театра оперы и балета. Именно в оперном театре, на первой же репетиции Бусыгин узнал об открытии Казанской консерватории и о назначении её директором Назиба Гаязовича Жиганова. Все эти новости для него были волнующими…

Открытие Казанской консерватории, по словам Евгения Прокопьевича Бусыгина, было ожидаемым событием для всей музыкальной общественности Казани, Татарстана, для республик Волго-Уральского региона, да и всей страны. Реализовалась мечта многих музыкантов — возможность получить в Казани высшее музыкальное профессиональное образование. (Не отсутствие ли в Казани консерватории в 30-е годы послужило одним из поводов для Евгения Прокопьевича после музыкального училища поступить в 1935 году в Казанский университет?..)

Евгений Прокопьевич Бусыгин прекрасно знал историю становления и развития Казанского музыкального училища, в котором он учился (1928–1932); знал он и об опыте организации в Казани в начале 20-х годов так называемой «Восточной консерватории», в деятельности которой активное участие принимали и профессора Казанского университета, в том числе выдающиеся учёные-этнографы Б. Ф. Адлер, Н. Ф. Катанов, Н. В. Никольский.

Евгений Прокопьевич Бусыгин

Поэтому распоряжение Совета Народных Комисаров СССР об открытии Казанской государственной консерватории — первого высшего музыкального учебного заведения в Среднем Поволжье, Евгений Прокопьевич воспринял как закономерное и обоснованное.

Кроме того, Евгения Бусыгина, как участника Великой Отечественной войны, не могла не восхитить дата подписания документа — 13 апреля 1945 года — за месяц до Великой Победы.

Интересно, что первое учебное здание консерватории Евгению Прокопьевичу было хорошо знакомо и дорого — именно в нём, расположенном по улице Пушкина, дом № 1 (ныне — № 31), построенном ещё в 1914 году, до войны располагалась одна из лучших в Казани общеобразовательных школ, в которой он учился вместе с выдающимся татарским шахматистом Рашидом Нежметдиновым.

С именем Жиганова у Евгения Прокопьевича были связаны особые воспоминания. Незабываемыми в памяти остались многочисленные беседы с композитором о совместном обучении и музицировании в конце 20-х годов в Восточном музыкальном техникуме, о первом исполнении Первой Симфонии Жиганова в 1938 году симфоническим оркестром недавно созданной Татарской филармонии, артистом которого он был, об открытии Татарского театра оперы и балета в 1939 году, о первой постановке оперы «Качкын». Позднее — о создании Государственного симфонического оркестра ТАССР под руководством великого дирижёра Натана Рахлина, об открытии Актового зала Казанской консерватории и установке в нём органа, о молодом, талантливом органисте Рубине Абдуллине, о Татарском государственном квартете и о передаче своего альта в дар Казанской консерватории. В 1982–1987 годах Евгения Прокопьевича пригласили на работу в Казанскую консерваторию для чтения лекций по учебному курсу «Этнография» для музыковедов и фольклористов. Личности Бусыгина и Жиганова объединяла память о музыкальных событиях Казани, Татарстана, начиная с 1928 — и вплоть до 1988 года, когда Назиба Гаязовича внезапно не стало.

Евгений Прокопьевич Бусыгин был хорошо знаком и с пришедшим ему на смену новым ректором Рубином Кабировичем Абдуллиным. Особо его привлекало органное исполнительское искусство талантливого музыканта. Впервые в качестве органиста он услышал его в начале 1970-х годов, ко­гда в Актовом зале Казанской государственной консерватории был установлен орган чехословацкой фирмы «RiegerKloss». Евгений Прокопьевич присутствовал на его торжественном концерте-открытии. В тот вечер ведущие органисты страны впервые «озвучивали» этот замечательный инструмент… Евгений Бусыгин вспоминал потом, что на концерте в его памяти невольно возникли исторические параллели, события конца 20-х — начала 30-х годов, когда он, учащийся музыкального техникума, вместе с однокурсниками, среди которых был будущий выдающийся татарский композитор Фарид Яруллин, переносил органные трубы из немецкой кирхи по улице Карла Маркса в музыкальное училище; какой непередаваемый восторг вызвали впервые услышанные им звуки этого монументального инструмента. Орган в музыкальном училище нередко звучал во время праздников, когда за его кафедру садился директор училища — известный скрипач и дирижёр Александр Александрович Литвинов и исполнял «Интернационал». В 30-е годы на органе с сольными концертами выступал блестящий органист и пианист, профессор К. А. Корбут. К сожалению, во время войны инструмент был демонтирован, а затем бесследно исчез… И вот, спустя много лет, звуки органа вновь зазвучали в Казани!.. Они стали предвестником создания целой органной школы, которая громко заявила о себе всему миру!.. И это — заслуга Рубина Абдуллина.

Спустя годы в своих воспоминаниях, говоря о Рубине Абдуллине, Евгений Прокопьевич отметил: «Мне посчастливилось слушать его прекрасные сольные концерты, где он выступал как блестящий пианист; а в 70-е годы Абдуллин открыл новую страницу в органном исполнительском искусстве Татарстана. Сегодня Рубин Кабирович Абдуллин входит в элиту исполнителей-органистов России…».

Восхищался Евгений Бусыгин и блестящими организаторскими способностями нового ректора.

***

В 1947 году Евгений Прокопьевич ушёл из оркестра театра, но лишь потому, что было уже невозможно соединять это с большой работой в университете. Но музыка всегда была рядом с ним. Признанный руководитель казанской этнографической школы, доктор исторических наук, Бусыгин всегда находил время для занятий музыкой; не одно поколение музыкантов и любителей музыки помнит его как постоянного слушателя концертов в актовом зале Казанской консерватории. Представитель «казанского музыкального братства», активный участник музыкальной жизни Казани, неутомимый учёный, он до конца оставался преданным своей Родине, своему народу, искусству, науке и музыке.

Валерий Иванович Яковлев — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории исполнительского искусства, музыкальной педагогики Казанской государственной консерватории имени Назиба Гаязовича Жиганова.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: