+19°C
USD 52,51 ₽
Реклама
Архив новостей

Всё чётко

Нештатная ситуация в операционном зале и её решение: импровизация или заранее продуманный ход событий? Кардиохирург МКДЦ, кандидат медицинских наук, завкафедрой кардиологии, рентгенэндоваскулярной и сердечно-сосудистой хирургии КГМА Ильдар АБДУЛЬЯНОВ уверен: главное — правильно отбить мяч. В беседе с Ильдаром Васыловичем мы не смогли обойти и «мошенническую» тему номера — и выяснили его мнение о лжемедицине и её жертвах.

 

Держать удар


...Когда что-то пошло не так, счёт идёт на секунды. На долгие раздумья нет времени, ты работаешь исключительно быстро. Чем больше накопленный опыт, тем эффективнее результат. 
Много лет я занимался большим теннисом. Научиться точно отбивать мяч поначалу было непросто. На всю жизнь в память врезались наставления тренера: «Никогда не думай о самом мяче, движения нужно довести до автоматизма, запомнить не головой, а мышечной памятью». Мне очень помогли его слова. 
Мышечная память… Она имеет колоссальное значение не только в спорте: чем чаще ты оперируешь, тем чётче и отточеннее становятся движения, руки сами выполняют нужные действия.
Конечно, в первую очередь важна работа мозга, но хирургия не случайно напоминает большой теннис: чем лучше развита мышечная память, тем эффективнее действует хирург и в плановой, и в экстренной ситуации. 
Накануне каждой операции я полностью прокручиваю в голове весь её ход, от разреза до зашивания раны. Прикидываю последовательность нормального хода событий, и то, какие осложнения могут возникнуть на любом этапе. Важно понимать, что именно я буду делать, если это произойдёт. Хирургическая память, превентивное проговаривание помогают выйти из нестандартных ситуаций. 
Иногда ты знаешь, что прямо сейчас тебе нужен тот или иной инструмент, но ситуация развивается настолько стремительно, что не успеваешь даже выговорить нужное слово. В этот момент решающее значение принимает то, насколько слаженная команда с тобой работает. Чем она сплочённее, тем выше успех. Ты просто протягиваешь руку, а медсестра уже знает, что конкретно тебе нужно. 
Быть частью команды очень важно. Бесценно, когда с тобой работают одна и та же медсестра, одни и те же ассистенты. Всё это есть в МКДЦ.
Когда в отделение приходят молодые хирурги, мы с первого дня обучаем их так, чтобы они тоже становились частью неделимой команды.
Какая нештатная ситуация может случиться? Всех не перечислить... В ходе операции мы подключаем сердце к аппарату искусственного кровообращения. В этой системе всегда должна быть кровь, нельзя, чтобы туда попадал воздух. Очень редко, но всё же иногда у тяжёлых пациентов случаются осложнения: происходит прорезывание швов, вылетает канюля и в венозную систему попадает воздух. В этот момент нужно быстро проделать определённые действия, всё зависит не только от тебя, но и от ассистента, от операционной сестры, каждый из которых выполняет свою часть работы. Если действовать слаженно, весь процесс занимает 30-40 секунд...
Все действия во время операции должны быть чёткими, ни шага в сторону. Я по натуре очень педантичный человек, и мне это нравится. Чёткости требую от всех, ведь рамки не ограничивают, а задают стандарт. Как в теннисе: чтобы добиться победы, мяч должен попасть по центру ракетки.
В случае, если пациента привозят к нам в неотложном состоянии, нужно мгновенно выбрать правильную стратегию лечения. Это не нештатная, а неотложная ситуация, но и в ней залогом успеха являются твой клинический опыт и знания, постоянно получаемые из литературы.
Уверен: риск непростых си­туаций стремится к нулю, когда ты заранее готов к любому повороту событий и не сомневаешься в надёжности своей команды. 
Кардиохирургия — наука, которая находится в непрерывном развитии, здесь важно быть в тренде, постоянно подхлёстывать себя к саморазвитию. Изучать новейшие мировые тенденции, участвовать в конференциях, самому заниматься научной работой. Тема моей кандидатской диссертации — «Влияние хирургической коррекции пороков митрального клапана на морфо-функциональную перестройку сердца», и исследования продолжаются. В другой области медицины я себя даже не представляю. 

 

Зёрна от плевел


Что касается лженауки… Сегодня она переживает особый расцвет. Один из ярких примеров — (псевдо)лечение ковида. Когда это заболевание только пришло в Россию, повсюду стали появляться «эксперты», точно знающие, как победить болезнь. Вот и сейчас в топе поисковых систем выходит ссылка на яркое выступление девушки, рекомендации которой полностью противоречат официальным протоколам Минздрава. При этом она позиционирует себя как активного участника некоего научного общества терапевтов… члены которого в научных кругах никому не известны! 
Да, в последнее время мнимых медицинских работников стало очень много. К счастью, до моего направления — кардиохирургии — они добраться не могут, а вот в области терапии им есть, где развернуться. 
Но существует и такой аспект: многое из того, что сегодня для нас является нормой, тоже когда-то казалось лженаукой. Например, ещё в конце XIX века считалось, что сердце нельзя лечить хирургически. Известный немецкий врач Теодор Бельрот в 1890 году сказал, что перестанет уважать хирурга, который прикоснётся к сердцу человека. И что же? Прошло не так много времени, как было доказано, что патологию сердца можно лечить и хирургическим способом. 
А бывает и так: учёные понимают, что, согласно физиологии, некий метод точно должен помочь, а начинаешь его внедрять — и он не работает. К примеру, было такое направление как миокардиальное туннелирование, когда через мио­кард делали отверстия — либо механическим способом, либо лазером, предполагали, что внутри сделанных туннелей в миокарде начинает образовываться эндотелий, и формируются новые сосуды, питающие миокард. Но это направление оказалось тупиковым. 
А бывает и так, что некоторые методы возникают случайно. Так, один американский хирург во время операции на сердце повредил переднюю нисходящую коронарную артерию — и чтобы спасти пациента, решил наложить ниже повреждения шунт из внутренней грудной артерии. Профессио­нальное сообщество сочло, что это неправильно, его отстранили от работы, чуть ли не засудили, но потом эту технику повторил советский кардиохирург Колесов — так был дан старт хирургического лечения ИБС, и теперь операция коронарного шунтирования является стандартом лечения! 
Конечно, озвученное выше — это не лженаука. Лженаука — это когда у врача имеется какое-то представление или умозаключение, и он их озвучивает, но при этом на самом деле знает, что они неверны.


Я категорически не приемлю лечение через соцсети. Это именно лжелечение. Общение с пациентом должно быть очным, в крайнем случае — через телемедицину, но точно не посредством СМС. Лечение начинается с внешнего осмотра пациента, и пропустить этот этап можно лишь в самых исключительных случаях, например, таких как реальная отдалённость пациента. Одна и та же жалоба может быть следствием разных состояний и патологий, и чтобы поставить точный диагноз, нужна очная встреча. 
Если же вы видите, что в интернете некая милая девушка красиво вещает, потрудитесь уточнить, что она за специалист? Какой школе принадлежит? В какие научные сообщества входит? Возможно, выяснится, что она ни дня не работала врачом! Обязательно проверяйте всю информацию и не дайте себя обмануть! 

Фотографии предоставлены 
пресс-службой МКДЦ

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: