-3°C
USD 77,08 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    318
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Зачем нам старик трамвай

Журнал "Казань", № 11, 2015
Картинка из далёкого детства. Бугристый посеревший асфальт между рельсов, пропитанный машинным маслом. Десятки лет оно капало из одних и тех же мест вагонов и нарисовало равномерные полоски. Рижский жёлто‑красный вагон с надписью «RVR» не торопясь следует от речного вокзала по Портовой. Мы с бабушкой стоим на платформе, чтобы сесть в него и поехать на базар купить смородины.
Открываются двери‑гармошки, заходим.
- Эх, пароход пришёл,- слегка раздосадована бабушка.
Оба ряда кожаных скрипучих сидений, и одинарных слева, и двойных справа, почти полностью заняты. На левой стороне сидят преимущественно сельские бабушки в длинных платьях‑сарафанах и цветастых платках на головах, на правой - в основном бабушки‑горожанки в кофточках и панамках.
Весь неширокий проход занимают здоровенные корзины с ягодой и приставленные к сидениям коромысла. Бабушка неодобрительно посматривает на коромысла: того и гляди начнут поднимать корзины да и подцепят на крючок меня, хлипкого дошкольника.
До сих пор для меня загадка, насколько выгодным предприятием была продажа ягоды на базаре в городе. Автобусного сообщения с противоположным берегом не имелось, и «Омики» ходили не реже, чем стамбульские городские паромы «вапуры» от пристани Кадыкёй через Босфор, но билет был не дешёвым. Да и в трамвае «иногородние» сельские бабушки покупали билет.
Между прочим, трамвай того времени - замечательная школа жизни для дошкольника: за всё время таких поездок за смородиной довелось ехать сидя считанные разы. Где ещё в таком раннем возрасте можно было узнать, что стоять, терпеть и не ныть - это и есть признаки настоящего мужчины?
Вот более поздние воспоминания. Спецшкола за много остановок от дома, и надо ездить с пересадками. Счастливое время без мобильных телефонов и всепроникающего Интернета, без необходимости смотреть по сторонам на сверстников и «держать ухи востро». Город уже строит метро, по улицам снуют низкорослые «ГАЗели», в которых даже школьники едут полусогнувшись, а ты сильно благодарен трамваю за умение стоять в давке и не ныть. Трамваем бы и рад поехать, да только доверия ему никакого: то опоздает, то вовсе не придёт, да и скорость такова, что на маршрутке, хоть и дороже, на учёбу поспевать быстрее и надёжнее.
Зато когда окончены занятия - школьники и студенты поспешают именно на трамвай, и «двойка» несёт нас оттуда, где «на горе «Горняк», в «Горняке» коньяк». Вагоны в основном всё те же рижские, с полукруглым дизайном шестидесятых а‑ля холодильник «Мир», но уже не чисто жёлто‑красные: они теперь не только возят пассажиров, но и выполняют роль передвижных рекламных щитов.
Появлялись постепенно и новые вагоны, прокатиться в них было интересно, доставляло удовольствие. Кто бы мог подумать, что уже через несколько лет удачей станет случайная поездка на задержавшемся на линии добром старичке!
Беспечными и расслабленными ехали мы, поколение восьмидесятых, домой с учёбы в трамваях. Трепались за жизнь на задней, «пацанской» площадке, кто зайцем, а кто с проездным. Теперь, спустя много лет, с теплотой вспоминаю те самые задние площадки, залепленные жвачкою поручни и расцарапанные окна из оргстекла, а не бензиновую вонь и скрежет «ГАЗелей» и «пазиков».
Ну, а потом трамвай практически исчез из моей жизни: пути разошлись. И напомнил о себе лишь тогда, когда стал исчезать из центра, со старых рабочих улиц. Исчез не совсем - его потомок верно служит на скоростных и не очень линиях, в новых многоэтажных районах. На прежних же маршрутах трамвайное движение, прежде чем исчезнуть, долго и упорно приходило в упадок. Да, сбывались детские мечты - вагоны стали просторными и всегда со свободными местами. Но трамвай оказался ненужным всё большему числу горожан.
Добила трамвай автомобилизация. Переезжать рельсы на собственном авто очень многим горожанам стало совсем уж неудобно. Так завершился «золотой век» казанского трамвая. Его окончание совпало с разительным изменением облика города и, увы, исчезновением многих улочек старой Казани.
В последние годы ситуация в городе с сохранением исторического центра резко поменялась в лучшую сторону. Всё больше казанцев и туристов приезжают сюда прогуляться, проникнуться духом минувших веков. Это даёт надежду на то, что горожане, наконец, начнут ценить и те малозначимые вроде свидетельства старины, которых в городе всё меньше. И, вслед за интересом к мечетям, церквям и домам прошлых столетий, начнут восхищаться сохранёнными и работающими водоразборными колонками, брандмауэрными стенами, старыми урнами, фонарями, коваными ограждениями мостов и заборами, светофорами и уличными часами, деревьями‑патриархами и фонтанами… Трамвайными вагонами, наконец, если они будут жить хотя бы в неких резервациях.
Это же, в весомом денежном эквиваленте, будут любить в нашем городе и туристы.
Раритетные или совсем недавно отслужившие своё трамвайные вагоны, троллейбусы и автобусы способны увлекательно рассказать о непростой и интересной истории города. Да, в Казани есть
Аллея Славы у офиса «Метроэлектротранса» с репликой конного трамвая, бельгийского вагона электрического трамвая и подлинным вагоном серии Х, в котором расположен музей (только он всегда закрыт и попасть туда невозможно; в Казани вообще до сих пор нет ни одного технического музея, доступного для широкого посетителя). Есть и памятник Петрушке. Но это может стать лишь началом.
А что в других городах?
Порту, Португалия. Уютный музей городского транспорта. Но не только музей! Старинные вагоны живут на городских улицах. Три маршрута из всей сети работают недалеко от музея. И у горожан, и туристов есть возможность подивиться на музейный экземпляр и проехаться на нём по улицам города.
Стамбул, Турция. Как и все большие западные города, он прошёл через ликвидацию трамвая в пятидесятые. Однако позднее в Стамбуле не только организовали новое, современное трамвайное движение, но и восстановили движение трамвая исторического. Того самого тихоходного красного вагончика, семенящего посреди пешеходной улицы. Никакой острой транспортной необходимости не было - улица Истикляль это те же два километра, что наша Баумана - но вот уже третий десяток лет трамвайчик радует и турок, и туристов.
Стокгольм, Швеция. Город также лишился трамвая. Ещё и потому, что Швеция переходила с левостороннего движения на правостороннее, и трамвай оставили только в прогулочной зоне. Это остров Юргорден, где расположены самые знаменитые парки и музеи Стокгольма. Там нет метро, и посетители едут от транспортных узлов на отдых на трамвае. Эта схема движения так понравилась шведам, что трамваю на Юргордене уже ничто не угрожает - пути хоть и не растут в длину, но линия поддерживается в идеальном состоянии и по ней бегают современные вагоны.
Прага, Чехия. Во второй половине ХХ века в городах этой страны, попавшей в социалистический блок, не было резкой автомобилизации и ликвидации трамваев, как в соседних западных городах. Но пример Европы был заметен, и когда Чехия стала частью западного мира, рост автомобилизации не затронул трамвайного движения - уже было очевидно стремление соседей повысить роль общественного транспорта. С сохранностью техники у чехов тоже оказалось всё в порядке: хотя в городе нет специальных маршрутов исключительно со старинной техникой, в экскурсионных целях в центре появляются ретро‑вагоны. Из нескольких вагонов в центре Праги оформили кафе. Подобное оформление уличного общепита есть и в украинском Львове.
А что в нашей стране?
Санкт‑Петербург. Целое трамвайное депо на Васильевском острове превращено в музейный объект. Тут собраны экспонаты за всю историю трамвайного движения в Питере. Ещё ближе к нам музей электротранспорта в Нижнем Новгороде. Здесь пока не так уютно, как в Порту, но процесс в главном городе‑конкуренте Казани пошёл.
Что же, глядя на другие города, и особенно соседей, могла бы предпринять Казань?
Прежде всего хотелось бы, чтобы имеющиеся в городе экспонаты работали в полную меру, на радость горожанам. На Аллее Славы возле станции метро «Суконная слобода», кроме двух вагонов‑реплик и одного вечно закрытого музейного вагона, есть ведь замечательный пример - работающее «Дерево Любви». Несмотря на аскетичные формы, его неустанно посещают брачующиеся. Дерево «взрастили» по принципу: «Если хаос нельзя победить, его надо возглавить» - чтобы полюбившиеся молодожёнам замки не утяжеляли городские мосты. И свадьбы стали сюда приезжать, автор этого текста был даже свидетелем на такой свадьбе с замком на вечные времена.
На аллею приходят мамы с детьми, детские группы из театра кукол. Радостно полазив по открытым вагонам‑репликам, дети замирают вокруг вагона, заполненного манекенами, висят на поручнях, но попасть внутрь, увы, не могут.
Что можно было бы улучшить?
У станции метро, где проходят толпы, рядом с «Деревом Любви», куда приезжают десятки свадеб, не хватает кофейни. В то же время в недрах трамвайного депо стоит без дела трамвайный вагон РВЗ‑6М2 «пятёрочка», некогда бегавший по центру города. Сейчас, когда большинство трамвайных линий в центре убраны, условий для возвращения туда вагона‑кафе и среды для него, к сожалению, нет. Однако можно, как в Праге и Львове, поставить его на Аллее Славы. Ведь РВЗ‑6М2 - это те самые рижские вагоны, которые более тридцати лет служили городу, с 1977 по 2009 год. Именно с ними связана ностальгия самого предпринимательски активного поколения 1980‑х годов рождения. Самого платёжеспособного поколения, а ведь ностальгия - лучший товар.
Поколения, у представителей которого есть маленькие дети, и хочется показать им своё детство.
На инвестора, оператора этого кафе можно возложить обслуживание музея в вагоне Х - чтобы сотрудники кафе по первому требованию открывали и закрывали музей, прибирались в нём. Запускали вовнутрь свадьбы, которые оставляли бы тут неплохие деньги, часть которых шла бы на поддержание «в форме» экспонатов.
Живое кафе из умирающего вагона - уже неплохо. А ведь не один такой вагон стоит в депо. Два РВЗ‑6М2 с отделанным деревом салоном и стеклянными окнами и один такой же летний вагон без окон скучают на запасных путях. Вагоны, которым по пятнадцать лет, доживают последние свои годы перед списанием на ходу - и тоже когда‑то станут раритетами. Но сейчас их ждёт последний путь - на металлолом. Тоскует троллейбус‑музей с никому не доступной экспозицией внутри. ЛАЗ и ЛиАЗ, автобусы‑ветераны, стоящие за проходной автотранспортных предприятий - их никогда не увидят любопытные глаза.
«Метеор» у речного техникума мог бы разместить экспозицию в честь Героя Михаила Девятаева, известного не только своим подвигом, но и тем, что одним из первых «пилотировал» суда на подводных крыльях. Ему, кстати, в 2017 году исполнилось бы сто лет. Многим казанцам, включая поколение восьмидесятых, повезло застать на школьных встречах рассказы настоящего героя войны!
Такую технику, как уходящий транспорт, для сохранности на века не стоит держать долгие годы под открытым небом. Но крышу быстро не найдёшь, а экспонаты, особенно из числа работающих последние годы, перед списанием уже надо начать отбирать, опекать, отслеживать состояние. А значит, пока не отыщется здание, нужна площадка, где можно разместить технику под открытым небом с «железным» намерением потом перевести её в сухое помещение. Площадка должна быть в центре города, недалеко от основных туристических потоков - никто не поедет полюбоваться на старые вагоны за Второй переезд.
Первый вариант - площадка несостоявшегося плавательного бассейна у ДК меховщиков, это совсем рядом с Бурнаевской мечетью и пешеходной улицей Каюма Насыри. Под боком и крайне интересный для детей Дом занимательной науки и техники. Тут даже вертолёт имеется. А детям, привязанным к креслам автомобилей, трамваи, между прочим, ой как интересны. Всюду полазить, заглянуть во все люки и открыть все крышки, узнать, что да как устроено - мечта любого мальчишки. Если постараться, можно с площадки и съезд сделать на действующую трамвайную линию по улице Тукая - чтобы экспонаты на ходу могли бы порадовать горожан в праздничные дни.
Второй вариант - менее эффектный для туристов, но более дешёвый в исполнении. На пересечении улицы Гафури с улицей Кызыл Татарстан замерла навеки конечная трамвайная остановка «Меховая». Рельсы на петле ржавеют и погружаются в землю, но большая и ничейная площадка, всё ещё соединённая рельсами с остальной трамвайной системой, хоть и без контактной сети, могла бы вместить все экспонаты. Ну, а взять под своё крыло эту площадку мог бы развлекательный комплекс FUN24, расположенный поблизости. Тем более что туда, в аквапарк, привозят на экскурсии детей целыми автобусами.
Но и та, и другая площадки могут быть лишь временным пристанищем для техники. Даже для больших железных вагонов нужен дом. Специальный, приспособленный для них, с окнами и дверями, способными впустить своих обитателей. И, не поверите, этот дом уже есть, его лишь надо транспорту вернуть!
Скажем спасибо Льву Моисеевичу Жаржевскому - не будь его, не видать бы нам одного важного документа. Паспорт рельсового пути родом из 1941 года, дистанция № 2, участок № 3, адрес - «Парк имени Петрова» (имеется в виду трамвайный парк на улице Клары Цеткин). Год укладки пути - 1905‑й, протяжённость - 439 метров. На схеме показаны пути и само здание депо, через которые они проходят насквозь. Это здание с характерными воротами под габарит трамвайных вагонов существует и по сей день. Тут размещается служба пути наземного транспорта «Метроэлектротранса». А рельсовый путь и служебный подвижной состав были в этом здании до конца 1990‑х. Да и не годится после реконструкции всей слободы оставлять здесь неприглядную промзону, которой является обычный гараж для грузовых машин техпомощи.
Всем хорош этот дом для ретротранспорта, да только вот беда - после изгнания отсюда трамвая не найти железным колёсам до него дороги. Трамвайные пути на Клары Цеткин были сняты в ходе последней реконструкции улицы. А значит, попавшие в него музейные экспонаты окажутся в ловушке, и даже если будут на ходу - не смогут порадовать горожан и туристов прогулками по городским улицам.
Однако чем мы хуже Стамбула? Мало кто поверит, но и сейчас в центре Казани можно вернуть историческую линию на улицу (между прочим, это был старейший участок трамвая в городе, не считая Кировской дамбы - тут начинала своё движение ещё конка до Дальнего Устья). Мастер‑план реконструкции Адмиралтейской слободы обнадёживает! Реконструкция Кировской дамбы подразумевает, что основной автомобильный поток в будущем пойдёт не с северо‑востока, а с юго‑запада от железной дороги на Кировской дамбе. Таким образом, для тех, кто поедет через Адмиралтейскую слободу с улицы Боевой, больше не будет необходимости заезжать под железнодорожный мост. А схема улиц ясно показывает, что выезжать на новую дорогу на Кировской дамбе со стороны Адмиралтейской слободы автотранспорт будет по улице Большой, а не Клары Цеткин.
Получается, что в новых условиях автомобильный поток от Кировской дамбы к улице Боевой будет направлен по Клары Цеткин, а встречный - по Большой. Это позволяет выделить на Клары Цеткин велосипедные полосы в обе стороны, а также сократить количество полос автотранспорта в сторону Кировской дамбы с двух до одной, да и ту использовать для общественного транспорта. И вовсе не обязательно только для автобуса.
В ходе реконструкции Адмиралтейской слободы такая схема движения даст возможность проложить, а точнее, возродить однопутную линию по Клары Цеткин от Петрушкиного разъезда до поворота на Кировскую дамбу. А далее замкнуть по улице Иовлева и - по создаваемой парковой зоне вдоль старого русла Казанки мимо Зилантова монастыря с проколом под железной дорогой обратно к Петрушкиному разъезду. Так в парковой зоне может возникнуть прогулочный транспорт, возрождённая историческая линия - своего рода «фишка» района, не хуже «ностальжик трамвая» со стамбульской улицы Истикляль. Ну, а как только в городе заработают давно обещанные городские электрички и станция Адмиралтейская слобода станет аналогом станции метро, эта линия будет выполнять вполне конкретные транспортные функции - развозить пассажиров по району. Тем более, что на месте промзон вдоль старого русла планируется жилищное строительство и общественный транспорт будет иметь спрос.
Такого же мнения придерживается и Александр Алексеевич Дембич, под руководством которого разрабатывается проект реконструкции Адмиралтейской слободы: линия конного трамвая видится как одна из основных достопримечательностей района. Пуск музейной линии электрического трамвая по той же линии совершенно не противоречит этой идее - колея обоих видов транспорта одинакова.
Вот если при реконструкции Адмиралтейской слободы удастся возродить и старейшую в Казани трамвайную линию - дом для трамвая заживёт полной жизнью. Ну, а что будет дальше - вы и сами представляете. Среди туристов выделяется особый класс людей - любители старинного транспорта. Среди них есть те, кого по‑английски зовут вполне нейтрально railfun и несколько грубовато по‑французски ferrovipathe, то есть люди, которые без ума от рельсового транспорта.
Увы, их утончённый вкус казанский дом для трамвая, скорее всего, не усладит: не сохранились работавшие в наших депо МТВ‑82 и привезённые на испытания РВЗ‑7, нет уже и троллейбуса ЗиУ‑5. Но то, что есть и должно быть сохранено - порадует обычных туристов и казанцев, взрослых и детей. Расскажет им о бережном отношении горожан к собственной истории. Уважении к жизни и труду простых людей, наших не таких уж далёких предков. Ведь у нас уже многое получилось, а значит, скромно и без пафоса: мы сможем и на этот раз!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: