+6°C
USD 72,56 ₽
  • 9 сентября 2021 - 14:09
    О сентябрьском номере журнала "Казань"
    Дорогие друзья! На днях вышел наш долгожданный сентябрьский номер. В этом видео главный редактор журнала "Казань" Альбина Абсалямова и наши постоянные авторы Адель Хаиров и Алексей Егоров рассказывают о том, что интересного вас ожидает на его страницах!
    3817
    0
    10
  • 8 сентября 2021 - 13:28
    «Война и мир Сергея Говорухина»
    1 сентября в Казани прошел вечер памяти «ВОЙНА И МИР СЕРГЕЯ ГОВОРУХИНА». Программа вечера подготовлена группой студентов 3 курса Казанского театрального училища, под руководством народного артиста России и Татарстана Вадима Валентиновича Кешнера и Татьяны Валентиновны Лядовой.
    4017
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Защитить Казанку

Фото Елены Гордеевой

 

Это история о зелёных берегах Казанки, которую рассказывают разные люди. Как в сказке — Воин, Учёный, Пахарь, Художник. И, как в сказке, всё обязательно должно закончиться хорошо.

 

Рассказ защитника

(Юлия Файзрахманова)

Группа защиты Казанки на Гаврилова радуется, отмечая хотя бы частичную, но победу. 27 мая 2021 года вышло постановление исполкома о создании особо охраняемой природной территории местного значения — парка «Савиново». Парк находится в Ново-Савиновском районе, это зелёный берег Казанки вдоль улицы Гаврилова. Чтобы защитить зелёную территорию от застройки, наша группа работала четыре года. В этом году была также утверждена Стратегия развития реки Казанки, разработанная студией Orchestra Design, предусматривающая создание 12 новых парков. Парк «Савиново» — один из них.

Фото Елены Гордеевой

 

Это уже вторая победа людей, ранее защищавших Волгу в Зай­мище. Напомню: засыпка Волги началась в 2012 году. Это были огромные масштабные работы, уничтожающие акваторию, острова и полуострова, на которых, по плану, должен был раскинуться элитный жилой комплекс на 290 тысяч квадратных метров жилья, почти треть годового ввода жилья в Татарстане. Сейчас, после 9 лет активных усилий со стороны местных жителей — активистов, учёных, специалистов и даже некоторых чиновников — там создана особо охраняемая природная территория: заказник «Волжские просторы». Первоначально активисты и учёные предлагали создать природный парк «Водно-болотные угодья Займище» на двух тысячах гектаров. Но результатом огромной работы стал, пожалуй, самый большой заказник, созданный в последние годы в Татарстане — почти тридцать тысяч гектаров. Это в пятнадцать раз больше, чем территория, которая проектировалась к сохранению вначале. И что очень важно — в её состав вошли те участки, которые были засыпаны песком, на них идут процессы восстановления. Сейчас заказник находится в ведении Комитета по биологическим ресурсам, планируется размытие засыпанных проток. Дачники, которые живут на островах много лет в единстве с природой, где рядом с деревянными домиками гнездятся цапли, останутся на своей земле. Это люди, которые любят природу, они вносили огромный вклад в её сохранение, боролись против засыпки. Естественно, живя в заказнике, им придётся соблюдать все экологические правила заповедной территории. В Займище получился такой симбиоз людей и природы, это именно то, за что мы боролись с самого начала. Когда я говорю «Мы», я имею в виду инициативную группу «Волга и народ против», Гульнару Гилязову, Надежду Мизрину и почти тысячу жителей посёлка Октябрьский. В этом проекте был огромный коллектив людей, подключались специалисты Казанского федерального университета, Академии наук Татарстана и России, Гринпис, Всемирного фонда дикой природы, федерального Министерства природы.

Речные крачки.  Фото Елены Гордеевой

 

В отличие от Займища, в ситуации с Гавриловской рощей ход активистской работы шёл по-другому. На Гаврилова был «мягкий протест» — не было прямого противостояния. Небольшую часть рощи оградили забором, но техника не выходила массово уничтожать зелёную территорию. Поэтому активисты сосредоточились на работе с людьми и с территорией. Жители любят парк на Гаврилова, мы насчитали около пятнадцати разных «активностей»: лыжный спорт, скандинавская ходьба, рыбалка, там запускают воздушных змеев, проводят чайные церемонии. Активистская группа сконцентрировалась на том, чтобы убирать парк, ухаживать за ним, проводить праздники, встречаться с людьми, устраивать сходы, собирать подписи. Действовали методами тактического урбанизма: облагородили пирс, покрасили его, сделали мостки. Зимой установили ледяную скульп­туру «Сердце рощи», которую специально для нас сделали в Раифском монастыре. Проводили вместе с учёными экскурсии, искали редкие растения, наблюдали в бинокли за птицами, ходили по тропам и интересным местам, проводили фотоконкурсы. Последний фотоконкурс — «Река из окна» — проходил в условиях карантина, когда люди могли присылать фотографии водных просторов, снятых из своих окон.

Лысуха с птенцами. Фото Елены Гордеевой

 

В начале сентября 2020 года мэр Казани Ильсур Метшин обещал сохранить большую часть парка, причём в качестве особо охраняемой природной территории.

Но есть и проблемы. Площадь парка «Савиново» 67 гектаров — это немного меньше, чем предлагали разработчики проекта. Не извлечён из зоны застройки участок, принадлежащий компании «ЮИТ», который непосредственно примыкает к заповедной зоне парка — то есть, наиболее уязвимой и ценной его части, где застройка недопустима в принципе. Также власти Казани планируют создание госпиталя в черте парка площадью 6-8 гектаров, который полностью разрежет линейную структуру парка, рассечёт его на две части. Необходимость нового современного госпиталя вопросов не вызывает. Вопрос вызывает лишь выбор места, особенно при наличии в Ново-Савиновском районе нерационально используемых промышленных площадок, больших наземных парковок. Нас беспокоит не только сохранение биоразнообразия парка, но и безопас­ность населения. В случае наводнений, техногенных катастроф (а Казанка всё-таки впадает в водохранилище!) — расположение крупного медицинского объекта в водоохранной зоне представляется очень сомнительным решением. Но в целом создание парка — это уже большой шаг. Сейчас активисты ратуют за то, чтобы при дирекции парка был создан общественный совет с участием учёных-экспертов, которые бы играли реальную роль в принятии решений по поводу благоустройства и развития парка.

На Казанке варакушек много, но удивительно, что мало кто видел эту яркую маленькую птичку — чтобы её увидеть или сфотографировать, надо немало терпения. Елене с улицы Гаврилова это удалось. Фото Елены Гордеевой

 

Ещё одно наше предложение, уже по участку «ЮИТ» — убирать полностью высотную жилую застройку, предложить застройщику другую территорию. Это ценнейшая природная территория, и вся она должна оставаться в социальном пользовании, производить весь комплекс полезных эко­системных услуг — очистка воздуха, рекреация, оздоровление людей. Там множество красно­книжных и просто ценных для города растений, живут 60 видов птиц, насекомые. Мы об этом говорили с 2016 года, когда были озвучены планы по застройке, и мы продолжаем настаивать, что нужно исключить многоэтажное строительство. На участке «ЮИТ», удалённом от берега реки, как раз можно разместить небольшую, на два гектара, больницу для детей, которые нуждаются в длительном лечении. Возможно, это ещё один корпус онкологической больницы, или паллиативный центр. В Казани есть только частный хоспис имени Анжелы Вавиловой, государственного хосписа нет, хотя это миллионный город. Ещё два гектара можно отдать под больничный парк, чтобы дети, которые находятся в больнице месяцами и годами, могли находиться на природе, гулять. Это будет закрытая территория, но два гектара больничного парка по-прежнему будут производить кислород для всех горожан. Мне кажется, это решение было бы этичным со всех сторон.

Важно, что не только учёные и жители, но и власти наконец‑то понимают важность сохранения природных территорий, особенно вблизи городов. Огромное спасибо учёным Казанского университета — завкафедрой природо­обустройства и водопользования Нафисе Мингазовой и специалисту Надежде (Эльте) Ассановой, эксперту Всероссийского общества охраны природы Сергею Мухачёву, который много лет изучает и пытается сохранить берега Казанки. Спасибо активистам группы «Защита Казанки на Гаврилова»: за четыре года здесь сформировался свой коллектив, это жители ближайших улиц, которые постоянно используют парк, гуляют с детьми и которые хотят его сохранить. Один из участников группы, Тимур Ескараев, занимается сохранением Казанской Швейцарии, где по новому генплану должен был пройти мост через Казанку. Недавно мэр, также на выезде в Казанскую Швейцарию, сказал, что моста не будет. Большое спасибо Дарье Толовёнковой, которая с пониманием относится к экологическим проектам. У неё был опыт Горкинско-Ометьевского леса, где тоже должна была быть большая трасса и планировалась масштабная застройка. Большую часть леса удалось сохранить. Экологические принципы в благоустройстве, мы надеемся, будут применены и в Гавриловской роще. Мы как инициативная группа, в которую входят и специалисты-экологи, будем курировать этот проект и участвовать в его реализации. Есть устаревшие подходы к благоустройству — бетонирование, мощение плиткой, такое благо­устройство «убивает» территорию. Есть новые экологичные подходы — в частности, в Горкинско-Ометьевском лесу использовали их во многом: деревянные настилы, экотропы.

 

Память о детстве, которая сохраняется в настоящем

(Юлия Файзрахманова)

В 2016 году была уже надежда на то, что территорию в Займище всё-таки удастся сохранить. После моего обращения к Владимиру Путину была остановлена лицензия на использование месторождения песка. И только чуть-чуть выдохнули, узнаю о том, что рядом с улицей Гаврилова, где я жила с пяти лет, где до сих пор живут мои родители, собираются уничтожить огромную зелёную зону на берегу. Я училась в 86-й школе, мы ходили туда гулять. Тогда там были залежи песка, которые позже проросли ивняком и облепихой, а тогда зимой мы катались с них как с горок. Я помню те времена, когда Казанка была настолько чистой, что можно было купаться на небольших пляжиках. И когда я узнала о том, что эту территорию собираются уничтожить, у меня было отчаяние. Говорят ведь, что бомба не падает два раза в одну воронку... Займище — мои любимые места летом, а Казанка на Гаврилова — любимое место зимой. Я поняла, что одна не справлюсь, и нужно найти людей, которые до сих пор ходят туда с детьми, катаются на лыжах и велосипедах, гуляют, слушают птиц. Кому Казанка дорога так же, как мне. Огромное счастье, что удалось найти этих людей. Одной из них стала Юлия Булавко, ветеринар и психолог, она прекрасно понимает ценность природы.

Чёрная крачка. Фото Елены Гордеевой

 

Мы сделали исследования под эгидой Гринпис, в разных районах Казани были размещены 50 так называемых трубочек Палмса, чтобы замерить уровень диоксида азота — это выбросы автомобильного транпорта. Парк на Гаврилова оказался самым чистым местом в Казани, практически свободным от выбросов. Так наши субъективные ощущения, что там легко дышится, оказались подтверждены научными данными.

Два года назад в Казань приезжала журналистка из Франции, я провела её к тому месту, где в детстве купались. Она сказала, что это удивительно — когда в черте города, рядом с центром, можно не слышать гула дороги и слушать пение птиц. По парижским меркам это просто шикарное место. Но купаться там было уже нельзя — в воде слишком много стекла. А в прошлом году, когда был низкий уровень Волги и Казанки, мы с инициативной группой начали убирать не просто прибрежную полосу, а дно реки, которое обычно скрыто под водой. Мы руками вытащили огромное количество стекла, бутылок, которые лежали там много лет, разбитые на острые осколки. Я думаю, теперь в некоторых местах уже можно заходить в воду и купаться. Для меня Казанка на Гаврилова — память о детстве, которая сохраняется в настоящем. Когда теперь уже мои дети приезжают в гости к бабушке и дедушке, они ходят гулять на Казанку. В 2016 году мы отстаивали часть гавриловской рощи, где потом была построена парковка ФИФА. Парковка с тех пор никогда не использовалась, это было просто безумное уничтожение части рощи ни для чего — просто чтобы застолбить территорию. Тогда мы не смогли отстоять этот участок, но поняли, что оставшуюся часть рощи не отдадим. И сейчас я думаю, что эта территория будет жить.

 

Заметки исследователя

(Эльта Ассанова)

Река Казанка небольшая, но извилистая и с характером. На туристических сайтах её называют одной из главных достопримечательностей Казани. Но девять из десяти жителей других городов, если спросить, где стоит Казань, ответят: на Волге. А между тем Казань на Казанке родилась дважды — сначала в верховьях Казанки, на пересечении семи родников, а затем перебралась почти в устье реки. Город рос и потихоньку вытеснял необычные пойменные луга Казанки. Если бы спохватились чуть раньше — берегам Казанки быть сплошным заповедником. Где ещё найдёшь 240 тысяч растений ужовника обыкновенного — а именно столько его было на Казанке в начале века. Удивительная природная аномалия: ужовник обычно встречается небольшими популяциями: несколько десятков, ну, сотен растений. На Казанке была крупнейшая в Европе популяция. Остатки её сейчас сохранились по берегу вдоль улицы Гаврилова, недалеко от магазина «Мегастрой». Ужовник — папоротник, точнее сказать, папоротничек, на своих больших родственников мало похожий. Больше он напоминает ландыш с одним листиком, а колосок, который заменяет папоротникам цветок, вовсе ни на что не похож. Разве что на небольшую змейку, отсюда и название: «ужовник». Спорами, в отличие от других папоротников, ужовник размножается неохотно, чаще новые растения появляются от корней. Потому и живёт небольшими группами. Но вдоль Казанки, вероятно, условия не менялись тысячи лет, что позволило вырасти такой удивительной популяции. А может быть, причина в чём-то другом — мы пока не знаем разгадку этой тайны. Ответа не знает даже Сергей Германович Мухачёв, который много лет изучает ужовник.

Второе живое чудо на Казанке — дозорщик-император. Это имя дали самой крупной стрекозе не случайно — «император» каждый день облетает дозором свои владения, а их у каждой стрекозы немало — до двух квадратных километров. Живому самолёту требуется немало «топлива» в виде комаров и мелких мошек. Дозорщик занесён в Красную книгу России — само по себе удивительно, что такой вид может жить рядом с многоэтажными домами. Обычно его товарищи по Красной книге предпочитают горы, степи и нетронутые леса.

Каждый метр берега реки вдоль Гаврилова буквально кипит жи-

знью. Дозорщика увидеть можно редко, а узнать — ещё реже: он проносится мимо на сверхзвуковой скорости. Зато другие стрекозы — обыкновенная, красная, чёрная, южная — летают неспешно и десятками. Мелкие стрекозы‑стрелки копошатся у воды. Шмели кормятся на луговых травах.

На берегу реки вдоль Гаврилова летают яркие варакушки и жёлтые трясогузки. Варакушка — соловей, чего по её виду не скажешь: яркостью наряда она может поспорить с зимородком или попугаем.

Однажды мы с орнитологом Диной Валеевой ходили по маршруту и встретили ястреба-перепелятника. Даже не помню, зачем мы полезли в кусты возле ЛЭП — вероятно, фотографировать очередную, громко и суматошно орущую, пеночку, а может, неуловимую вертишейку. Ястреб сидел молча и неодобрительно взирал на нас: чего пришли-то?

Сергей Германович ведёт экскурсию. Фото Эльты Ассановой

 

Весной и осенью на пролёте можно встретить водоплавающих — уток, гусей, чаек. Кто-то остаётся, устраивает гнездо и выводит птенцов, кто-то летит дальше, как серебристые чайки — залётные гости с прибалтийских берегов, летящие домой с юга Европы.

Летом вдоль берега неспешно водят выводки лысухи, чомги и серые кряквы. Если кряква встречается повсеместно, то лысуха далеко не везде в городе чувствует себя хорошо. На упавших в воду деревьях дерутся за рыбу чайки и крачки. Болотный лунь тоже охотно устраивает гнёзда на Гаврилова.

История с лебедем не так давно широко разошлась в Казани. Гуляли люди по весне по берегу Казанки, любовались низко летящей лебединой стаей. Стая присматривала себе место для отдыха, и река им понравилась. Но не заметили провода ЛЭП. Две птицы упали на землю, остальные, напуганные, поднялись высоко и улетели прочь. Люди подбежали к птицам. Один лебедь был жив, побежал, забился в высокую траву. Люди два часа дежурили рядом, чтобы не набежали бродячие собаки. Потом приехали специалисты из Центра реабилитации диких животных «Полнолуние», забрали раненую птицу. Лебедь оказался лебёдушкой, ей дали имя Электра.

Фото Тимура Ескараева

 

Ещё один народный герой Гавриловского парка — горностай. Он стал необычайно популярным зверьком благодаря всё тому же Мухачёву. Зимой 2016 года, сразу после вырубки южной части леса под никому не нужную в итоге парковку, Сергей Германович стал водить экскурсии для горожан. На них записывались на две недели вперёд, поскольку группы были маленькие — 10-15 человек. Больше нельзя — следы бы затоптали. Это был «зимний квест» — поиск по следам мелких зверей: каким маршрутом ходят на обед зайцы и сколько зверьков в семействе горностаев. Той зимой в старом ивняке горностаев было четверо: родители и двое молодых.

 

Дневник активиста

(Тимур Ескараев)

15 июня. Вчера у нас был второй день учёта красно­книжных и редких растений с Сергеем Германовичем Мухачёвым, руководителем секции охраны редких растений Татарстанского республиканского совета Всероссийского общества охраны природы. Это лишь одна из регалий, в данном контексте Сергей Германович просит представлять его именно так.

Итого с Юлей Булавко и Катей Маннаповой, после субботника по борьбе с борщевиком, мы насчитали с привязкой к координатам в лесу на Гаврилова: 37 экземпляров тайника яйцевидного, 42 дремлика широколистного и 6 кустов золотистой смородины. Но главная радость — ужовник обыкновенный, реликтовый папоротник — 1274 растений!

Фото Тимура Ескараева

 

18 июня. Сегодня мы ходили на остров Центральный (он же Большой, он же Крайний) на Казанке с экологом Сергеем Германовичем Мухачёвым и биологом Антоном Бортяковым. Высадили десять кустов ириса сибирского (он же касатик сибирский). Это приблизительно 150-200 растений. На данный момент стараниями экологов (высадки совершались и в предыдущие годы) популяция этого краснокнижного растения составляет 53 куста, то есть приближается к прежнему количеству: его насчитывалось 60.

Интересно, что прошлогодние посадки прижились даже лучше, чем естественные.

Заодно мы расчистили один пятачок, собрали мешок ПЭТа, мешок стекла и по пакету жестяных банок и хвостов. Вывезли всё это с острова и сдали в переработку.

Фото Тимура Ескараева

 

14 июля. Забрал домой из института у эколога Сергея Германовича Мухачёва 7 банок краснокнижного ириса сибирского (iris sibirica), предназначенного для высадки на реке Казанке. Эти самые чахленькие получились, будем сажать осенью.

Но внезапно возникла проблема: кот Молочный моментально накинулся их кушать! Был посажен на самоизоляцию в комнату. Растения не пострадали, перенесу в другую квартиру.

 

5 августа. Ходили с Сергеем Германовичем Мухачёвым, Антоном Бортяковым и журналистом на остров за посёлком Торфяной. Высадили 8 кустов краснокниж­ного ириса сибирского.

Лодку нам выдают местные жители, она старая, тяжёлая и дырявая. Ходить на ней сквозь камыш, рогоз и прочую растительность довольно сложно. Шутили, вспоминая известное стихотворение: три мудреца (и один журналист) в одном тазу пустились по морю в грозу!

 

6 августа. Ходили на острова за Торфяным. Пойменные дубравы на островах — это осколки минувшей эпохи и современные реликтовые экосистемы одновременно.

Фото Тимура Ескараева

 

17 августа. Ходили сегодня с Сергеем Германовичем Мухачёвым в пойму Казанки присматривать места для высадки последней партии касатика сибирского. Место для него найти очень сложно, потому как в подтопляемой пойме он расти не может, в тени не цветёт (следовательно, не размножается), вдоль троп или возле пляжа его тоже не высадишь — вытопчут или сорвут.

Проверили две точки, высадим на трёх. Как это ни странно звучит, но для касатика во всей Казанской Швейцарии нашлось буквально 5 квадратных метров, подходящих для высадки.

 

18 августа. Мы совершили последнюю в этом году высадку ириса сибирского. Впервые он был высажен на левобережье Казанки, на территории Казанской Швейцарии.

Растение довольно капризное: не может расти в подтопляемых участках, далеко от воды и в тени. Долго обсуждали места высадки. Беда в том, что многие подходящие участки либо вытаптываются, либо «вылёживаются» гражданами-отдыхающими. Высадили на полуострове, возле пляжа и в довольно нехоженых местах выше по течению.

Сделали очень приятное открытие. Оказывается, сальвиния плавающая не исчезла на Казанке, а чудесным образом переместилась на противоположный берег и разрослась там, возле полуострова. Насчитали приблизительно 6000 экземпляров.
 

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: