+7°C
Сервис недоступен.
Реклама
Архив новостей

Женщина в обрамлении антиквариата

Войдя сюда, можно забыть, куда ты шёл, чем был озабочен. Здесь современность встречается с прошлым и пребывает в тихом восторге — от изящной красоты изделий и мерцающего золотистого света, пробегающего по ним.

Корзинка с «Вечными цветами» из тонкого костяного фарфора. Каждый цветок лепился вручную. Рядом ставили специальный сосуд — помандер с парфюмерным маслом. 
Создавалось впечатление, что букет источает аромат. Англия.
1970-е

 

Волны отшумевших столетий захлестнули комнаты антикварной лавки рядом с Богородицким монастырём, наполнив их ценными вещицами, некогда окружавшими казанцев. Все они помнят своих прежних хозяев: их вкусы, характеры и привычки. Некоторые хранят какую-нибудь семейную тайну. Но антикварные вещи молчат, разговорить их способен только знаток старины. Покрутит в руках, наведёт лупу на клеймо, сверится с каталогом и выложит много интересного.
Нина Неверова, хозяйка салона, именно такой знаток. Она рассказывает, стоя у прилавка, время от времени отвлекаясь на звонки и посетителей:
— Здесь вы можете увидеть как изделия, представляющие художественную ценность, так и предметы быта разных сословий. Они украшали особняки аристократии, купеческие и мещанские дома Казани. Для того чтобы предлагать ту или иную вещь, продавец должен о ней многое знать. Мы ищем информацию в специализированных каталогах, опрашиваем знакомых коллекционеров. Очень важны сведения, которые сообщают сам хозяин или его представитель. Если о фабрике, технологиях и даже мастере мы можем узнать сами, то историю, которой обрастают со временем старые вещи, знает только её владелец.
Нина Борисовна открывает витрину, где выставлены ювелирные украшения, и достаёт янтарные бусы. Те светятся тёплым светом и шуршат у неё на ладони солнечными камушками с берегов Балтийского моря:
— Человек, который принёс нам эти бусы, сказал, что это свадебный подарок. В начале 20-х годов в Поволжье шла Гражданская война, были разруха и жестокий голод, но жизнь берёт своё. Молодая пара решила пожениться. Жених, вместо того, чтобы купить буханку хлеба, тратит деньги на украшение для своей любимой. Наверное, она сияла от счастья!

Чулпа — старинное татарское украшение из серебряных монет. Женихи в шутку называли его «кошельком в косах».

Фото Юлии Калининой

Детский браслет, переделанный 
из сломанного взрослого. 
Украшен уральским малахитом и бирюзой.

Фото Юлии Калининой

Браслетик (парный) для фиксации 
длинных рукавов платья. В сердечке выгравировано мужское имя Раджаб.

Фото Юлии Калининой

Или вот, берёшь в руки эти чётки из финиковых косточек и представляешь татарскую эби в платочке, читающую намаз. Она за всех переживала, молилась. Хранила семейные предания и, перебирая эти чётки, поминала предков.
Нина Борисовна надевает на запястье серебряный браслетик с арабским именем в сердечке:
— Это парные браслеты, которые не только украшали, но ещё и скрепляли широкие рукава платья, чтобы те не налезали на пальцы. Одна из витрин у нас отведена под татарские украшения — чулпа, это звенящие подвески с серебряными монетами, вплетаемые в косы. Вообразите незамужнюю девушку, их раньше называли — туташ, которая в сопровождении отца или братьев, опустив глаза, проходит по Старо-Татарской слободе. Как писал известный учёный Карл Фукс: «…татарку всегда было можно раньше услышать, чем увидеть».

Тончайший японский фарфор с гейшами, которые появляются на просвет на дне чашки.

Фото Юлии Калининой

Чайный сервис из костяного фарфора с золотыми цветами на дне. 
Япония. 1960-е

Фото Юлии Калининой


— Когда-то я увлекалась ножами, — неожиданно удивляет нас Нина Борисовна, переключив внимание на острорежущие экспонаты чисто мужской страсти. — Я в них хорошо разбираюсь. Если Тула славилась своими самоварами, то Златоуст — ножами. Посмотрите, какое совершенство форм! А потом моей страстью стали подстаканники. По форме они разнообразные — от ампира до модерна — от самых разных производителей. Много европейских, особенно польских, но мне были интересны наши, ­отечественные, выполненные в старинной технике скань (её также называют — филигрань). Раньше татары пили из пиалок, а русские — из стаканов в изящной оправе с ручкой для удобства и красоты.
Мы с мужем Олегом даже ­ездили в село Казаково Нижегородской области, знаменитое своими изделиями в этой сложнейшей технике, чтобы посмотреть, как создаётся тончайшее кружево! Лет семь назад производство было на грани закрытия. Всё меньше оставалось мастеров, кто хотел бы заниматься этим кропотливым трудом. В советские времена казаковская филигрань поддерживалась государством, а потом пришла рыночная экономика. Но сейчас наблюдается подъём. На выставках появились изделия молодых казаковских мастеров!

«Мальчик с клюшкой». Чугунное литьё. 
СССР, город Куса. 1950-е
Фото Гульнары Сагиевой

Ажурный подстаканник из меди с посеребрением, выполненный в технике скани. 
По-английски — филигрань. Отсюда фраза «филигранное мастерство».
СССР, село Казаково. 1950-е

Фото Гульнары Сагиевой
Жизнь не стоит на месте. Всё течёт, всё меняется. Что-то уходит, что-то получает второе дыхание и возрождается. Старые вещи в антикварном салоне настраивают на философский лад.
— Смотрю на фаянсового мопса, — размышляет вслух Нина Борисовна, — изготовленного в Германии в 1900 году, и поражаюсь тому, сколько событий ему пришлось пережить! Первая мировая, революция, Гражданская, Великая Отечественная. Российская империя разваливалась, Советский Союз — тоже, а на мопсе ни царапинки! Разве не удивительно?
Всё же бывают в жизни чудеса. Как-то показывали подводные съёмки с места крушения легендарного «Титаника». Там, на дне, среди обломков «былой роскоши» и кусков обшивки поверженного колосса, стоял целёхонький флакон духов. А рядом белел фарфоровый сугроб неразбитых тарелок из судового ресторана.
— С чего всё началось? — вспоминает Нина Неверова. — Сама я из Канаша. Со своим будущим мужем познакомилась на биофаке Казанского университета. Увлекались историческими книгами. Окончание вуза и вручение дип­ломов совпало с развалом Советского Союза. Научные работники никому не нужны. Что делать? Куда идти? Возможно, наука потеряла двух очень перспективных учёных, зато мы нашли друг друга! Нам нравилось путешествовать по стране и привозить из разных мест какие‑то интересные вещицы. Когда их стало слишком много, и они заполнили квартиру, то захотелось поделиться этой красотой с другими.

Фото Гульнары Сагиевой

Фото Гульнары Сагиевой

До сих пор дома храним, как семейную реликвию, одну из первых своих покупок, привезённую с Урала. Это чугунное литьё — великолепная скульптурка мальчика-хоккеиста, которая была сделана на Кусинском заводе в советские времена. Вроде бы чугун, такой грубый материал, но уральским умельцам удалось подчинить его и создавать произведения искусства, не уступающие бронзовым и серебряным изделиям.
Каждый раз смотрю на этого мальчика и поражаюсь, как точно переданы выражение лица, пластика тела, видна даже вязка шерстяного свитера. Здесь столько деталей!
Мальчик напоминает мне о молодости, когда у нас ещё ничего не было: ни дома, ни сына, ни этого магазина. Всё это ожидало впереди!

Выражаем благодарность 
салону «Антикварный ДомЪ»
 за помощь в проведении съёмок.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: