+11°C
Сервис недоступен.
  • 18 июня 2019 - 11:41
    "Двенадцать поющих апостолов" сошли на Суконную слободу
    Вчера в храме Сошествия Святого Духа прошел концерт камерного мужского хора Московской патриархии "Древнерусский распев". Музыканты, которых ещё называют "Двенадцать поющих апостолов", выступили по приглашению организаторов фестиваля "Духов день в Суконной слободе", проходящего в эти дни в Казани.
    458
    0
    0
  • 17 июня 2019 - 12:01
    "Расцветут хризантемы опять..."
    На сцене Качаловского продолжаются гастроли Студии театрального искусства под руководством  Сергея Женовача. В выходные дни казанцы смогли посетить спектакль "Записные книжки" Антона Чехова. По законам жанра "мерихлюндии", как значилось в программке, персонажи великого доктора и писателя развлекали публику не только на сцене, но и в антракте.
    233
    0
    0
Реклама

Звезда, согревающая сердца

Когда объявляют её имя, публика взрывается шквалом аплодисментов.

У неё редкое имя - Винера* и такой же редкий голос, необыкновенное сочетание таланта и красоты, ума и доброго сердца.

Тридцать шесть лет она представляет Татарстан в России и за рубежом.

Её награды трудно перечислить, а исполненные ею песни и оперные арии невозможно подсчитать.

Она сверкает на сцене, заставляет нас плакать и смеяться, замирать и наслаждаться её пением.

Она настоящая звезда.

Звезда - Венера Ганеева!

Мои первые аплодисменты

Моё детство прошло в районе завода «Теплоконтроль». Мы жили в бараке, где у каждой семьи было по одной комнате. Наша комната была поделена на несколько частей. В одной части стояла печка, где мама готовила, ещё одна часть была отделена дверью, где все спали. В общем длинном коридоре стояли керосиновые и электрические плитки, где хозяйки готовили еду. Мы, дети, всегда выбегали на запах блинов и пирогов, потому что знали, что нас обязательно будут угощать.

В большом дворе собирались гурьбой и играли. Ещё одним развлечением было наблюдать, как из-за заводского забора поздними вечерами летели мешки, а за ними следом перепрыгивали люди. Обычные рабочие, которым не хватало на жизнь, и таким образом они, видимо, пытались её «улучшить».

Мои родители были простыми рабочими. У папы было четырёхклассное образование, у мамы - десятилетка. Но они были удивительно творческими людьми. Мама прекрасно пела, а папа играл на гармошке. Во время праздников - 1 и 9 Мая, 7 Ноября у нас всегда собирались гости. Меня, маленькую девочку, ставили на табуретку и просили спеть или рассказать стихи. Это и были мои первые выступления, где я слышала первые аплодисменты в свой адрес и получала первые награды в виде сладостей. Моё детство нельзя назвать безоблачным. Нас было трое детей в семье - я и мои братья. Помню, когда папа ходил за хлебом, то приносил только по полбуханки. Это были шестидесятые годы, видимо, самые тяжёлые времена для нашей семьи. Младший брат родился в бараке. Во время родов мама перенесла клиническую смерть, и все думали, что она не выживет. Мне было пять лет, мы с братом стояли у её железной кровати и всё время молились: «Господи, помоги, пожалуйста, нашей мамочке выздороветь!»

Когда бараки стали сносить, нам выделили двухкомнатную квартиру на улице Восстания. Мама устроилась работать продавцом, а папа сначала в домоуправление плотником, а позднее и на завод. Тогда уже стало полегче. Как-то родители поехали в Москву и привезли оттуда гостинцы и одежду. Это было такое неописуемое счастье - конфеты, пряники и, главное,- апельсины!

Родители отдали меня учиться в 89-ю татарскую школу имени Галимджана Ибрагимова. Одноклассники обзывали меня карликом, потому что я была маленького роста и на физкультуре стояла самая последняя. Во время соревнований и спортивных игр не могла ни быстро бегать, ни прыгнуть далеко. Вместо того чтобы перепрыгнуть через «козла», я на него просто садилась. Это было очень обидно. Но однажды проходили состязания по метанию гранаты. И тут я решила, что это мой шанс, ведь ноги уже здесь не помеха. Собрала всю волю в кулак, набралась спортивной злости и метнула дальше всех. На следующий день на линейке учитель физкультуры объявил: «Первое место по метанию гранаты заняла Ганеева Венера!» До сих пор помню это чувство восторга. Это была моя первая настоящая победа. Думаю, именно тогда во мне появился тот самый стержень, который на протяжении всей жизни позволил мне никогда не отступать, бороться до конца во что бы то ни стало.

Наша школа была особенной. Я до сих пор безмерно благодарна своим родителям, что они отдали меня в татарскую школу. У нас программа была для специализированных школ, а это значит, все предметы преподавались на татарском. Мне нравились уроки музыки, литературы, всё, что связано с творчеством. А вот математика никак не давалась. Но меня выручали наши ребята-отличники. Многие были влюблены в меня и на всех контрольных кидали мне шпаргалки и давали списывать.

Каждую среду к нам приезжали проводить лекторий артисты Татарской филармонии. Это люди с громкими именами: Венера Шарипова, Альфия Галимова, Айрат Арсланов, многие другие. Наш актовый зал набивался до отказа, и мы, ученики, с наслаждением слушали и любовались их выступлениями. На меня эти концерты, музыкально-литературные вечера оказали огромное влияние. Свою будущую профессию я выбрала во многом благодаря тому, что в школе познакомилась с такими выдающимися людьми.

Моим первым музыкальным педагогом был Фатх­рахман Ахмадиев. Он привёл меня на телевидение, где я спела его песню про яблоко. Он же научил меня мысленно видеть то, о чём я пою, объяснил, что образное мышление очень важно для исполнителя песни. Конечно, в числе моих первых учителей нужно упомянуть и Сиюмбику Валееву, и баяниста Рифката Гумерова. В школьном хоре я всегда солировала, мне это очень нравилось, и как-то мы даже ездили на смотр художественной самодеятельности и выступали в Колонном зале Дома союзов.

Мы жили в огромной, как мне тогда казалось, гостинице «Спутник», и я там в номере разбила телефон… И никому не призналась… Это, наверное, самый большой грех в моей жизни.

Позднее Рифкат Гумеров пригласил меня в вокальный ансамбль «Саз», который состоял из студенток музыкального училища, а я одна среди них была школьницей. Конечно, они для меня были примером и во многом определили мой выбор после окончания школы. Я не сомневалась, что буду поступать только в музыкальное училище.

Мама мечтала, чтобы я стала певицей

Мама всегда говорила: «Кызым, я так хочу, чтобы ты стала певицей».

Мне было двадцать лет, когда её не стало. Я уже училась на первом курсе музыкального училища, но учёба давалась мне очень тяжело. Поскольку я окончила татарскую школу, то думала на татарском, и мне не хватало словарного запаса. Слух у меня был хороший, но даже по сольфеджио получала плохие отметки. Что уж говорить о таких предметах, как история и философия.

И хотя мамы уже не было, в один прекрасный момент я сказала себе, что не могу её подвести. В результате, начинала учиться с двоек, а окончила училище уже с красным дипломом.

Следующим шагом в моей жизни было поступление в консерваторию. Но и тут меня ждали испытания. При поступлении я получила «двойку» по сольному пению.

На моё счастье, в коридоре я встретила ректора Назиба Жиганова. Он слышал, как я исполняла арию из его оперы «Алтынчач», узнал и остановил меня. Я пожаловалась, что во время экзамена всё время завышала одну ноту. Мне так хотелось спеть как можно лучше, однако, видимо, перестаралась. «Но у тебя же есть голос!» - сказал мне Назиб Гаязович. Он пригласил всех преподавателей и вынес свой вердикт: «Я верю этой девушке. У неё есть желание учиться. У неё всё получится».

Это было настоящим чудом. По сути, Назиб Гаязович решил мою творческую судьбу. Чтобы оправдать это доверие, я трудилась не покладая рук. Уже на пятом курсе консерватории меня взяли стажёром в оперный театр. О том, чтобы попасть туда, мечтают многие, но не всем это удаётся. Нужны не только везение, но и упорная работа изо дня в день.

В то время в нашем театре пели такие звёзды как Зиля Сунгатуллина, Лариса Башкирова, Рахиля Мифтахова, Надежда Казанцева. Это были настоящие мэтры, оперные дивы. Я училась у каждой из них, ходила на спектакли, слушала пластинки, записи. Много времени уделяла самообразованию. Я и студентам своим сейчас говорю: «Самостоятельная работа даёт уверенность в своих силах. Пусть поначалу не получается, но когда ты шаг за шагом идёшь к цели, то в конце концов её достигнешь».

Венера Ахатовна с супругом
Фото Тимура Шайхутдинова

Песня должна доходить до сердец слушателей

Я начала свою карьеру как оперная певица. Пела серьёзные партии русской, западной классики, татарских композиторов, в рок-опере Рашида Калимуллина «Крик кукушки».

Но параллельно стала выступать и как эстрадная певица. Главным моим кредо было петь песни только профессиональных композиторов. На моём пути встретились такие замечательные композиторы как Резеда Ахиярова, Луиза Батыр-Булгари, Рашид Калимуллин, авторы песен Роберт Миннуллин, Ренат Харис, Разиль Валеев, Наиль Касымов.

Конечно, во время учёбы в консерватории мы пели и Сайдашева, и Жиганова, и Яхина. Я и сейчас очень люблю исполнять романсы Рустема Яхина. Мне трудно сказать, какая песня или ария у меня самая любимая. Многие песни я пою с удовольствием. Из оперных партий это образ Зайтуны, первой любви Тукая, в опере «Любовь поэта», песни «Соембикэ», «Тормыш матурлыгы», «Зэнгэр томан», «Очмыйча син тузеп кара». Здесь критерий один - песня должна быть не только мелодичной, но и содержательной, чтобы она дошла до самого сердца слушателей.

В последнее время я чувствую ностальгию по тем записям, которые делала в молодые года. Мне нравилась классическая манера исполнения, и сейчас, когда слушаю записи тех лет, понимаю, как же это красиво, тембрально… Оперная сцена - это очень значимая часть моей жизни. И всё же я часто думаю: «Венера, какая же ты молодец! Смогла вот так безболезненно перейти от классики к эстраде». Ведь многие наши оперные певцы уходят на пенсию и впадают в депрессию, не знают, чем себя занять. А я подумала, если Бог дал мне голос, то я так или иначе должна этот дар использовать. Почему же не попробовать себя в другом амплуа? Поэтому я рада, что смогла реализоваться и как эстрадная певица, что я наравне с молодыми исполнителями и в дуэте с ними выступаю сейчас на сцене.

Я говорю своим студентам: «Не будет знаний, не будет артиста»

С 2002 года я, как творческий работник, вышла на пенсию по выслуге лет, но даже не думала останавливаться! Мне очень нравится моя педагогическая деятельность. Я получаю огромное удовольствие от работы со студентами. У меня очень много учеников, и я искренне радуюсь их успехам и достижениям, потому что в этом есть и моя заслуга, моё достижение как педагога. Стараюсь заряжать учеников своей работоспособностью, желанием трудиться и непрестанно идти к намеченной цели. При любой возможности привлекаю их в свои проекты, отправляю выступать в другие города, даже в небольшие посёлки, чтобы они вошли во вкус, наработали навыки выступления перед публикой.

Наши концертирующие артисты часто просят меня: «Венера Ахатовна, нет ли у вас поющих ребят? Мы бы с удовольствием взяли их на гастроли». Для моих студентов это и опыт, и заработок, которому они радуются.

В нашем институте выпускники получают очень достойный диплом. Обретают сразу три специальности - педагога, концертного исполнителя и квалификацию руководителя коллектива. Конечно, им хочется больше творчества. Будь их воля, они занимались бы только вокалом. Но кроме пения, нужны и другие знания. Я строгий педагог и требую от них посещать все предметы. Если не впитывать в себя разносторонние знания, то не будет интересного, многогранного артиста. Не будет личности на сцене. Артист песню должен «увидеть» как спектакль, а если нет знаний, то нет и яркого исполнения.

Сейчас ведь очень трудно обратить на себя внимание. Хороших певцов, артистов очень много. И всё время появляются новые имена. Конечно, я горжусь тем, что стала инициатором Международного конкурса вокалистов «Сандугач-Соловей». Победитель конкурса, обладатель Гран-при получает бюджетное место в Казанском институте культуры, на кафедре сольного пения.

Ещё одним масштабным проектом, помогающим выявлять молодые таланты, стал фестиваль «Узгэреш жиле», я один из его организаторов.

Этот проект родился при счастливом стечении обстоятельств. Во время моего шестидесятилетия на приёме у нашего президента Рустам Нургалиевич Минниханов поздравил меня и спросил, что нужно сделать, чтобы наша татарская эстрада была известна не только в Татарстане, но и за его пределами. Как нам подтянуться до уровня Турции или Казахстана, где песни на национальном языке после соответствующей аранжировки звучат так современно. Вот тогда и зародилась идея проводить ежегодный фестиваль татарской песни. Кстати, на «Узгэреш жиле» можно ­услышать татарские народные песни и романсы, которые уже все забыли. Мы их аранжируем и в обновлённом виде преподносим публике. Бывает немного обидно, когда говорят: «Вы испортили песню!» А мне хочется спросить, а когда вы в последний раз её слышали? В шестидесятые годы? Разве будет сейчас молодёжь слушать песни, которые наши родители пели под гармошку? Меняется время, меняются и вкусы.

Уметь радоваться успехам других

Я повсюду замечаю красоту. Могу просто идти по улице, увидеть что-то необыкновенное и восхититься этим. У меня есть хорошее качество - я никому не завидую, зато могу от души радоваться успехам других людей. Я и ученикам своим прививаю умение увидеть лучшее даже в своём сопернике где-то на конкурсе. Замечать, как он хорошо поёт, как держится, как выглядит. Говорю им: «Учитесь не завидовать, а одаривать человека комплиментами, если он того достоин. Если ты будешь видеть талант другого, то в тебе это будет умножаться, потому что мы впитываем красоту другого и тем самым развиваем её в себе».

К сожалению, мне пришлось столкнуться с завистью со стороны коллег, и я знаю, что это такое. Мой муж Камиль Файзрахманов - звукорежиссёр. Долгое время он работал на радио «Новый век», и я записала с ним много своих песен. И вот однажды в обком партии поступила жалоба от двух примадонн. Суть была в том, что «Камиль Файзрахманов записывает свою жену лучше, чем нас. Обделяет нас техническими возможностями». Мужа вызвали на ковёр, начали задавать вопросы. На что он ответил коротко: «Ну, пусть они поют так, как поёт моя жена!»

Ещё был случай, когда мне позвонила одна коллега и после доброжелательного: «Как здоровье? Как дела?» - вдруг огорошила: «Вы знаете, я ведь хочу вам сказать, у вас рак горла». Конечно, я не спала всю ночь. Есть люди, которые не могут спокойно относиться к успеху другого человека. Но это люди несчастные. И, слава Богу, их не так много.

О моде и красоте: «Всё, что есть, всё моё»

Меня часто спрашивают: «Кто придумывает вам сценические костюмы?» Практически все костюмы придумываю я сама. А окончательно сформировать образ мне помогает известный татарский дизайнер Элара Шайхи. Она знает все особенности моей фигуры, умеет подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки. Благодаря ей при моём небольшом росте на сцене я выгляжу гораздо выше. В магазине или на улице, когда ко мне подходят люди и узнают, то откровенно удивляются: «Разве вы такая маленькая?»

В марте мне будет шестьдесят четыре года, но я за всю жизнь ни разу не сделала ни одного укола красоты. Знакомые говорят - сходи, попробуй хотя бы раз. А я отвечаю: «Всё, что есть, всё моё». Потому что смотрю иногда на известных артистов и не могу их узнать. Настолько, бывает, меняется лицо после пластики и уколов. Поддерживать красоту мне помогают баня, домашние маски и крема - ну, как же без них?

Невозможно жить без любви

Любовь - самое главное чувство души. Невозможно жить без любви и быть счастливой. Это огромный стимул - жить ради кого-то. Мы с мужем прожили вместе уже больше тридцати лет. За эти годы наша любовь перешла в новое измерение. В очень глубокое, сильное чувство. Когда ты понимаешь, что нет уже никого ближе и роднее.

Дома я никакая не звезда, а обычная любящая и любимая женщина. Сама готовлю, пеку, убираюсь. Конечно, я могла бы себе позволить домработницу, но считаю, что мужу приятнее, если еда приготовлена моими руками.

Раньше мы жили на улице Чехова в многоквартирном доме. Когда я начинала петь, все соседи стучали по батареям. Можно сказать, что меня оттуда выжили. Зато теперь у нас свой дом, и я пою столько, сколько хочу. У меня есть садовник, слесарь, помощник по хозяйству. Правда, это один и тот же человек. Это мой муж!

Вот сегодня всю ночь валил снег. Я утром встала, а у меня уже тропиночка к воротам расчищена. Он всю улицу чистит, ещё и соседям помогает. Вот такой он у меня доброй души человек.

Раньше у нас на участке был большой огород, где я сажала по двести - двести пятьдесят кустов помидоров и огурцов, а потом Камиль сказал мне: «Ты лучше сходи на базар, купи овощей у какой-нибудь бабушки. Ей пользы больше будет». Теперь весь наш сад в цветах. Летом и весной такое разноцветье, такое благоухание! Это так здорово, когда утром муж говорит мне: «Выйди, посмотри, как расцвели белые розы». И правда, видишь эту красоту - хочется жить, работать, заниматься творчеством.

Я хочу, чтобы мы ещё долго-долго жили с Камилем в нашем доме и вместе растили цветы.

У меня в жизни всё получилось так, как я хотела

Я считаю: всё, что у меня есть - высокие звания, награды - всё ко мне пришло благодаря моему трудолюбию. И я думаю: «Боже мой! Какая же я рабочая лошадка!»

За свою жизнь я проехала с гастролями по многим городам и странам. Везде меня тепло принимали, а сегодня я ещё сильнее чувствую зрительскую любовь. Возможно, это благодарность публики за то, что я до сих пор на сцене, что выступаю наравне с молодыми певцами и вместе со своими учениками, что я всегда стараюсь хорошо выглядеть.

Такое внимание публики, любовь зрителей, аплодисменты настолько окрыляют, вдохновляют, что понимаешь, что ты нужна, что всё в твоей жизни было не напрасно.

Моя жизнь сложилась так, что я ничего не хотела бы в ней изменить. Я счастлива, что смогла реализовать мечту моей мамы, но в этой мечте реализовалась и сама.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама