+6°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    344
    0
    0
Реклама
Архив новостей

"Добьём фрицев — жениться будем..." Подвиги "тигробоя" Савинова

Журнал "Казань", № 4, 2015

…Звёзд этих в небе, как рыбы в прудах,

хватит на всех с лихвою.

Если б не насмерть -

ходил бы тогда тоже - героем…

Я бы звезду эту сыну отдал,

просто - на память…

В небе висит, пропадает звезда -

некуда падать…

Почти забытое шипение иглы проигрывателя, мерный аккомпанемент трёх аккордов. Хриплый, обыкновенно с надрывом голос Высоцкого звучит как‑то непривычно тихо, лирически‑исповедально. Песню из кинофильма «Я родом из детства» артист исполняет на одном из концертов, запись которого фирма «Мелодия» выпустила на пластинке к его пятидесятилетию. Многие, признаётся Владимир Семёнович в разговоре со зрителями, удивлялись, что он - автор целой серии песен на военные темы никогда, оказывается, не воевал… Откуда же эта пророческая пронзительность образов? Словно живые говорят с нами строками поэта не вышедшие из боя Солдаты. Было их - миллионы, и он сумел различить неповторимый голос каждого, разглядеть в единой - персональную судьбу.

На войне - как на войне. Статистика её потерь непременно будет включать энные цифры «неизвестных солдат», «пропавших без вести», погибших от шальной пули. По‑разному будут ранжироваться и заслуги павших геройски. И лишь исключительным счастливчикам достанется главная награда - дальнейшая жизнь - с женитьбой, работой, рождением детей.

Жизнь героя нашего очерка в чём‑то удивительно созвучна участи безымянного персонажа «Песни о звёздах». «30 июня мне исполняется 24 года от роду, добьём фрицев - жениться будем. Да, тебе уже 25. Стали взрослые. Давно ли были пацаны. За это время войны особенно всё изменилось»,- писал он в самый разгар войны, в 1943‑м, своему брату Андрею. Вернуться с войны ему не довелось, как и многим, чья жизнь уподобилась яркой вспышке сгоревшей звезды.

***

О Петре Ивановиче Савинове, нашем земляке, редакции журнала рассказал его племянник Владимир Андреевич Савинов. Судьбой своего родственника он заинтересовался ещё в далёкие 70‑е, после того, как к нему в руки попали пожелтевшие листочки писем с фронта, бережно хранимые матерью погибшего бойца. В одном из своих последних писем он сообщал о том, что командование второй раз представило его к званию Героя Советского Союза. Однако высшей военной награды гвардии капитан Савинов так и не получил. Почему? - стало вопросом, подвигшим Владимира Андреевича на самостоятельные поиски ответа.

Биография Петра Ивановича довольно типична. Родился он в семье Ивана Алексеевича и Веры Фёдоровны Савиновых 30 июня 1919 года в деревне Верхние Казыли Казыльской волости Лаишевского уезда Казанской губернии. Отец его работал мельником в колхозе, после того, как семья переехала в Рыбную Слободу, поступил на работу в Бетьковский сельсовет. Мама была домохозяйкой - растила семерых детей. Пётр был шестым ребёнком. До седьмого класса учился в средней школе села Янцовары Пестречинского района, а аттестат зрелости получил в средней школе № 1 Рыбной Слободы. В учёбе он проявлял недюжинные способности, так что ему даже доверяли проводить занятия в параллельных классах. Почувствовав призвание к учительству, Пётр поступил на литературный факультет Казанского педагогического института. Учился с большим увлечением, пока в 1939‑м не был призван в Красную Армию.

Новобранца направили в Чкаловское лётное училище. Покорение неба было романтической мечтой многих советских юношей и девушек, но в жизни Петра Савинова ей не суждено было осуществиться. Произошёл с ним несчастный случай - взрыв пороха, в результате которого молодой человек повредил глаза. Из лётного училища его отчислили и направили в пехотное, что находилось в белорусском городе Осиповичи.

Уже в первые дни войны, с 28 июня по 4 августа 1941 года, Пётр Савинов воевал на Западном фронте. Вскоре он был направлен в Высшее Камышинское танковое техническое училище, из которого в июне 1942 года отправился в самое пекло войны на Брянский фронт. Военная судьба Савинова с тех пор будет неразрывно связана с тяжёлыми боевыми машинами. В работе с ними проявятся его незаурядный талант и отвага воина, вошедшего в число танкистов‑асов Второй мировой. Врождённое чутьё и знание железного нутра боевых машин позволят ему одному из первых осваивать ленд‑лизовскую технику - американские танки «шерман».

Свою первую награду, медаль «За отвагу», Пётр Савинов получил в марте 1943 года. Вот буквально приведённый текст наградного листа солдата:

«За время боевых действий батальона с 14 марта 1943 года товарищ Савинов умело организовал ремонт боевых машин под огнём противника. На поле боя остался выведенный из строя танк Т‑60. Товарищ Савинов сам лично, не имея под руками инструмента, отремонтировал и привёл его в боевую готовность…

Вывод: воентехник второго ранга Савинов отлично знает технику, дисциплинированный, исполнительный, достоин Правительственной награды, медали «За отвагу».

***

О 53‑й танковой бригаде 11‑го танкового корпуса 2‑й танковой армии, в составе которой воевал Савинов, стоит сказать особо. До апреля 1943‑го бригада вела тяжёлые оборонительные бои на Брянском и Западном фронтах, а к июню была переформирована в 53‑й танковый полк в составе 69‑й механизированной бригады 9‑го механизированного корпуса 3‑й танковой армии. Сражения на передовой не принесли этому славному полку, «труженику войны», ни особых регалий, ни почётного наименования, но навсегда вписали в историю Великой Отечественной.

В сентябре 1943 года началась большая битва за Днепр и столицу Украины город Киев. Одна из первых танковых рот полка была переправлена на Букринский плацдарм. За каждый метр земли, каждый дом, каждый хутор шли ожесточённые бои. Командиром роты к тому времени стал старший техник-лейтенант Пётр Савинов. 27 сентября в бою близ села Григоровка силою двух танков он пошёл в контратаку против шести батальонов пехоты и четырёх танков Т‑4 противника. Его выстрел, подбивший одну из вражеских машин, заставил остальные ретироваться, а целый взвод пехоты был им практически уничтожен. Двумя днями позже под артиллерийским огнём Савинов руководил доставкой боеприпасов и эвакуацией с поля боя подбитой техники. Так он получил свой первый орден - Отечественной войны II степени.

В конце октября командование 3‑й танковой армии перенесло силы на север - Лютежский плацдарм. Готовилась операция по освобождению Киева. Взять столицу Украины Сталин приказал к годовщине революции - 7 ноября. Этот исторический момент запечатлён во второй части известной киноэпопеи Юрия Озерова «Освобождение» - «Прорыв». В фильме есть впечатляющий фрагмент: сотни танков с зажжёнными фарами и воющими сиренами в полной темноте устремляются на линию обороны врага. Психологическая атака со световыми и шумовыми эффектами деморализовала и парализовала противника. Рота под командованием Савинова вышла на шоссе Киев - Житомир, перерезала врагу пути отхода по трассе, обеспечив продвижение главных сил бригады и других войск в нужном направлении. В день, назначенный Верховным Главнокомандующим страны, Киев был освобождён.

Из наградного листа П. И. Савинова:

«В боях с 5 по 15 ноября 1943 года по блокированию города Киева, по освобождению и удержанию города Фастова старший техник-лейтенант П. И. Савинов показал исключительный героизм, высокое мастерство командованием танковой ротой в бою, правильно использовал ударную силу танков и их огневую мощь.

В боях 5 и 6 ноября, действуя с ротой в передовом отряде 69‑й механизированной бригады в направлении Романовка‑Шевченко, товарищ Савинов своими умелыми и решительными действиями обеспечил продвижение главных сил бригады. Преследуя противника, не давая ему закрепиться на рубежах, нанёс ему поражение, уничтожив 5 стволов пулемётов, 8 ручных пулемётов, две пушки и до двух рот пехоты.

В боях за населённый пункт Червона товарищ Савинов умелыми и решительными действиями с фланга нанёс противнику внезапный удар, в результате чего полком разгромлен артиллерийский бронедивизион и штаб гренадёрского полка 25 танковой дивизии немцев. В бою было уничтожено и захвачено 11 пушек, 4 миномёта, 6 автомашин с боеприпасами и продовольствием, 14 бронетранспортёров и уничтожено до 150 солдат противника.

Лично сам товарищ Савинов находился в боевых порядках роты, и своим примером воодушевлял личный состав на решительные действия.

За исключительную доблесть и героизм, умение управлять танковой ротой в бою представляю товарища Савинова к званию Героя Советского Союза

Командир 53 танкового полка, гвардии подполковник Суховаров.

14 ноября 1943 года».

Но резолюцией членов наградной комиссии Золотая Звезда Героя Советского Союза была заменена Петру Савинову на орден Кутузова III степени.

***

Свой второй подвиг, за который командир полка Герой Советского Союза Суховаров представил Савинова к высшей военной награде СССР, Пётр Иванович, как уже говорилось, колоритно описал в письме брату Андрею:

«При взятии Житомира, я тоже со своими хлопцами ворвался в село, в котором фрицы оставили 150 автомашин, 60 повозок, 2 склада водки, много продуктов. У них было Рождество, и они были все пьяные, население тоже напоили и насиловали женщин. Не доезжая до этого села (когда я подъехал к перекрёстку дорог) проходила колонна машин, я их пропустил и пристроился к ним сзади - приехал справлять ёлку! Фрицы заходили в хаты, умывались, некоторые пели уже песни. И как я открыл огонь, за полчаса или час село уже было очищено.

Я, браток, воюю всё по тылам, меня так и зовут «тыловик». Хвалиться не буду, но в части меня любят, ценят. Сейчас награждён Орденом «Оте­че­ственной войны», медалью «За Отвагу», второй раз представили к Герою Советского Союза. Но сейчас пока ещё я не Герой. Так что читай газеты».

Из наградного листа мы также узнаём, что 26 декабря 1943 года рота Савинова обходным манёвром по лесу вышла на шоссе Киев - Житомир, форсировала реку Тетерев, заняла плацдарм на другом берегу и овладела хутором Козиевка. Это обеспечило дальнейшее продвижение всех частей Третьей танковой армии, действовавшей вдоль шоссе, способствовало захвату Коростышева и освобождению Житомира. Но и в этот раз вместо звания Героя Советского Союза Савинов удостоился очередного ордена - Красного Знамени.

Свою последнюю награду, орден Красной Звезды, Пётр Савинов получил за успешные бои по тылам противника, проведённые 12 января 1944 года. Тогда он лично уничтожил самолёт «Хеншель‑123», двести автомашин с грузом, две роты солдат, две самоходные установки противника и танк типа «Пантера». Уже будучи тяжело раненным, в рукопашной старший техник‑лейтенант задушил немецкого часового, а второго взял в плен и привёл в штаб полка.

***

Честолюбивое ожидание своей Звезды для смелого воина вполне объяснимо. Но, читая письма Савинова родственникам, мы понимаем - воевал он не ради наград.

«Дорогой брат Андрей! Поскольку тебе так долго не писал, перемен произошло очень много. Зимой фриц убежал далеко, а если были бы хороши дороги, то ещё б дальше. Хочу сказать, что он уже не тот, что в 1941 - 42 годах. Ты это видишь сам. Мадьяры совершенно воевать не хотят. Румыны, итальянцы - тоже не особенно. Солдат их начинает понимать, что кроме метра земли у русских ничего не получишь. Мне нравится теперь то, что люди на фронте стали спокойнее, не тушуются. Кто тушуется или просто трусит, их мало».

Или вот ещё:

«Здравствуйте дорогие папа, мама! Так долго о вас не знаю, так долго молчать нельзя. Как ваше здоровье? Как вы живёте, дорогие старички? Уехал я от вас очень далеко и бью здесь фашистов за Днепром - это ещё ободряет всех нас, ибо недалёк час победы. Здоровье у меня хорошее, был легко ранен в левую ногу, но в госпиталь не ложился, а лечился в своей части. Ещё дня 2 - 3 и я опять буду громить фашистов. Ребята уже ждут, скучают, дожидаются как отца своего хозяина. Командование представило меня ко второй правительственной награде. Запомните, что ваш сын Пётр не опозорит Родину, Отечество…».

И снова - брату Андрею:

«Привет тебе с фронта Отечественной войны, где ежечасно куётся победа над столь ненавистным врагом - германским фашизмом. Близок час окончательного разгрома, изгнания его с родной земли. В этом у нас, фронтовиков, нет никаких сомнений, а поэтому мы смерти смотрим прямо в глаза, и она от нас бежит».

***

Свой последний бой Савинов, к тому времени уже гвардии капитан, встретил ранним утром 4 марта 1944 года. Начиналась Проскуровско‑Черновицкая наступательная операция. Первая же атака Пятьдесят третьего полка, вслед за которым шла стрелковая дивизия, отбросила врага на целых десять километров. Ответную контратаку пятнадцати вражеских машин и батальона дивизии командир роты самоходчиков Савинов решил провести с фланга. Меткий выстрел. Из вражеского танка повалил дым, и оставшиеся машины поспешно повернули вспять. Из семи «тигров», подбитых в бою, четыре были уничтожены лично Савиновым. Азарт не покидал его до самого конца, когда бой был уже практически выигран. Высунувшись из люка машины, он зло и весело продолжал посылать вслед удирающим фрицам проклятья, пока не упал с вырванным боком…

Сцена решающего отражения контратаки описана в книге Героя Советского Союза Константина Алексеевича Малыгина «В центре боевого порядка». Правда, им была опущена деталь о том, что командир роты гвардии капитан Пётр Савинов был убит в этом бою выпущенным с нашей стороны шальным снарядом.

Похоронили Петра Савинова рядом с лазаретом в селе Гуслевцы. За последний удар врагу он не получил никакой награды - представить к ней было некому. На следующий день 5 марта командира полка Дмитрия Гавриловича Суховарова перевели командиром бригады вместо погибшего полковника Павла Николаевича Кицука. Суховаров командовал бригадой до конца марта, пока сам не заболел и не был отправлен в тыл. Операция продолжалась. Шли кровавые бои против самых матёрых немецких головорезов - танков и пехоты из дивизии СС «Адольф Гитлер». Против героической бригады лётчики люфтваффе совершали до трёхсот вылетов в день. С большими потерями, но она выстояла, и за свой подвиг получила почётное наименование «Проскуровской».

***

Выяснить обстоятельства гибели Петра Ивановича Савинова Владимиру Андреевичу Савинову удалось только спустя три десятилетия после окончания войны. Из архива Министерства обороны СССР ему предоставили имена и адреса сослуживцев дяди. Письмо 1975 года от бывшего командира роты техника‑лейтенанта Василия Васильевича Зуева, который жил тогда в городе Горьком, способно дополнить историю новыми деталями и подробностями:

«Здравствуй дорогой Володя!

Судя по твоему письму ко мне, ты являешься племянником Петра Ивановича Савинова. <…> В роту Савинова я прибыл в начале сентября месяца 1943 года, а выбыл в феврале месяце 1944, так что свидетелем гибели П. И. я быть не мог, поскольку он погиб 4. 03. 44 года. Находясь в офицерском резерве в Москве в середине 1944 года, я встретил одного из офицеров нашего полка по фамилии Шкаликов или Штариков (если, конечно, мне память не изменяет). Он мне рассказывал, что П. И. шёл в атаку, высунувшись из люка башни танка и погиб от разорвавшегося снаряда, по ошибке выпущенного то ли нашей пушкой, то ли нашим танком. Вот и всё, что я знаю о судьбе Петра Савинова.

69‑я бригада входила в состав 3‑ей гвардейской танковой армии, которой командовал генерал П. С. Рыбалко (ныне покойный), который первым ворвался в город Прагу, и танкистов которого немцы вешали за я‑ца (извини за выражение), а армия входила в состав I Украинского фронта, которым командовал генерал Ватутин и которого впоследствии убили бендеровцы. <…>

В роту Савинова я прибыл тогда, когда она находилась на так называемом «Днепровском пятачке», что южнее города Переяславль‑Хмельницкого под Киевом. На плацдарм переправлялся через реку Днепр, которая беспрерывно обстреливалась немецким миномётным огнём. На пятачке я получил лёгкое ранение осколками мины в шею и ноги. За взятие города Киева 7. XI. 43 года я был награждён орденом «Красной Звезды». К награде меня представил Пётр Иванович. А вот Пётр Иванович в этот раз, как будто бы, никакой награды не получил, очевидно за эту операцию он и был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. Дело в том, что орденами в то время награждало командование от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР, а звание Героя должно было утверждаться Москвой.

Помню, как в передышках между атаками мы все сидели за бронёй в танках, а П. И. вышел из своего командирского танка, и подходил то к одному, то к другому танку, давая указания. В полку его все ценили и уважали, особенно его ценил полковник Суховаров, как храброго Солдата, как Человека с большой буквы. У меня до сих пор сохранился в памяти его образ: тёмные волосы, чёрная растительность на его белом и широком лице, среднего роста, коренастая фигура, плотного телосложения.<…>

Когда меня в феврале 44 года командировали с фронта учиться в Высшую офицерскую бронетанковую школу в город Казань, то я ему сказал, пусть пишет письмо своим родным, а я отвезу, то он ответил, что его родные живут в районе и туда трудно добраться. Так ничего и не написал. Мои военные годы были тесно связаны с Казанью. В бронетанковой школе на берегу одного из озёр Кабан я учился до января 1945 года. <…>

Суховаров - командир полка, человек, обладающий сильной волей. Он нас всех называл «суховаровцами». Мне действительно запомнился один эпизод из рейда в тыл врага, хотя я в нём и не участвовал, так как в то время полк получил новую боевую технику, с которой я был не знаком. Из того рейда Суховаров возвращался с повязкой на голове и без обуви, в одних носках. Дело в том, что немцы отрезали наши танки, часть их вынуждены были оставить на поле боя. В этом рейде участвовал и ваш дядя. Это было под городом Житомиром. Наш полк первым перерезал шоссе «Киев - Житомир», а немцы об этом не подозревали и их штабные автомашины спокойно катили туда и обратно. Наши же танки стояли в засаде в лесу у шоссе, и мы спокойно их (немцев) подстреливали. Это была увлекательная охота, отмщение за горечь поражения в начале войны.

К сожалению, в то время нас фотокорреспонденты не баловали своим присутствием, поэтому у меня никаких фото о том периоде нет. Правда сохранилась вырезка из фронтовой газеты со списком награждённых за освобождение Киева. Но Петра Ивановича в этом списке нет, так как он, как я уже писал в первом письме, был представлен к более высокой награде, которую, по каким‑то причинам, не получил».

***

«Причины, по которым Савинову П. И., дважды был изменён вид награды, в документах архива не указаны. Каких‑либо не реализованных наградных материалов на П. И. Савинова в архиве не обнаружено. Учитывая изложенное, а также требования действующего наградного законодательства, которым повторное награждение за одни и те же боевые отличия не предусмотрено, оснований для присвоения звания Героя Российской Федерации Савинову П. И. (посмертно) не предусмотрено»,- ответят Владимиру Андреевичу уже из Управления Президента Российской Федерации по государственным наградам в 2013 году.

С ходатайством о награждении нашего земляка «Золотой Звездой» Героя в Министерство обороны России в 2014 году обращался и глава республики Рустам Нургалиевич Минниханов. Но ему также дали ответ об отсутствии правовых оснований на пересмотр «решения военного командования о награждении фронтовиков, которые принимались в условиях реально складывающейся боевой обстановки».

Среди уроженцев Татарстана Героями Советского Союза стали более двухсот участников Великой Отечественной. Но многие, как выяснилось десятилетия спустя, были представлены к высоким наградам, однако так их и не получили. Данные о них вплоть до нового века хранились под грифом «Совершенно секретно».

Из семьи Савиновых на фронтах Великой Отечественной воевало четверо братьев - Василий, Андрей, Пётр и Михаил. Двое младших - не вернулись с фронта, Василий умер в 1953‑ем - сказались тяжёлые фронтовые раны. Сегодня память о Петре Ивановиче Савинове увековечена в музее Рыбно‑Слободской средней школы. Решено назвать в его честь одну из улиц посёлка, открыть мемориальную доску и установить бюст на аллее Славы. Военкомат Рыбной Слободы вторично направил запрос в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации на выписку из боевого журнала, подтверждающую совершение в последнем бою бесстрашным «тигробоем» Савиновым подвига.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: