+10°C
USD 63,78 ₽
  • 6 апреля 2018 - 06:52
    «Здравствуй, Науруз, весенний праздник».
    Под таким названием в генеральном консульстве Турции в Казани открылась выставка молодой талантливой художницы Полины Илюшкиной . Более 30 работ казанской художницы - это живописные места Турции, куда Полина часто отправляется на пленэр.
    57
    0
    1
Реклама

Дом для Гения места

Журнал "Казань", № 4, 2011

Между прошлым и будущим Литературно-мемориального музея

Алексея Максимовича Горького

Всё-таки существует он, Гений этот! Тот самый, что придумывает сценарии судеб и подобно режиссёру сводит и разводит фигуры персонажей на авансцене истории. И до мурашек пробирает, насколько близко, почти по касательной пролегают пути героев во времени и пространстве задолго до встречи, о чём, как о «совпадениях», напишут потом их биографы.

В подвале мещанского дома на улице Большой Лецкой «позапрошлой» Казани располагалась пекарня народника Андрея Степановича Деренкова, где в 1886 году трудился молодой Алёша Пешков. В минуте ходьбы от неё, на Поперечно-Грузинской, в Казанской земской городской управе в должности писаря зарабатывал себе на хлеб юноша Фёдор Шаляпин…

Познакомятся два гения земли Волжской почти два десятилетия спустя, будучи уже снискавшими славу людьми. Хотя могли встретиться гораздо раньше - когда рядом с булочной Деренкова находился Панаевский сад с открытым театром, совсем близко - трущобы Марусовки, подалее - кварталы Суконной слободы, и недалеко, но с противоположной стороны - Театральная площадь с подмостками антреприз…

Сегодня память о двух корифеях, Писателе и Артисте, хранят стены того самого дома над пекарней, которую автор «Казанского университета» Евтушенко даже использовал в качестве метафоры города (Казань - пекарня душная умов). Уже более семи десятков лет здесь течёт жизнь Литературно-мемориального музея Алексея Максимовича Горького, ставшего очагом мысли, творчества и созидания для разных поколений казанцев.

Редкие люди

Кажется, нас трудно чем-либо удивить. Здесь и там анонсы всевозможных «сенсаций», полки книжных магазинов ломятся под томами бестселлеров и опусами классиков, а глянец, телевизор и Интернет исправно отвлекают от их творчества «подробностями» частной жизни. Голос литературных музеев в этой грамотно спродюсированной какофонии информации можно сравнить с голосом певца, которому взяли и вырубили микрофон - в лучшем случае у сцены останется кучка давних почитателей.


О том, что многие малые музеи сегодня просто бедствуют - говорено, и не раз. И в этих условиях они вынуждены «воевать» за свою аудиторию, проявляя чудеса так полюбившегося нам за последние годы «креатива». Оно - креатив, в смысле, - бесспорно, нужно и хорошо. Но вот можно ли ставить перед заведениями, находящимся на грани выживания, финансовые планы? И как привлечь толпы посетителей к… несуществующей экспозиции?!


Разговор о музее Горького не пришлось бы начинать с проблемных интонаций, если бы не его нынешнее состояние. Экспозицию музея «свернули» три года назад из-за аварийности здания. Сегодня здесь действуют временные выставки, не способные показать всего богатства фондов. В помещении, ведущем в подвал-пекарню, вас встретят конструкции из балок и стропил, удерживающих потолки. Когда-то сотрудники музея надеялись, что он будет реконструирован к 1000-летию города. Теперь они связывают свои надежды с предстоящей Универсиадой, и руководство республики пообещало, что в самом скором времени реконструкция здания состоится.


А сейчас отвлекусь и скажу то, с чем согласятся многие «пишущие»: заголовок - едва ли не самая важная часть текста. «Очаг культуры», «Горькие истины», «Подвижники и хранители», - вариантов во время работы над материалом возникала масса. Бери любой и… получай ШТАМП! А что до самого содержания - то и здесь не обойдётся без сермяги и пресловутости, опасалась я. И, всё-таки, несмотря на клише, - они, сегодняшние сотрудники музея, именно Подвижники! И - Хранители! Несущие свою миссию не за то скромное вознаграждение, что назначено им государством, а по призванию. Такая преданность делу может показаться странной сегодня, поэтому, вероятно, и не стремится сюда приходить молодёжь. Те же, кто трудится не один десяток лет, бережно хранят свой Дом, как сами они называют место работы. Наверно «ген» подвижничества передали им предшественники - создатели и основатели Музея.

Портреты памяти

Одним из них был известный казанский археолог и краевед, исследователь жизни Горького Николай Филиппович Калинин. Среди его находок - Скорбный лист и записка духовной консистории по случаю попытки самоубийства Алексея Пешкова. А в 1928 году вместе с краеведами школы № 3 Калинин отправил писателю карту Казани с просьбой обозначить на ней «горьковские» места. Просьбу эту Алексей Максимович выполнил. Калинин также переписывался с женой писателя Екатериной Павловной Пешковой, которая передала ему фотографии для первой экспозиции музея в Казани. «Какого краеведа потеряла Казань!», - напишет Пешкова в письме на смерть Николая Филипповича.

Легендарная личность в истории музея, его первый директор Мария Николаевна Елизарова. Незаурядная натура, писательница, яркая женщина, посвятила себя созданию того, чем стал музей - центром притяжения мысли и творчества. Её собственная жизнь была омрачена трагедией - муж, секретарь Татарского обкома ВКП(б) Бари Абдуллин в 1937 году был репрессирован и расстрелян, и можно только догадываться о том, насколько понятен был этой женщине весь подтекст времени, в котором пришлось жить! Случилась в её биографии встреча и с самим Алексеем Максимовичем. В 1935 году в Крыму, где Горький отдыхал на даче в Тесселе, начинающая писательница показала официальному кумиру литературы свою повесть «Марьям». Горький дал на неё положительный отзыв и подарил на память новой знакомой отшлифованный морской волной камень-голыш.

Пути Сретения

Гений организатора Елизаровой проявился и в том, что она сумела привлечь к созданию музея людей из ближайшего круга Горького. Ей помогали бывший хозяин пекарни Деренков, подаривший музею самовар из пекарни, и родные писателя - жена Екатерина Павловна и невестка Надежда Алексеевна Пешковы. Они передали музею немало ценных экспонатов и огромный фотоархив. В один из приездов Екатерина Павловна познакомила Марию Николаевну с Ириной Фёдоровной Шаляпиной - единственной из потомков певца, оставшейся на Родине. Ирину Фёдоровну заботила судьба наследия отца в Союзе. Она решила передать часть его в Казань. С этого и можно начинать отсчёт истории здесь шаляпинской экспозиции.
В сороковые - пятидесятые годы прошлого века огласка имени первого «Народного артиста Республики» Шаляпина, не вернувшегося из заграничных гастролей, не поощрялась. Посвящённую ему выставку завуалировали под названием «Горький в кругу друзей». А экспозиция «Горький и Шаляпин» открылась уже в 1968 году.
Ирина Фёдоровна завещала музею уникальные личные вещи певца - костюм Хана Кончака, в котором Шаляпин выходил на сцену в опере Бородина «Князь Игорь», серебряный кувшин - подарок певцу хористов Императорского театра, незаконченный портрет артиста работы художника Росинского. С ним связана почти мистическая история. Портрет долго и бережно - под стеклом - хранился у первой жены Шаляпина, матери Ирины Фёдоровны Иолы Торнаги. Однажды стекло на нём треснуло, а через несколько часов пришло известие о кончине Фёдора Ивановича…
В «шаляпинской» экспозиции хранится и афиша «Русских сезонов» Дягилева, где артист запечатлён в образе Ивана Грозного из оперы «Псковитянка» Римского-Корсакова. Певец говорил о том, что ему очень долго не давался образ царя, а ключом к нему стали воспоминания об отце, «лютом и страшном» в минуты гнева. Это ли не свидетельство глубокой связи «человека мира» Шаляпина со своими корнями?
Об уникальном даровании артиста говорят сегодня как о некой загадке. А ведь когда-то в метрической книге Богоявленской церкви, что хранится теперь под стеклянной витриной в музее, была сделана запись о крещении 2 февраля (по старому стилю)1873 года младенца, наречённого Фёдором, что в переводе с греческого значит «Богом одарённый». Было это на Сретенье - праздник Встречи с Господом. В храме пели литургию.
В наши дни гости города, желающие приобщиться к памяти певца, идут именно в Музей Горького. Ведь по-настоящему «шаляпинских» мест в городе почти не осталось.

Неевклидовы пересечения

Впрочем, музей сталь не только местом, хранящим память о двух гениях. С самых первых лет работы здесь проходили заседания русской секции Союза писателей Татарии, а сами литераторы встречались с читателями.


В сегодняшней выставке «Его Величество Экспонат», созданной в 2010 году к семидесятилетию музея, привлекает внимание один документ - письмо Марии Николаевне Елизаровой от писателя Ибрагима Гази. «О твоём музее что-то очень часто пишут. Ты добилась таки, организовала выставку о Тукае. Хорошо бы её превратить в музей. Вот было дело! Татары сколько лет не могут и не хотят организовать музей Тукая. А ты - русская женщина - организовала. Позор и радость. Может быть ты возьмёшься и поставишь памятник Тукаю? А то татарам недосуг…» - писал он в 1944 году с фронта. Красноречиво, не так ли?

Никогда, говорят сегодня коллеги Елизаровой, она не делила литературу на русскую и татарскую. В её сознании они существовали параллельно. Фонды музея хранят немало интересных свидетельств связей с татарскими литераторами и самого Горького. Например, копии его переписки с Гаязом Исхаки, или стул, на котором Горький сидел в редакции «Красной Татарии» во время своего приезда в Казань в 1928 году. В музее есть архивы многих татарских классиков и их личные вещи. В разделе «Горький и татарская литература» можно увидеть корзинку для бумаг Кави Наджми и курительную трубку Хасана Туфана.
В 1957 году во время знаменитой Декады татарского искусства и литературы в Москве сотрудники музея создали целую экспозицию, посвящённую татарским писателям. Потом она стала отделом татарской литературы в краеведческом музее. Завет же Ибрагима Гази исполнился в 1971 году, когда в Тукай-Кырлае открылся мемориальный музей поэта. Из фондов музея Горького туда перекочевали уникальные экспонаты - газеты, напечатанные арабским шрифтом, книги, изданные до 1917 года. Здесь же, в музее Горького, начинался и музей Мусы Джалиля. В небольшую комнату из кабинета Джалиля в Доме печати на улице Баумана Мария Николаевна перенесла вещи поэта - этажерку, кушетку, перекидной календарь, его письма Хасану Туфану. Благодаря Елизаровой у казанцев появился и музей Боратынского, начинавшийся как школьный. Куда только ни обращалась его организатор, учитель русского языка и литературы Вера Георгиевна Загоскина - в Министерство культуры ТАССР, Государственный музей, но помощь пришла со стороны Марии Николаевны, которая добилась, чтобы всем экспонатам Музея Боратынского присвоили учётные номера и музей получил статус государственного.

Каким быть Дому?

В ожидании реконструкции сотрудники музея думают о будущей экспозиции. Последнюю, закрытую три года назад, здесь создавали в 1988 году, автором её художественного решения был ленинградский художник Григорий Коган, родившийся в Нижнем Новгороде - на родине Горького. Было время тотального дефицита, так что о выборе материалов говорить не приходилось. Витрины обтянули серым сукном, а экспонаты повесили на металлические решётки. Это очень соответствовало образу полицейской России конца позапрошлого века, которую Горький не раз описывал в своих произведениях. В то же время, домотканые половики на полу и светильники в стиле модерн вносили ноту мещанско-купеческого быта. Но главным отличием экспозиции времён переоценки ценностей от предыдущей стало её содержание. Образ героя уже не трактовался в однозначном идеологическом ключе, впервые было представлено запрещённое в советские годы издание «Несвоевременных мыслей» Горького, раскрывающих его разногласия с Лениным.


Я поинтересовалась мнением сотрудников музея о том, какой бы они хотели видеть будущую экспозицию.

Флора Мирзина:
- Сегодняшнему посетителю, я думаю, был бы интересен мещанский быт Казани, окружавший писателя. Хочется, чтобы наш современник ощутил одиночество и странничество Горького. Ведь по-настоящему у него никогда не было дома. С детства он был круглой сиротой, и даже став крупным писателем, жил в заёмных домах. Вокруг него всегда было много людей разных сословий, и, несмотря на это, он был одинок и всегда искал места, где мог бы творить и размышлять.

Людмила Белова:
- Много лет в музее проводятся «Горьковские чтения», где звучат новые интересные мысли о писателе. Тема нынешних чтений «Горький и Восток». А ведь интернационализм Горького был взращён именно в Казани, на перекрёстке культур! В строительстве новой экспозиции обязательно должны быть отражены такие свежие трактовки тем писателя в литературе.

Алексей Саломатин:
- Если Маяковского «реабилитировали» лет десять назад, то «возвращение» Горького начинается только теперь. Сейчас пытаются взглянуть на его творчество деидеологизированно. Это единственно возможный и правильный путь оценки писателя. Было бы интересно представить Горького на пересечении мифа и реальности. Горький - реальный человек, Горький - миф, Горький - творец своего мифа.

Гульфия Давлетшина:
- В Казани нет музея, где была бы сосредоточена вся история татарской литературы. Многие улицы Казани названы в честь татарских писателей, но сегодня мало кто имеет представление об их творчестве. Тут нужно назвать имена Хасана Туфана, Заки Нури, Сибгата Хакима, Габдрахмана Абсалямова, Амирхана Еники… Очень хочется упомянуть в посвящённой им части экспозиции и о писательских дачах на Лебяжьем. Это был мощный очаг татарской интеллигенции, с литературными четвергами, выступлениями писателей в близлежащих пионерских лагерях. А зимой этот круг перемещался под крышу музея Горького.

Людмила Данилова:
- Сейчас я осуществляю идею моей коллеги Ирины Михайловны Вавиличевой - веду работу с учащимися Детской художественной школы № 3 имени Альменова и студии ДАШКА Казанской архитектурно-строительной академии. Мы читаем произведения писателя для детей, я рассказываю ребятам о жизни Алёши Пешкова, они создают рисунки и композиции. В будущем, я надеюсь, станет основой передвижной выставки, а также экспозицией интерактивной комнаты «Детство» в нашем музее.

Судьбы раритетов

Если экспозиция музея - его «сцена», то хранилища и запасники - не менее интересное «закулисье». Трудно поверить, но более шестидесяти тысяч единиц хранения фонда музея Горького размещаются в небольшом помещении в цокольном этаже здания. Здесь собраны подлинные вещи и документы, книги, фотографии, эпистолярии, о существовании которых знает мало кто из специалистов.


Хранитель фондов Флора Фаритовна Мирзина, пришедшая в музей более сорока лет назад вспоминает, как истово и бережно собиралось всё, что каким-то образом касалось жизни Горького и Шаляпина в Казани. Далеко не все предметы имели музейную ценность, но каждый из них скрупулёзно заносился в книгу поступлений. Ведь для того чтобы музей существовал, необходимо было определённое количество экспонатов.


Беглый взгляд допущенного в святая святых сразу выхватывает интересные детали, несущие отпечаток времени и способные раздразнить аппетит любого собирателя - чернильницу в виде перламутровой морской раковины, фарфоровые мещанские бюстики, коллекцию старинных открыток. Многие вещи, так или иначе, связаны с именами главных героев экспозиции. Вот, например, шкатулка знаменитой примы татарской сцены Фатымы Ильской, много игравшей в спектаклях по Горькому. Или бутафорская кукла «Старика» - персонажа горьковской пьесы, подаренная исполнителю роли актёру Качаловского театра Николаю Якушенко. А вот фарфоровый бюст самого корифея русской сцены Качалова, сделанный на Ленинградском фарфоровом заводе по рисунку Кукрыниксов. Его тоже подарил музею Якушенко. Василий Иванович Качалов, как известно, запомнился зрителям блистательной игрой роли Барона в пьесе Горького «На дне».


Многие экспонаты музей приобретал у коллекционеров, сотрудники его не раз проводили и «подворные» обходы улиц старой Казани, собирая предметы быта на месте отселённых домов. Что-то приносили и оставляли здесь безвозмездно сами горожане. Например, скульптуру сидящего Горького недавно принёс один казанец, как оказалось - потомок человека, служившего в своё время дворником у того самого купца Семёнова, который стал прототипом горьковского «Хозяина Семёнова».

Горький и булочки, или
С чем будем есть «инновации»?

Пост-скриптум в будущее

Как-то телеканал «Россия» показывал документальный фильм о жизни бездомных Амстердама. Оказывается, помимо приличного пособия «социальный пакет» голландских «бомжей» позволяет им регулярно и бесплатно посещать музеи и другие культурные заведения. Наши же реалии таковы, что музеи вынуждены повышать цены на свои билеты. И это при нынешнем-то отсутствии массового интереса к культуре. Где же логика? Не секрет, что тем, кто действительно искренне тянется к культуре - интеллигенции, людям старшего поколения - не так просто порой выложить энную сумму за билет. А кто придёт в музей завтра?


Необходимость менять язык и формат общения с посетителями, чтобы привлечь их в музеи, очевидна, - тут никто не спорит. Модное слово «инновации» чуть ли не главное в сегодняшнем лексиконе музейщиков. А ведь суть их, прежде всего, в том, чтобы пополнить жизнь новыми идеями. С этим-то в музее Горького как раз всё в порядке. Его проект «Горький и булочки» дважды выходил в полуфинал международного конкурса музейных проектов Фонда Владимира Потанина «Меняющийся музей в меняющемся мире». И, кто знает, может, и победил бы, да ведь реализовать идею работы пекарни, где бы посетитель мог отведать с пылу с жару французских булочек по рецептам конца позапрошлого века, сегодня не представляется возможным! Обидно! Меж тем как «вариацию» идеи «Булочек от Алёши Пешкова», которыми сотрудники музея мечтали попотчевать гостей, с успехом используют в подмосковной Коломне. Там наладили производство знаменитой до революции коломенской пастилы. Говорят, традиционное местное лакомство пользуется огромным спросом у туристов и приносит неплохой доход. Есть у музея, рассказывает научный сотрудник Ирина Вавиличева, и идея другого интересного проекта - наладить совместно с РЖД для пассажиров Горьковской железной дороги выпуск брошюр с «казанскими» произведениями Горького. «В конце концов, если люди не ходят в музеи, значит, музеи должны идти в народ», - говорит Ирина Михайловна.


Это не громкие слова, потому что сама она активно работает с детьми из малообеспеченных семей, интернатов и колоний, читает лекции работникам картонажной фабрики и курсантам-артиллеристам. Её проект «Музей в твоих руках» рассчитан на работу со слепыми и слабовидящими. Для инвалидов по зрению проводились специальные выставки, где они могли осязать подлинники экспозиции, например, самовар и керосиновую лампу из пекарни Деренкова. А во время исполнения литературно-музыкальной композиции «Строки, опалённые войной» слепые держали в руках настоящие «треугольники» - весточки с фронта.


На семинаре, в котором участвовали финалисты потанинского конкурса, Ирина Михайловна услышала от британских коллег, что они работают не только с инвалидами, но и иммигрантами из стран третьего мира. А ведь адаптация мигрантов из бывших союзных республик - острая проблема и для Казани! Ирина Михайловна готова работать и с этой аудиторией.


Роли «высоких технологий» никто не отрицает. Но не выжить музею без традиции бескорыстного просветительства. Она-то в России точно не устареет, это вам любой музейщик подтвердит. А что до «инноваций» - то не мешает нам, наверное, вспомнить другое слово - новаторство. А также славных новаторов, какими, к слову, были два самородка - Горький и Шаляпин.


Новое поколение хранителей о настоящем и грядущем музея

Марианна Гаврилова, директор музея
«Музей должен быть открытым и доступным для людей»

- «Музей Горького - это музей с традициями», - для меня самое точное его определение. Но наша задача не только в сохранении традиций, но и создании новых. Музей должен быть не застывшей формой, а живым миром, с запечатлёнными мгновениями истории. За два десятилетия «провала» в отношении к творчеству Горького выросло поколение, воспринимающее его как конъюнктурного писателя с клише «буревестник революции», а то и вовсе не знающее. Досадно, когда приходят люди (и не только молодёжь) и задают вопрос: «А вы думаете, что Горький ещё кому-то интересен?». Для человека, считающим себя интеллектуалом, подобные вопросы возникать не должны. Для тех, кто разделяет идею значимости отдельной личности в глобальном мире, Горький особенно актуален. Эту мысль необходимо донести до молодёжи, пополняющей сегодня аудиторию музея. Нашим «брендом» уже стал ежегодный фестиваль «Museum party», где выступают молодые художники, музыканты, поэты. Мы стараемся поддержать их и дать возможность представить в рамках музея своё творчество. Идея открытости музея должна продолжаться не только в доступности его языка для современников, но и в возможности посещать его всеми, невзирая на сложные времена.

Алексей Саломатин, научный сотрудник музея
«Мы должны сформировать среду, способную воспринять и приумножить литературный процесс»

- Музей всегда был местом, куда стремились попасть посещавшие город литераторы. Сейчас проводится Аксёнов-фест, больше имеющий отношения к пиару, чем к культуре, и акценты несколько сместились. Но когда авторы приезжают в город сами, а не по приглашению властей, то собираются они именно у нас. В последние годы здесь были поэты Александр Ерёменко, Всеволод Емелин, Иван Волков. В конце прошлого года перед музейной публикой два вечера выступал Максим Амелин, писатель и издатель, знаковая личность современной литературы. К сожалению, их имена мало что говорят широкой читательской аудитории, в отличие от имён авторов, кочующих из одного ток-шоу в другое.
Проблема литературы сегодня в информационном вакууме и отсутствии среды. Молодые и рады бы почитать что-то кроме авторов рок-групп, но эта информация до них не доходит. И задачей музея и своей собственной задачей в нём я вижу работу по формированию среды, способной воспринимать, отражать и приумножать современный актуальный литературный процесс. Слава музея - культового места, поддерживается сегодня лишь рекламой в сети и «сарафанным радио». А хотелось бы, чтобы традиция регулярных встреч с литераторами продолжалась, и проходили бы они, по крайней мере, раз в сезон. И не только в форме общения авторов с читателями, но и мастер-классов для начинающих литераторов. Важно и то, как это будет организовано. Ведь во время того же Аксёновского фестиваля у многих желающих обсудить своё творчество не с одним мэтром такой возможности не было, мастер-классы шли одновременно. Это серьёзный пробел, о котором говорят многие казанские авторы. Проектом, способным привлечь публику, могла бы стать выставка, связанная с теми, кто уже побывал у нас в музее, для этого есть богатые фото- и фономатериалы. При должной рекламе она могло бы стать серьёзным культурным прорывом.

Nota Bene

7 апреля 1938 года Горисполком Казани постановил: «Для увековечения памяти пролетарского писателя А. М. Горького в доме № 24 по улице Малая Галактионовская устроить дом-музей, посвящённый казанского периоду жизни А. М. Горького».

В разные годы музей посетили американский писатель Джеймс Олдридж, поэты Михаил Бубеннов, Евгений Евтушенко, Римма Казакова, Кайсын Кулиев, правнучки Горького Марфа и Дарья Пешковы, американские потомки Шаляпина Ирина Морфей-Шаляпина и Дассиа Робертсон.

Совместно с музеем режиссёр Сергей Колосов снял документальный игровой фильм о жизни Шаляпина «Маска и душа», известный журналист Дмитрий Быков - телефильм о жизни Максима Горького, консультировался с музеем известный литературный критик, автор книги о писателе из серии «ЖЗЛ» Павел Басинский.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама